Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Финансовый отчёт Союза солидарности с политзаключёнными за II квартал 2021 года

Для поддержки российских политзаключённых ССП собрал за II квартал 2021 года 483.820 руб., выдано на поддержку политзаключённых и политрепрессируемых  484.917 руб. (21 перечисление в помощь 31 политзекам и жертвам преследования по политическим мотивам). На 1 июля 2021 года в Фонде помощи политзаключённым находится 553.854 руб.
продолжение

Финансовый отчёт Союза солидарности с политзаключёнными за I квартал 2021 года

Для поддержки российских политзаключённых ССП собрал за I квартал 2021 года 426.459 руб., выдано на поддержку политзаключённых и политрепрессируемых 348.142 руб. (18 перечислений в помощь 20 политзекам и жертвам преследования по политическим мотивам). На 1 апреля 2021 года в Фонде помощи политзаключённым находится 554.951 руб.
продолжение

О работе сайта ССП с апреля 2021 года

Союз солидарности с политзаключёнными с 7 апреля 2021 года принял решение прекратить обновлять список политзеков и справки на нашем сайте из-за того, что этот список более чем на 95% совпадал со списком Правозащитного центра “Мемориал”, незаконно признанного иностранным агентом, чьей экспертизе мы безусловно доверяем. Мы планируем сосредоточиться на ведении наших соцсетей (Facebook, Twitter) и на размещении на сайте ССП информации о том, как можно помочь политическим заключённым и преследуемым по политическим мотивам, и какую помощь смогли оказать им мы. Остальные разделы сайта сохранятся в виде архива, рассказывающего историю политических репрессий в России со середины 2000-ых годов.
продолжение

ССП признал политически мотивированным уголовное преследование Глеба Марьясова

После мирной акции солидарности с Алексеем Навальным 23 января 2021 года в Москве было возбуждено первое в России уголовное дело по новой редакции ч. 1 ст. 267 УК РФ («Умышленное блокирование транспортных коммуникаций, объектов транспортной инфраструктуры либо воспрепятствование движению транспортных средств и пешеходов на путях сообщения, улично-дорожной сети, если эти деяния создали угрозу жизни, здоровью и безопасности граждан либо угрозу уничтожения или повреждения имущества физических и (или) юридических лиц», до 1 года лишения свободы) в связи с перекрытием дорог протестующими. Несмотря на то, что по этому делу в качестве свидетелей были опрошены десятки участников акции, в настоящее время единственным обвиняемым остаётся красноярский либертарианец Глеб Марьясов, в отношении которого 24 февраля 2021 года была избрана мера пресечения в виде запрета определённых действий.

Марьясов Глеб Евгеньевич родился 8 июля 2000 года, житель Красноярска, студент Сибирского Федерального Университета, секретарь красноярского отделения незарегистрированной Либертарианской партии России. Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 267 УК РФ в связи с участием в мирной акции протеста 23 января 2021 года в Москве. Задержан 22 февраля 2021 года по выходу из спецприёмника, где отбывал 30 суток административного ареста, 24 февраля 2021 года избрана мера пресечения в виде запрета определённых действий.

2 марта 2021 года Марьясову было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 267 УК РФ, которое якобы выразилось в том, что около 16:40 23 января 2021 года Марьясов в районе пересечения улицы Петровки и Страстного бульвара «осуществил устные призывы и высказывал указания о необходимости группового и сплочённого передвижения граждан на проезжую часть улиц центральной части города Москвы для перекрытия их движения и блокирования транспорта». По всей видимости, уголовное преследование Марьясова было инициировано после того, как 23 января 2021 года провластный анонимный телеграм-канал «Товарищ майор», во время протестов 2019 года использовавшийся силовиками для незаконного размещения личных данных активистов и журналистов, как сообщает «Медиазона», «опубликовал видеозапись, на которой похожий на Марьясова молодой человек говорит другому, активно показывая руками: “Нужно щас всех просто туда”».

В январе 2021 года, сразу после того, как оппозиционный лидер Алексей Навальный объявил о возвращении в Россию из Германии, где он лечился после отравления, и начала акций солидарности с ним после его ареста в отношении его соратников и сторонников, а равно как и участников протестных акций, развернулась беспрецедентная в истории современной России волна репрессий. По данным ОВД-Инфо, более 11 тысяч человек были задержаны 23 и 31 января и 2 февраля 2021 года в ходе массовых мирных митингов с требованием его освобождения, более тысячи – подвергнуты административному аресту, десятки активистов и участников митингов стали фигурантами более чем 90 политически мотивированных уголовных дел по 8 статьям УК РФ. Одним из них является дело о перекрытии дорог протестующими во время митинга 23 января 2021 года в Москве. Нам известно, что похожие дела были возбуждены ещё как минимум в

