Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

ССП признал политзаключённым казанского мусульманина Марселя Гималиева

Гималиев Марсель Минехалимович. Родился 5 мая 1981 года в Казани, проживал там же. Образование высшее, работал юрисконсультом в ООО «Кондитерская фабрика Вкуснотеевъ». Женат, есть ребёнок 2013 г. р. Ранее возглавлял Региональный правозащитный центр «Нова», основанный в 2005 году для защиты прав мусульман. Обвиняется по ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», от 15 лет до пожизненного лишения свободы), ч. 1 ст. 205.1 («Содействие террористической деятельности», от 5 до 15 лет лишения свободы) УК РФ. Находился под домашним арестом с 14 марта по 31 октября 2017 года, когда скрылся из-под стражи. Повторно задержан 21 февраля 2020 года и отправлен в СИЗО.

В 2007 году Гималиев был впервые задержан по подозрению в причастности к запрещённой «Хизб ут-Тахрир», против него были возбуждены уголовные дела по ч. 2 ст. 282.2 («Участие в деятельности запрещённой организации»), ч. 1 ст. 205.1 («Содействие террористической деятельности»), ч. 1 ст. 30 ст. 278 («Приготовление к насильственному захвату власти») УК РФ. Был признан невменяемым и в 2009-2011 годах находился на принудительном психиатрическом лечении в стационаре общего типа, в дальнейшем до 2015 года — на принудительном амбулаторном лечении.

21 февраля 2020 года Гималиев был задержан в Брянске и доставлен в СИЗО Казани. В течение всего времени содержания под стражей Гималиев безуспешно пытается добиться госпитализации в связи с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, являющимися последствиями травмы.

В данном деле, как и в других известных нам делах об участии в ХТ, фигурантам не вменяется подготовка какого-либо теракта или озвучивание террористических угроз: только поиск и убеждение новых сторонников, проведение собраний с чтением и обсуждением литературы ХТ, хранение литературы ХТ.

«Террористический» статус ХТ является основой для обвинений не только по ст. 205.5 УК РФ, но и для вменения других уголовных статей. Так, сбор денег с участников организации криминализован именно потому, что ХТ признана террористической. При этом выделение таких сборов в отдельное обвинение (наряду с обвинением в организации ячейки) представляется нам необоснованным: даже если бы ячейка действительно занималась терроризмом, то поиск денег на её работу был бы частью действий по организации.

Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Таким образом, мы считаем Марселя Гималиева политическим заключённым в связи с тем, что он лишён свободы по политическому мотиву, т.е с целью упрочения и сохранения субъектами власти властных полномочий, а лишение свободы было, по имеющимся данным, применено при отсутствии события и состава преступления.

Признание лица политзаключенным не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключенными, открытые для помощи всем политзаключенным:
1. Яндекс-кошелек 410011205892134: https://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html
2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Подробнее о деле читайте в справке на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-musulman/10457/gimaliev-marsel-minehalimovich).

продолжение

ССП признал политзаключёнными челябинских мусульман Илфата Галимова и Рустама Халикова

Мусульмане из Челябинска Галимов Илфат Миратович и Халиков Рустам Османович обвиняются в участим в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», находятся под стражей с 26 ноября 2019 года. Лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события или состава таких преступлений. Продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны общественной опасности осуждённых.

Галимов Илфат Миратович родился 10 февраля 1986 года в Челябинской области, получил среднее специальное образование, женат, имеет троих малолетних детей, работал электрогазосварщиком, ранее не судим. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) и ч. 1.1 ст. 205.1 («Вовлечение в террористическую деятельность», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Задержан 26 ноября 2019 года, в настоящее время содержится под стражей в Челябинске.

Халиков Рустам Османович родился 07 июня 1977 года в Челябинской области, получил высшее образование, холост, на иждивении малолетний ребёнок, ранее не судим. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) и ч.1.1 ст. 205.1 («Вовлечение в террористическую деятельность», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Задержан 26 ноября 2019 года, в настоящее время содержится под стражей в Челябинске.

В данном деле, как и в других известных нам делах об участии в ХТ, фигурантам не вменяется подготовка или осуществление какого-либо теракта, озвучивание террористических угроз и призывы к насилию: только участие в собраниях с чтением и обсуждением литературы ХТ. Обвинение опирается в основном на выводы экспертов и протоколы обысков и осмотра предметов и документов, а также на показания свидетелей (фамилии некоторых изменены), которые говорят о будничной деятельности организации (встречи, разговоры, чтение литературы).

Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел о членстве в ХТ сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Стоит упомянуть, что показания свидетелей, фамилии которых измненены, не вызывают большого доверия. Двое из них якобы познакомились с членами ХТ, отбывая уголовное наказание. А один из них вообще якобы обратился в ФСБ самостоятельно, желая дать показания. Такая инициатива со стороны ранее осужденного человека выглядит весьма сомнительно. К сожалению, весьма распространена ситуация, когда люди, осужденные по уголовным делам, даже после освобождения остаются зависимыми от недобросовестных сотрудников правоохранительных органов и могут быть принуждены к даче нужных показаний. Весьма вероятно, что именно это и произошло в данном случае. Также, оба свидетеля с измененными фамилиями, которых Галимов и Халиков якобы склоняли к вступлению в ХТ, показали, что им «стало понятно», что их пытаются склонить к вступлению в организацию. Но как именно это «стало понятно» не уточняется, нет и упоминаний о каких-либо прямых предложениях или призывах от Халикова и Галимова по поводу вступления в ХТ. Членами ХТ оба свидетеля не стали. Кроме того, они не свидетельствуют о том, что Галимов и Халиков осуществляли или планировали какие-либо террористические действия или призывали к ним. Дополнительную настороженность вызывает сам факт засекречивания этих свидетелей, поскольку это ставит под сомнение их существование как таковое.