  • Челябинске (в статусе подозреваемых находятся Артем Яумбаев, Мария Макарова, Виктория Новикова, Анна Киселева, Александр Копьев, Павел Струнин и ещё 3 человека),

  • Владивостоке (в статусе подозреваемых находятся Алексей Гасюк и, вероятно, ещё не менее 8 человек),

  • Санкт-Петербурге (6 февраля 2021 года в квартирах целого ряда гражданских активистов проведены обыски по 30 адресам),

  • и в Ижевске по схожей ст. 267.1 УК РФ («Действия, угрожающие безопасной эксплуатации транспортных средств», до 2 лет лишения свободы), а также по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ («Хулиганство по мотивам политической и идеологической ненависти или вражды», до 5 лет лишения свободы) в отношении участницы Российского социалистического движения Анастасии Понькиной.

В отличии от Москвы, в вышеуказанных городах фигурантам не было предъявлено обвинений. Подобного рода дела с большой вероятностью направлены исключительно на пресечение активности мирно протестующих оппозиционно настроенных граждан, не совершавших никаких преступных действий и не создававших угрозы общественной безопасности.

Важно учитывать, что формулировка новой редакции ст. 267 УК РФ, криминализирующей блокирование транспортных коммуникаций, если такие действия «создали угрозу жизни, здоровью и безопасности граждан либо угрозу уничтожения или повреждения имущества физических и (или) юридических лиц», принятой в срочном порядке в декабре 2020 года по предложению депутата ГД РФ от «Единой России» Дмитрия Вяткина вместе с целым рядом других неправовых законодательных норм, является неопределённой с правовой точки зрения и неоправданно репрессивной.

Предыдущая редакция, согласно которой уголовная ответственность наступала только в случае, если действия участников блокирования транспортных коммуникаций «повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба», представляется нам не только более адекватно оценивающей общественную опасность тех или иных деяний, но и, что немаловажно, не создающей конфликт правовых норм с ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ («Участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлёкших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры»). Де-факто в результате ужесточения ст. 267 УК РФ сотрудникам полиции предоставлена возможность произвольно выбирать между возбуждением уголовного дела или дела об административном правонарушении исключительно на основании внутреннего убеждения о степени опасности той или иной задержки движения транспортных средств или, что ещё абсурднее, пешеходов, не имея никаких критериев, кроме внутреннего убеждения или указаний ЦПЭ и ФСБ.

Очевидно, что это уголовное дело направлено на ограничения свободы собрания, закреплённой ст. 31 Конституции РФ, и появилось с целью запугивания участников несогласованных акций и создания прецедента использования новой редакции ст. 267 УК РФ против «подходящего» объекта. Необходимо отметить, что Марьясов стал жертвой уголовного преследования, несмотря на то, что в день акции 23 января 2021 года не только не совершал никаких преступлений, но, напротив, вёл себя исключительно мирно в ситуациях, когда сталкивался с насилием со стороны сотрудников полиции и ОМОН. При этом, представляется вероятным, что Марьясова преследуют также и в связи с его оппозиционными взглядами и с тем, что он является достаточно заметным участником протестного движения. Так, ранее активистский лагерь, в организации которого Марьясов принимал участие, подвергся нападению неизвестных, а его социальные сети вызывали интерес со стороны ЦПЭ.

Мы требуем немедленного прекращения преследования Глеба Марьясова и закрытия всех уголовных дел по ч. 1 ст. 267 УК РФ, возбуждённых за ненасильственные действия с использованием новой редакции статьи в отношении мирных участников протестов.

Признание человека политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия Правозащитного центра ССП с его взглядами и высказываниям, ни одобрения их высказываний или действий.

Средства на юридическую помощь незаконно преследуемым участникам мирных протестных митингов, в т.ч. Глеба Марьясова, собирает правозащитный проект «ОВД-Инфо» (http://donate.ovdinfo.org).

Вы также можете помочь всем политзаключённым, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными: на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177 или на Яндекс-кошелёк 410011205892134.

Подробное описание дела и нашей позиции (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10747/delo-o-perekrytii-dorog-na-mitinge-23-janvarja-2021-goda-v-moskve).

продолжение

Благотворительная Барахолка в поддержку арестованных за участие в мирных собраниях в январе-феврале 2021 года

Волонтерский центр Сахаровского центра, ОВД-инфо, Союз солидарности с политзаключенными и “Арестанты дела 212” объявляют старт Благотворительной Барахолки в поддержку арестованных за участие в мирных собраниях в январе-феврале 2021 года, которых защищает ОВД-инфо! В этот раз количество задержаний — 11 000 по всей России — было беспрецедентным, возбуждено более 90 уголовных дел. Среди арестованных по этим делам немало тех, чьи семьи нуждаются в гуманитарной помощи из-за утраты существенного или единственного источника дохода. 10 и 11 апреля с 14.00 до 20.00 в Выставочном зале Сахаровского центра (ул.Земляной вал, д.57, стр.5) желающие смогут принять участие в Барахолке и помочь собрать деньги на гуманитарную помощь семьям фигурантов и самим фигурантам.

продолжение

Благотворительный онлайн-вечер в поддержку политзаключённых в пятницу 9 апреля 2021 года

Традиционные благотворительные вечера в поддержку политзаключённых “За вашу и нашу свободу” пока что продолжают проходить в онлайне. В пятницу 9 апреля 2021 года в 19:00 в виртуальном зале Сахаровского центра выступят музыкант Андрей Макаревич и поэт, литератор Дмитрий Быков. Пожалуйста, зарегистрируйтесь, и мы пришлем вам ссылку на конференцию в зуме за час до её начала: https://sakharovcenter.timepad.ru/event/1594045.

UPD. Союз солидарности с политзаключёнными собрал 273.169 рублей во время благотворительного онлайн-концерта 9 апреля 2021 года. Спасибо всем жертвователям!

продолжение

ССП признал политзаключённым осуждённого за самооборону жителя Красноярска Артёма Загребельного

Загребельный Артём Андреевич родился 6 ноября 1993 года, имеет среднее образование, женат, работал разнорабочим в туберкулёзном диспансере, до задержания жил в Красноярске. Осуждён 22 октября 2020 года по ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти») к 5 годам колонии общего режима, взят под стражу в зале суда.

27-летний Артем Загребельный был задержан в подъезде своего дома 7 ноября 2019 года, когда трое сотрудников ФСБ в штатском пытались задержать его для проведения обследования у него в квартире в рамках ОРМ. Загребельный оказал им сопротивление, брызнув в них из перцового баллончика и попав двоим из них в глаза. После непродолжительной борьбы между Загребельным и сотрудниками ФСБ в подъезд забежали сотрудники СОБР, и Загребельный был задержан.

По версии Загребельного, сотрудники ФСБ не представились и не показали документы, а просто силой вывели его из лифта, после чего он применил к ним перцовый баллончик, поскольку не знал, что они из правоохранительных органов. Как только один из них крикнул Загребельному «я из ФСБ!», Загребельный перестал использовать баллончик и прекратил сопротивление.

Артёму Загребельному было вменено применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей. То есть, обвинение должно было доказать, что Загребельный применил в отношении потерпевших Пшеничникова и Архипова насилие, заведомо зная, что они являются сотрудниками правоохранительных органов и что они в данный момент исполняют свои должностные обязанности. Также обвинение должно было доказать, что насилие, применённое Загребельным в отношении потерпевших, было опасным для их жизни и здоровья. Обвинением не было доказано надлежащим образом ни первое, ни второе.

Исходя из материалов дела, следует полагать, что Артём Загребельный действовал в рамках необходимой обороны, применив газовый баллончик к напавшим на него лицам, принадлежность которых и законность действий которых не были для него очевидны.

Дополнительно следует отметить показания Загребельного о том, что сотрудники ФСБ угрожали ему изнасилованием его жены, а на тот момент девушки Маргариты — именно так они вынудили его написать явку с повинной сразу после задержания. Также, согласно показаниям Маргариты, сотрудники ФСБ оказывали давление на неё саму, принуждая разместить в соцсетях нацистскую символику, чтобы затем привлечь её к ответственности по административной статье. К сожалению, практика угроз в отношении как самих задержанных, так и их близких является весьма распространённым методом работы правоохранительных органов, а сама по себя «явка с повинной», явно не отвечающая интересам Загребельного, не находит рационального объяснения, поэтому его показания об угрозах представляются правдопобными.

Важно также, что изначально сотрудники ФСБ прибыли к Загребельному «с целью проверки имеющейся у них информации об осуществлении Загребельным А.А. экстремисткой деятельности», в рамках оперативно-розыскных мероприятий, связанных с его перепиской во «ВКонтакте» с пранкером Вольновым. То есть, столкновение между Загребельным и сотрудниками ФСБ, ставшее основанием для назначения ему наказания в виде 5 лет лишения свободы, произошло не в результате подозрения, что Загребельный совершил преступление против личности или террористический акт, а в результате проверки его переписки в интернете на предмет экстремизма. Уголовное дело по поводу переписки «ВКонтакте» возбуждено не было. Сам Загребельный даже затрудняется сказать, происходила эта переписка в комментариях или в личных сообщениях, и чему конкретно она была посвящена, поскольку она была очень краткой, и он не обратил на неё внимания. Складывается впечатление, что ФСБ в тот момент проверяло всех, кто переписывался с Вольновым.