Показания свидетеля обвинения, который служит имамом в мечети Челябинска, имеющиеся в обвинительных заключениях, вообще не касаются действий или личностей Халикова и Галимова, поскольку они им не упоминаются, он лишь высказывает своё мнение о деятельности ХТ в целом.

ССП считает Галимова Илфата Миратовича и Халикова Рустама Османовича политическими заключенными и требует их немедленного освобождения.

Признание лица политзаключенным не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключенными, открытые для помощи всем политзаключенным:
1. Яндекс-кошелек 410011205892134: https://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html
2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Подробнее о деле читайте в справке на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-musulman/10447/cheljabinskoe-delo-galimova-i-halikova).

продолжение

ССП считает преследование активиста из Архангельска Андрея Боровикова политически мотивированным

Боровиков Андрей Владимирович родился 15 мая 1988 года, живёт в Архангельске; экоактивист, участник движения «Поморье – не помойка», координатор областного штаба Алексея Навального. Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ («Незаконный оборот порнографических материалов с использованием сети “Интернет”», до 6 лет лишения свободы), в связи с размещением клипа группы Rammstein на песню Pussy на своей странице «ВКонтакте» в январе 2014 года. Находится под подпиской о невыезде с 29 сентября 2020 года.

Ранее, 27 сентября 2019 года, Октябрьский районный суд города Архангельска приговорил Боровикова к 400 часам обязательных работ по ст. 212.1 УК РФНеоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). В рамках этого дела Боровиков был признан ССП лицом, преследуемым по политическим мотивам.

Мы полагаем, что этот клип является легитимным объектом современной популярной музыкальной культуры. Так в официальном паблике панк-группы «Тараканы» указано, что «больше 20 000 пользователей добавили клип в свои видеозаписи, больше 200 — его версию 18 », т. е. ту, которую сохранил в своих видеозаписях Боровиков в 2014 году. У нас нет информации о возбуждении иных уголовных дел в России в связи с размещением клипа Pussy; единственное известное нам уголовное дело в связи с ним было возбуждено в крайне репрессивной Республике Беларусь и закончилось освобождением обвиняемого от уголовной ответственности.

Мы уверены, что нет оснований утверждать, что этот клип воспринимался Боровиковым не в качестве обычного явления попкультуры, а в качестве некой запрещённой «порнографии», что Боровиков имел умысел распространять порнографические материалы. Учитывая же, что в интернете размещено большое количество значительно более откровенных и натуралистичных материалов, предположение, что в качестве порнографии кто-то бы стал использовать небольшую часть короткого музыкального клипа, содержащую соответствующие сцены, представляется по меньшей мере абсурдным и не учитывающим современные информационные реалии. Таким образом, даже в случае, если бы следствие сочло бы данный клип порнографическим, оно не должно было возбуждать уголовное дело в связи с тем, что, в соответсвии с ч. 2 ст. 14 УК РФ, «не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».

Представляется очевидным, что повторное уголовное преследование известного в Архангельске оппозиционера и гражданского активиста не имеет никакого отношения к декларируемой цели защиты общественной нравственности. Схема с вербовкой агента с целью «изобличения» «преступления» Боровикова и с его внедрением в региональный штаб Навального является слишком сложной для того, чтобы считать возбуждение уголовного дела в отношении активиста простой случайностью, тем более, что оперативным сопровождением этого дела занимался областной Центр «Э». Само уголовное преследование по обвинению в размещении добровольно удалённого к моменту возбуждения уголовного дела видеоролика неадекватно реальной или предполагаемой общественной опасности деяния, тем более, что оно началось через несколько месяцев после этого. Многомесячное расследование такого анекдотического уголовного дела является абсурдным и рационально объяснимым только явной ангажированностью МВД.

Мы согласны с позицией международной правозащитной организации Amnesty International, отметившей, что «Андрей Боровиков регулярно принимает участие и организует мирные собрания, участвует в публичной дискуссии об общественно-важных проблемах, в том числе в социальных сетях. Его мнение зачастую расходится с позицией исполнительной власти, а его критика явно не нравится некоторым её представителям. В этом контексте мы видим нынешнее уголовное преследование Андрея Боровикова политически мотивированным, имеющим целью наказать и опорочить его за критику органов власти».

В связи со всем вышеперечисленным, Союз солидарности с политзаключёнными, согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит данное уголовное дело политически мотивированным и направленным на недобровольное прекращение публичной деятельности Андрея Боровикова, а также на удержание власти субъектами властных полномочий, использующих репрессивные методы в ходе целенаправленной борьбы со сторонниками Алексея Навального и иными оппозиционерами. В действиях Боровикова отсутствует состав преступления, при этом он обвиняется избирательно по сравнению с другими лицами, а само уголовное преследование неадекватно реальной или предполагаемой общественной опасности деяния.

ССП считает преследование Андрея Боровикова политически мотивированным и призывает немедленно закрыть уголовное дело в его отношении.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ССП со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Сбор средств на защиту Андрея Боровикова проходит на карту «Сбербанка» его жены Дарье Боровиковой: номер карты 5336 6902 1960 8991 (Дарья Васильевна Б.).