Утверждение суда о том, что с помощью баллончика Загребельный пытался оказать сопротивление и скрыться с места задержания, также не выдерживает критики, поскольку трудно представить, что человек, подозреваемый в экстремистской переписке в интернете, будет сознательно отбиваться от сотрудников ФСБ, добавляя себе более серьёзое обвинение. Ещё более маловероятно, что он будет пытаться избежать задержания с помощью газового баллончика.

Получается, что политический мотив присутствует в деле Загребельного дважды. Первый раз в связи с проверкой, в рамках которой сотрудники ФСБ прибыли 7 ноября 2019 года в дом Загребельного. К сожалению, часто основанием для обвинения в экстремизме или призывах к нему могут быть совершенно невинные и малозначительные публикации в Интернете. Видимо, так было и в этот раз, поскольку сам Загребельный не может точно описать вменяемую ему переписку ввиду её краткости и малозначительности, и уголовное дело в итоге возбуждено не было. Второй раз политический мотив появился после акта самообороны со стороны Загребельного, который следствие и суд расценили как преступление, а именно, насилие в отношении сотрудников правоохранительных органов. Учитывая обстоятельства и имеющиеся видеозаписи, мы полагаем, что суровый приговор Загребельному имеет целью не восстановление справедливости, а трансляцию обществу идеи неприкасаемости сотрудников правоохранительных органов, а особенно сотрудников ФСБ. Любые незаконные действия сотрудников ФСБ будут оправданы, а любое сопротивление, пусть даже адекватное и законное, будет жестоко наказано – вот, что, как представляется, сообщает суд этим приговором.

Согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключенный» мы находим, что данное уголовное дело политически мотивированно, создано субъектами власти с целью упрочения властных полномочий. Лишение свободы было применено при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, , иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

ССП считает Артёма Загребельного политическим заключённым и требует его немедленного освобождения из-под стражи и пересмотра приговора.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адрес для писем:

660075, г. Красноярск, ул. Республики, д. 72, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Красноярскому краю, Загребельному Артёму Андреевичу 1993 г. р.

Пожертвовать на оплату адвоката Загребельного: http://orpravo.org/case/artem-zagrebelnyj/#help-project

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

1. Яндекс-кошелек 410011205892134

2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/drugie-dela/10710/zagrebelnyj-artjom-andreevich).

продолжение

ССП признал политзаключённой активистку из Новосибирска Яну Дробноход

Дробноход Яна Александровна родилась 30 марта 1982 года, жительница Новосибирска, гражданская активистка, мать троих детей, двое из которых — несовершеннолетние. Предъявлено обвинение по ст. 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение порядка организации либо проведения митингов и пикетов», до 5 лет лишения свободы). Находилась под домашним арестом с 1 по 15 февраля 2021 года, взята под стражу.

Яна Дробноход действительно нарушила режим домашнего ареста, что послужило причиной её заключения в СИЗО. Однако, сам факт преследования по ст. 212.1 УК РФ, ставший причиной решения суда о домашнем аресте, даёт основания для вывода о незаконности и политическом характере преследования Яны Дробноход. Эта статья, равно как и ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ («Повторное нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения мероприятия»), к которой применимы изложенные ниже характеристики ст. 212.1 УК РФ, противоречит фундаментальным принципам права и направлена на упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий посредством ограничения свободы собраний и на недобровольное прекращение публичной деятельности лиц, реализующих свободу собраний в целях критики субъектов властных полномочий. Ранее резкую критику ст. 212.1 УК РФ высказывали, в частности, ПЦ «Мемориал», Amnesty International, глава СПЧ при Президенте Российской Федерации и Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

В соответствии с ч. 5 ст. 4.1. КоАП РФ («Общие правила назначения административного наказания») никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение. Аналогично ч. 2 ст. 6 УК РФ («Принцип справедливости») устанавливает, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. Указанные нормы, как в совокупности, так и по отдельности закрепляют принцип, согласно которому лицо подлежит ответственности за одно и то же совершенное противоправное деяние лишь однажды, запрет повторного наказания предусмотрен и ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Однако ст. 212.1 УК РФ фактически устанавливает уголовную ответственность за действия, за которые лицо уже подверглось административному наказанию.

Эта статья ставит наличие состава преступления в зависимость от наличия случаев привлечения лица к административной ответственности. Таким образом, привлечение к уголовной ответственности и вынесение решения в рамках уголовного процесса основываются на судебных решениях