Яндекс-кошелёк 410011205892134 и карта «Сбербанка» № 5469 3800 7023 2177 Союза солидарности с политзаключёнными для помощи всем политзекам.

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/9458/borovikov-andrej-vladimirovich).

продолжение

Маски с логотипом ССП

Помогать политзаключённым теперь можно не только делая классические пожертвования, но и приобретая многоразовые маски, столь актуальные в наше время. Маски с логотипом ССП это одновременно – средство индивидуальной защиты, способ напомнить окружающим о наличии политзаключённых, и возможность совершить пожертвование.

При покупке маски при желании можно добавить к её стоимости 100 или 300 рублей дополнительного пожертвования.

Ссылка на каталог с масками ССП, а также одеждой и аксессуарами других НКО – https://clck.ru/SZnyY

За мерч для ССП спасибо Марии Черных (основательница проекта Merchism) и Максиму Жегалину (актёр и поэт).

продолжение

ССП признал политзаключённым ингушского оппозиционного журналиста Рашида Майсигова

Майсигов Рашид Асланович родился 24 октября 1987 года. Житель города Назрань. Редактор ингушского оппозиционного интернет-издания «Фортанга.ORG». Образование высшее. Холост. Приговорён по ч. 2 ст.228 УК РФ Хранение наркотиков в крупном размере») к 3 годам колонии общего режима. Также обвиняется по ч. 1 и 2 ст. 280.1 УК РФ («Публичные призывы, направленные на нарушение территориальной целостности РФ с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей»). Находился под стражей с 12 июля по 19 ноября 2019 года, когда был переведён под домашний арест. После оглашения приговора 16 сентября 2020 года вновь взят под стражу.

Почти 13 часов после задержания ни родители, ни адвокат Магомет Аушев ничего не знали о его местонахождении, хотя защитник обращался в различные правоохранительные структуры, пытаясь найти его. Как позже рассказал Майсигов, ему не позволили позвонить адвокату, все это время его держали в здании УФСБ, а ночью передали сотрудникам МВД и поместили в ИВС при ОМВД по г. Назрань. Арестант подробно рассказал как его пытали — били током, подключая провода к мочкам ушей, душили и угрожали обвинением в измене Родине, если он не подпишет признательные показания, что он и сделал. Адвокат встретился с ним только на следующий день 13 июля 2019 года. Во время официального допроса в качестве подозреваемого уже в присутствии адвоката журналист отказался от признательных показаний.

Эксперт республиканского наркодиспансера Джохар Султыгов рассказал в суде, что не обнаружил следы героина в анализах подсудимого, а при его осмотре — внешних признаков употребления наркотика. Это совпадает с выводами ростовского эксперта Сергея Ткаченко — он не обнаружил следов наркотиков в образцах волос Рашида Майсигова. Допрошенный в суде свидетель обвинения эксперт УФСБ Евгений Ивашин, бравший смывы с рук журналиста, в которых были обнаружены следы героина, допустил, что следы наркотиков могли попасть на руки Майсигова через ручку, которой он подписывал протоколы обыска. Он добавил, что бутылка с дистиллированной водой, которую использовали, когда брали смывы, была вскрыта до того, как он прибыл на обследование.

Следователь следственного управления МВД по Ингушетии Илез Пугоев рассказал в суде, что оформил задержание Рашида Майсигова в 21 час 40 минут 12 июля 2019 года, сразу после его доставки к нему, т. е. спустя 13 часов после его фактического задержания сотрудниками ФСБ. Адвокат отметил в суде, что таким образом, были грубо нарушены конституционные права его подзащитного и нормы УПК РФ.

Рашид Майсигов активно освещал в «Фортанге» протесты в Ингушетии в связи с передачей Чечне части её территории. Как сообщала «Фортанга», незадолго до ареста Майсигов прервал работу в издании, сообщив, что ему поступают в связи с ней анонимные угрозы.

Все эти данные дают нам веские основания полагать, что наркотики Рашиду Майсигову были подброшены, а протокол его личного досмотра является недопустимым доказательством.

Что касается ст. 280.1 УК РФПубличные призывы к нарушению территориальной целостности РФ»), то она, с нашей точки зрения не имеет права на существование в нынешней редакции. Мы согласны с позицией ведущего российского центра, исследующего экстремизм в России — Информационно-аналитического центра «Сова», в соответствии с которой государство может криминализировать лишь такие проявления сепаратизма, которые связаны с насилием и с пропагандой насильственных действий с целью отторжения регионов Российской Федерации, а не теоретические рассуждения о допустимости их отделения.

Во вменяемых Рашиду Майсигову текстах нет призывов ингушей к вооружённой борьбе за присоединение к Грузии, как и призывов к грузинской или иной армии к вторжению в Россию, нет призывов к насилию.

«С нашей точки зрения, только призывы к насильственному сепаратизму могут быть запрещены в интересах поддержания безопасности, а запрет на любое публичное обсуждение возможного территориального (пере)устройства России чрезмерно ограничивает право на свободу слова. Фактически нынешняя формулировка ст. 280.1 УК, запрещающая любые призывы к сепаратизму, допускает привлечение к ответственности за дискуссию по политическим вопросам, представляющим общественный интерес, поэтому мы выступаем за её изменение», — заключает центр «Сова». Мы считаем исчерпывающим данный анализ, а слова Майсигова — не имеющими признаков преступления.

Кроме того, «преступные» листовки были найдены и изъяты в доме журналиста в ходе незаконного ОРМ, с нарушением УПК РФ и прав обвиняемого на защиту, поэтому, по закону, не могут использоваться в качестве доказательств обвинения в суде.

ССП, согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное преследование Рашида Майсигова политически мотивированно, направлено на удержание власти субъектами властных полномочий и на недобровольное прекращение или изменение его журналисткой деятельности и публичной критики власти. Лишение свободы было применено исключительно в связи с ненасильственным осуществлением свободы слова, при фабрикации события одного преступления и отсутствии состава другого, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

ССП считает Рашида Майсигова политическим заключённым и призывает его немедленно освободить. Мы требуем привлечь к ответственности должностных лиц, виновных в его преследовании.

Адрес для писем и денежных переводов:
386230, Республика Ингушетия, г. Карабулак, ул. Карабулакская, 1, ФКУ СИЗО-1 ОФСИН России по Республике Ингушетия, Майсигову Рашиду Аслановичу 1987 года г. р.

Электронные письма можно отправлять через интернет-сервис «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create).

Подробнее о деле читайте в справке на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-zhurnalistov/10426/majsigov-rashid-aslanovich).

продолжение

ССП признал политзаключёнными 3 мусульман из Тольятти

Мусульмане из Тольятти Эльмар Мамедов и Радик Хайрутдинов обвиняются в участии в запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, находятся под стражей с 24 сентября 2020 года. Лишены свободы по обвинению в террористической деятельности при отсутствии события или состава таких преступлений, уголовное преследование имеет признаки политической мотивированности. 2 ноября 2020 года дело начинает слушаться в Приволжском окружном военном суде.

Хайрутдинов Радик Исламович родился 11.03.1986, житель г. Тольятти Самарской области, имеет среднее техническое образование, женат, на иждивении – трое малолетних детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической», до 20 лет лишения свободы). Лишён свободы 24 сентября 2019 года.

Мамедов Эльмар Расул оглы 05.11.1988 года рождения, житель г. Тольятти, имеет среднее образование, женат, на иждивении – двое малолетних детей. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической», до 20 лет лишения свободы) и ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Публичное оправдание терроризма с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет», до 7 лет лишения свободы). Лишён свободы 24 сентября 2019 года.

Мавлютов Раис Мансурович родился 10 мая 1989 года в г. Казани, получил среднее специальное образование, женат, ранее не судим, постоянного источника дохода не имеет, до задержания проживал в г. Тольятти. Обвиняется по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации», от 10 до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации», от 15 до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.1 УК РФ («Финансирование терроризма» в ред. от 05.05.2014 № 103 ФЗ, от 5 до 15 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Публичные призывы к террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма с использованием Интернета», от 5 до 7 лет лишения свободы). Находится под стражей с 23 сентября 2019 года.

Обвинения по террористическим статьям, выдвинутые против Хайрутдинова, Мамедова и Мавлютова, основаны исключительно на их принадлежности к запрещённой в России исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Мы полагаем её признание террористической необоснованным и незаконным. В решении Верховного суда России, принятом в 2003 году, которым запрещается деятельность большой группы исламских организаций, «Хизб ут-Тахрир» посвящён один абзац из трёх предложений. В них не содержится никаких доказательств её террористической деятельности.

С ноября 2013 года, когда статья 205.5 появилась в Уголовном кодексе России, одного факта участия в мероприятиях «Хизб ут-Тахрир» стало достаточно для осуждения по террористической статье, наказание по которой предполагает даже пожизненное заключение. Доказывать при этом факты подготовки или осуществления террористических преступлений стало необязательным.

Напомним, что ст. 28 Конституции РФ гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

В обоих делах нет ни единого указания на то, что фигуранты совершали или планировали насилие, а тем более действия, которые можно назвать террористическими с позиций здравого смысла.

Четвёртый арестованный в Тольятти мусульманин, Алексей Ботва, 30 ноября 2020 года был приговорён Приволжским окружным военным судом приговорил к 5 годам колонии строгого режима по обвинению в участии в деятельности террористической организации (часть 2 статьи 205.5 УК РФ). Мы планируем изучить его уголовное дело на предмет возможного признания его политзаключённым.

Подробнее о деле Хайрутдинова и Мамедова (https://www.politzeky.ru/dela-musulman/10393/toljattinskoe-delo-mamedova-i-hajrutdinova-o-chlenstve-v-zapreshhjonnoj-hizb-ut-tahrir) и деле Мавлютова (https://www.politzeky.ru/dela-musulman/10397/10397) читайте на сайте ССП.

продолжение

ССП считает политзаключённым жителя Санкт-Петербурга Шамиля Фаталиева, обвиняемого в якобы руководстве ячейкой запрещённой «Ат-Такфир валь-Хиджра»

11 мусульман в 2019 году осуждены по делу о якобы организации ячейки запрещенной организации «Ат-Такфир Валь-Хиджра» (АТВХ) в Санкт-Петербурге. Шамиль Фаталиев приговорен к 7 годам колонии общего режима, а также запрету заниматься деятельностью связанной с организацией массовых мероприятий, сроком на 5 лет и ограничению свободы на 2 года, и в настоящее время отбывает наказание. Аразов, Гасанбеков, Керимханов, Нуржаев и Агакерим Фаталиев приговорены к заключению к 3 годам колонии общего режима с ограничением свободы на 1 год. В настоящий момент отбыли (с учетом предварительного заключения) наказание и находятся на свободе. Касимов, Латифов, Молов, Степанов и Тагиев приговорены к 3 годам колонии общего режима с ограничением свободы на 1 год. Освобождены в зале суда в связи с зачетом времени содержания под стражей.

Все обвиняемые ни в ходе следствия, ни в зале суда не признали своей вины по вменяемой статье и принадлежности к организации АТВХ, признав, что действительно собирались в квартире (все посещали ее с разной частотой), проводя коллективно пятничный намаз и обсуждая бытовые и религиозные вопросы по вторникам. Некоторые называли свою группу «джамаат», поясняя, что понимают под этим добровольное объединение верующих. При этом они молились вслед за Ш. Фаталиевым и он пользовался наибольшим авторитетом, как старший по возрасту. По их словам, проживая в Санкт-Петербурге с семьями, они никогда не пытались самоизолироваться, обособится от светского государства, все это время поддерживали ровные отношения как с лицами, разделяющими идеи традиционного ислама, так и с приверженцами иных религий.

Аналогичные показания дали свидетели, прекратившие посещать собрания по различным причинам.

Ш. Фаталиев показал, что указанную комнату в коммунальной квартире ранее снимал его друг, а с 2014 года он сам стал пользоваться ей, чтобы хранить в центре города свой рабочий инструмент. Керимханов с какого-то момента проживал в этой комнате, но в силу большой занятости на работе редко присутствовал на собраниях и молитвах. Сперва заходили помолиться несколько членов рабочей бригады Ш. Фаталиева и его сын, постепенно к ним присоединились еще несколько знакомых.

Обвинение и приговор опираются исключительно на анализ текстов разговоров подсудимых между собой (результаты прослушки) и изъятой у них литературы. Ни одна из экспертиз не нашла прямого указания на причастность подсудимых к организации АТВХ или ее существования, каких-либо планов, связи этой «ячейки» с предполагаемой международной организацией — получение каких-либо распоряжений, наличие отчётов, получения или передачи денежных средств и т. д. При этом в обвинительном заключении нет никаких свидетельств того, что Фаталиевым и его единоверцами предпринимались какие-либо насильственные действия или обсуждалась их допустимость.

Сделать пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

Подробнее о деле и нашей позиции можно прочитать на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-musulman/10350/delo-11-ob-organizacii-jachejki-zapreshhennoj-organizacii-at-takfir-val-hidzhra-v-sankt-peterburge).

продолжение

ССП признал политзаключённым ложно обвинённого в оправдании терроризма курянина Сергея Лаврова

Лавров Сергей Иванович родился 28 августа 1991 года, житель Курска, имеющий среднее техническое образование, неженатый, политический активист левых (коммунистических) взглядов. Обвинялся в совершении семи преступлений по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма») за публикации в соцсети «Вконтакте». 29 мая 2020 года приговорён 2-м Западным окружным военным судом к 5 годам колонии общего режима, а также к принудительному амбулаторному психиатрическому лечению. Кроме того, Лаврову запретили в течение 2 лет 6 месяцев после освобождения администрировать сайты, группы и чаты в интернете. Лишен свободы с момента задержания 5 июня 2019 года, после чего находился под домашним арестом. Под стражей – с 29 мая 2020 года.

В 2015 году в отношении Лаврова, модерировавшего ВК-сообщество «Российский спецназ оппозиции им. Чапаева», было возбуждено дело по ч. 2 ст. 280 УК («публичные призывы к экстремизму») из-за публикации им на личном Youtube-канале ролика «Готов убрать Путина – тогда вступай в спецназ оппозиции Чапаева». В ролике, под песню «Священная война» чередовались снимки Владимира Путина, высших российских чиновников и олигархов с фотографиями бедствий, постигших Россию с 2000 года. Позднее ему предъявили еще одно обвинение по ч. 2 ст. 280 УК за перепост текста «Путин, ответь за теракты» с ВК-страницы Дарьи Полюдовой. Этот текст фигурировал и в деле самой Полюдовой, по которому она была приговорена к двум годам колонии-поселения. В сентябре 2016 года Лавров был признан виновным по двум эпизодам по ч.2 ст.280 УК РФ, однако, к нему сразу же была применена амнистия.

Тогда же, в 2015 году против Лаврова, модерировавшего также ВК-сообщество «Путин – х***о в квадрате», полиция возбудила дело по ст. 319 об оскорблении президента. Лаврову вменялось написание того самого текста, за репост которого в Краснодаре завели дело против Дарьи Полюдовой. Впоследствии дело об оскорблении президента было прекращено.

По последнему уголовному делу, возбужденному в 2019-м году, Лавров признан виновным в размещении семи публикаций на личной странице соцсети «Вконтакте» (некоторые из этих записей продублированы Лавровым в созданных им публичных группах). Тексты шести из них, по мнению суда, «призывают к осуществлению террористической деятельности путем насильственного захвата власти и содержат психологические и лингвистические признаки призыва к осуществлению террористической деятельности». Текст седьмой публикации «содержит психологические и лингвистические признаки призыва к осуществлению террористической деятельности путем насильственного захвата власти».

Судом не раскрыт и не доказан мотив совершения Лавровым деяний террористической направленности. В то же время, сам Лавров неоднократно — и в своих текстах, и в ходе суда — заявлял, что единственным мотивом его действий является политическая борьба мирными законными средствами. Ч.4 ст.14 УПК РФ запрещает основывать приговор на предположениях.

Преследование Лаврова изначально носило политически мотивированный характер, имело целью устранить из общественного пространства левого активиста и было вызвано его последовательной политической позицией необходимости смены власти в России мирным путем. Начиная с 2015 года, фактически за одни и те же публичные действия политического характера (критику власти, пропаганду в сети одних и тех же политических идей и методов их достижения) Лаврову последовательно вменялись сперва ст. 319 об оскорблении представителя власти, затем «экстремистская» ст. 280 (дважды) и, наконец, «террористическая» ст. 205.2. Очевидно, в силу того что он не отказывался от своей позиции, обвинения в его адрес оценивались все более серьезными статьями с планомерно усугубляющимся наказанием. В итоге, по нашему мнению, публикация Лавровым (или фабрикация следствием) сомнительного по своему содержанию последнего поста позволила, присовокупив к нему давно существовавшие тексты о «народной революции», обвинить Лаврова по «террористической» статье.

Право на мирный протест и выражение своих политических взглядов закреплено во Всеобщей декларации прав человека, международных конвенциях и российской Конституции. В то же время, в истории известны прецеденты, когда мирный протест и требования граждан приводили к смене власти в стране. Такие ненасильственные формы смены власти общепринято называть «революциями» наравне с насильственными. На своей странице Лавров многократно упоминает именно мирный и конституционный путь политического протеста. Своими личными действиями (открытой пропагандой своих идей, участием в пикетах и митингах) он подтверждает эту позицию. Ни разу он не был уличен и никогда не обвинялся в каких-либо насильственных действиях.

Оценка вмененных ему текстов с позиций общей идейной направленности всей страницы Лаврова в целом, в контексте всех его текстов возможна и необходима в силу того, что число просмотров вмененных постов ограничено 50-320 читателями, являвшихся постоянными подписчиками его страницы, а следовательно — хорошо знакомых с его идейной позицией. Поэтому оценка судом общественной опасности текстов, как «открытых для неограниченного числа пользователей» (даже если предполагать, что сторонний читатель мог неверно истолковать позицию автора в отдельно взятом тексте) выглядит предвзятой. Игнорирование судом анализа идейных взглядов Лаврова можно расценить только как нарушение основных принципов судопроизводства и УПК, требующих полного рассмотрения всех обстоятельств дела.

Поэтому мы считаем, что обвинение Лаврова на основании его личных текстов не только в терроризме, но и в каких-либо формах экстремизма было бы необоснованным.

Подробнее о деле читайте на нашем сайте (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10339/lavrov-sergej-ivanovich).

продолжение

ССП считает гражданского активиста и предпринимателя из Нижнего Новгорода Михаила Иосилевича лицом, преследуемым по политическим мотивам

Иосилевич Михаил Александрович родился 23 декабря 1976 года, живёт в Нижнем Новгороде, предприниматель, гражданский активист, сторонник «Церкви Летающего Макаронного Монстра», лидером нижегородской общины которой он является. Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 284.1 УК РФОсуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации её деятельности», до 6 лет лишения свободы). Находится под подпиской о невыезде с 1 октября 2020 года.

В уголовном деле Иосилевича ярко проявляются признаки фальсификации доказательств: утверждается, что «Открытая Россия» – британская организация (иностранная), хотя никаких объективных доказательств этому не представлено (схожесть названий двух разных организаций не может служить доказательством их тождества и, тем более, не означает, что участники одной организации участвуют в деятельности другой), а напротив вся известная информация подтверждает, что «Открытая Россия» – российское общественное объединение, а не британская организация либо её структурное подразделение или филиал. Изучение публичных реестров в интернете показывает, что британской организации Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение «Открытая Россия») в них не обнаруживается (по утверждению представителей Ходорковского такой британской организации вообще не существует ни юридически, ни фактически), а OR (Otkrytaya Rossia) («Открытая Россия») была переименована ещё «HUMAN RIGHTS PROJECT MANAGEMENT» 8 ноября 2017 года.

Никаких связей с указанными британскими юридическими лицами в деятельности, заявлениях и публикациях «Открытой России» не просматривается. Позиция следствия, согласно которой сходства названий достаточно для вывода об идентичности организаций, а отсутствие регистрации в российском Минюсте движения «Открытая Россия» означает, что такого российского движения не существует, не выдерживает критики (закон не требует регистрации таких общественных объединений). Более того, утверждения следствия об участии Иосилевича даже и в «российской» «Открытой Россией» являются смехотворными. Он не являлся активистом этой организации, что подтверждает как характер его общественной деятельности, так и заявления представителей ОР. Иосилевича преследуют фактически только за то, что будучи оппозиционером, он обладает ресурсом в виде помещения, которое он готов сдавать в аренду неугодным властям структурам для осуществления абсолютно законной политической и общественной деятельности — в данном случае даже не «Открытой России» или её проектам, а другим организациям, не признанным «нежелательными». Так представители движения за честные выборы «Голос», регионального отделения партии «Яблоко» и местный штаб Алексея Навального утверждают, что злополучная лекция для наблюдателей была организована именно ими.

Исходя из вышеизложенного, мы полагаем, что преследование Михаила Иосилевича является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение или изменение характера её публичной деятельности как политического активиста и критика действующей власти исключительно из-за её политических убеждений и в связи с ненасильственным осуществлением свободы мысли, свободы выражения мнений и информации, свободы мирных собраний и ассоциаций, иных прав и свобод, гарантированных Международным Пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Преследование лично Иосилевича является частью государственных репрессивных действий в отношении как «Открытой России» и её проектов, так и в целом политической оппозиции и критиков властей, никак с ней не связанных. Ранее оппозиционерка Анастасия Шевченко из Ростова-на-Дону, уже более года находящаяся под домашним арестом, была включена ССП в список политзаключённых, а активистка из Краснодара Яна Антонова, приговорённая к 240 часам обязательных работ – в список лиц, преследуемых по политическим мотивам без содержания под стражей.

ССП требует немедленно прекратить преследование Михаила Иосилевича. Мы выступаем за исключение из Уголовного кодекса репрессивной и неправовой ст. 284.1 УК РФ. ССП также требует наказать лиц, виновных в доведении до самоубийства журналистки Ирины Славиной.

Сделать разовое пожертвование или подписаться на ежемесячный донат на оплату работы адвокатов «ОВД-Инфо»: http://donate.ovdinfo.org

Пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

  • Яндекс-кошелёк: 410011205892134

  • Карта «Сбербанка России»: 5469 3800 7023 2177

  • PayPal: helppoliticalprisoners@gmail.com

Подробнее о деле и аргументах ССП читайте на нашем сайте (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10331/iosilevich-mihail-aleksandrovich).

продолжение

ССП признал политзаключённой бывшего топ-менеджера «Интер РАО» Карину Цуркан

Цуркан Карина Валерьевна родилась 6 октября 1974 в Кишинёве, проживала в Молдове до 2007 года, когда переехала в Москву; на момент ареста была членом правления – руководителем блока трейдинга ПАО «Интер РАО». Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 276 УК РФ («Шпионаж», до 20 лет лишения свободы). Получила российское гражданство в апреле 2016 года, отказавшись от молдавского, однако ФСБ считает, что Цуркан совершила преступление в то время, когда была гражданкой Республики Молдова, в связи с чем она обвиняется в шпионаже, а не в государственной измене по ст. 275 УК РФ; по информации Посольства Румынии в Москве, также получила румынское гражданство 2 апреля 2014 года, что Цуркан категорически отрицает. Находится под стражей с 14 июня 2018 года.

Хронология дела

Член правления ПАО «Интер РАО» Карина Цуркан, возглавлявшая в корпорации блок трейдинга и занимавшаяся вопросами экспорта и импорта электроэнергии, а также курированием части зарубежных активов, была задержана 14 июня 2018 года. На следующий день Лефортовским районным судом города Москвы ей была избрана мера пресечения в виде заключения под стражей, она была помещена в СИЗО «Лефортово». 28 июня 2018 года Московский городской суд признал арест Цуркан законным. В тот же день она была выведена из правления ПАО «Интер РАО» решением совета директоров компании.

16 января 2020 года решением Первого апелляционного суда Цуркан была изменена мера пресечения на запрет определенных действий ввиду истечения предельного срока содержания под стражей. 7 февраля 2020 года Второй кассационный суд отменил решение об освобождении Цуркан и вновь взял её под стражу.

На протяжении периода предварительного следствия Цуркан, по её утверждениям, неоднократно предлагалось дать признательные показания в обмен на смягчение меры пресечения, однако она не признала вину ни в момент задержания и первого допроса, когда защиту осуществлял адвокат по назначению, ни в ходе дальнейшего следствия, заявляя о непричастности к инкриминируемым деяниям.

21 сентября 2020 года в Московском городском суде состоялось предварительное слушание по делу, а 29 сентября 2020 года началось рассмотрение дела по существу.

Фабула обвинения

По версии обвинения, как её излагают открытые источники, Цуркан якобы была завербована в 2004 году полковником Александром Попеску (бывший сотрудник молдавских спецслужб, часто выступающий экспертом в местных СМИ) и получила оперативный псевдоним «Карла». С июня по сентябрь 2015 года она хранила с целью передачи представителям иностранного государства составляющие государственную тайну сведения и не позднее 29 сентября 2015 года передала их Службе информации и безопасности (СИБ) Молдовы, которая затем передала их разведывательным структурам стран НАТО. Данные сведения Цуркан якобы получила 21 апреля 2015 года на рабочей встрече в Министерстве энергетики РФ, во время которой обсуждались вопросы о поставке электроэнергии на территорию Украины, в т.ч. в не контролируемую центральным правительством часть Донбасса.

В 2015 году, согласно первоначальной фабуле обвинения, молдавская разведка направила три рапорта на английском языке в спецслужбы НАТО, где приводился дословный перевод трёх секретных писем Минэнерго в правительство: о поставках газа в Молдову, о поставках электроэнергии в Крым и на территорию самоправозглашённых ДНР/ЛНР соответственно. По информации защиты, в итоге секретной информацией были признаны только сведения о поставке электроэнергии на Донбасс.

Основания признания политзаключённой

Защита утверждает, что обвинение Цуркан основано на плохо читаемых ксерокопиях анкеты агента, якобы составленной в её отношении молдавской разведкой, и разведывательных сообщений. При этом информация в анкете, датированной 2004 годом, не соответствует действительности. Так фотография скопирована из биометрического паспорта, выданного в 2008 году, место жительства актуально на 2011 года, а информация об образовании соответствует 2015 году. По утверждению Цуркан, анкета содержит множественные орфографические и грамматические ошибки, очевидные для носителя молдавского языка, и содержит явные следы исправлений; образец данной анкеты можно найти в интернете. Защита указывает и на то, что почерк лица, заполнявшего эту анкету, не соответствует почерку полковника Попеску, чьим именем она подписана. Следователь ФСБ при этом как отказался вызывать Попеску на допрос, так и проводить почерковедческую экспертизу.

Более того, ФСБ отказывается сообщить источник происхождения данных документов, ссылаясь на показания единственного засекреченного свидетеля, сотрудника силовых структур, получившего эти ксерокопии от неназванного оперативного источника в спецслужбах Молдовы. Также ФСБ не смогла назвать способ передачи информации, которым якобы пользовалась Цуркан. При этом у Цуркан не было доступа к государственной тайне и она не давала подписок о её неразглашении. Ещё одним аргументом защиты является то, что разведывательные донесения молдавской разведки текстуально совпадают с секретным документом Министерства энергетики, к которому у Цуркан не было допуска, но который фигурирует в деле. Иными словами, могла сложиться ситуация, когда в поисках источника молдавских спецслужб в энергетическом секторе ФСБ пошла по пути наименьшего сопротивления и решила обвинить в шпионаже произвольно выбранного топ-менеджера молдавского происхождения по, фактически, дискриминационным основаниям из-за её национальности и связей с иностранным государством. Мотивация, которой следствие объясняет якобы имевшее место согласие Цуркан работать на молдавские спецслужбы, при этом представляется крайне сомнительной: они не могли ни способствовать её карьерному росту в российской корпорации, ни, тем более, материально её заинтересовать, учитывая, что арестованные следствием её активы превышают 1 миллиард рублей.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемой от 7 ноября 2019 года, опубликованное 18 сентября 2020 года адвокатом Цуркан Иваном Павловым, полностью подтверждает ранее имеющуюся информацию о деле. В данном документе не указано ни то, каким образом Цуркан получила доступ к сведениям, составляющим государственную тайну (в постановление лишь указано, что с ним Цуркан ознакомили некие «неустановленные должностные лица Минэнерго России в нарушение требований законодательства Российской федерации по защите государственной тайны»), ни способ передачи секретных сведений молдавским спецслужбам, ни размер денежного вознаграждения, желание получить которое якобы мотивировало её вести шпионскую деятельность, ни причины, по которым она столько времени хранила якобы доказывающие её вину документы. Мы согласны с защитой, что обвинение Цуркан не выдерживает никакой критики и не соответствует требованиям, установленным УПК РФ.

На обвиняемую, её родственников и адвокатов оказывается давление со стороны спецслужб – слежка, прослушивание телефонов, блокировка телефонных звонков. Мать Цуркан утверждает, что все 23 дня, которые Цуркан находилась на свободе, за ней непрерывно следили оперативники ФСБ. При этом защитой собраны документы и свидетельства, подтверждающие фальсификацию основных доказательств в уголовном деле, несмотря на это уголовное дело не прекращено, а защите отказывают во всех ходатайствах, включая ходатайство о проверке доказательств. Материалы уголовного дела максимально закрыты даже для стороны защиты, что препятствует проведению независимых экспертиз. ФСБ через суд запретила защите не только копировать материалы дела, но даже делать выписки, из-за чего материалы дела адвокатам приходится учить наизусть.

Уголовное преследование Карины Цуркан совпадает по времени с резким увеличением числа дел по обвинению в шпионаже и госизмене. Мы полагаем, что конвейер «шпионских» дел используется субъектами властных полномочий для упрочения власти. ФСБ таким образом имитирует деятельность повышенной государственной важности, а конкретные офицеры обеспечивают себе карьерный и материальный рост.

Засекречивание дел о шпионаже и госизмене, закрытость судебных процессов по этим делам само по себе порождает увеличение количества незаконных, необъективных обвинительных приговоров. В таких процессах обвиняемые лишены права на полноценную защиту, справедливое судебное разбирательство: с адвокатов и обвиняемых берутся подписки «о неразглашении тайны следствия», и они не могут ничего рассказать прессе, общество лишено возможности гражданского контроля, что создает определённую презумпцию недоверия к приговору. Общество не может убедиться в обоснованности приговора и доказанности вины. Это, по нашему мнению, даёт основания считать, что вина в данном деле не доказана надлежащим образом.

ССП, согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», признаёт Карину Цуркан политзаключённой в связи с тем, что лишение свободы было применено с нарушением права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное Конституцией РФ, а также Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и было основано на вероятной фальсификации доказательств вменяемого преступления при отсутствии его состава.

Адрес для писем:
111 020, г. Москва, ул. Лефортовский Вал, д. 5, корп. 2, ФКУ СИЗО-2 ФСИН России, Цуркан Карине Валерьевне 1974 г. р. В СИЗО также можно отправить телеграмму онлайн (http://telegraf.ru).

Защиту Карины Цуркан осуществляет правозащитная организация «Команда 29». Вы можете разово помочь «Команде 29» или подписаться на ежемесячные пожертвования организации:

http://team29.org/donate

Вы также можете помочь другим политзаключённым, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными:

  • на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177
  • на Яндекс-кошелёк 410011205892134
  • по платежной системе PayPal на адрес helppoliticalprisoners@gmail.com

Подробнее о деле и нашей аргументации читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/drugie-dela/10313/curkan-karina-valerevna).

продолжение
Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены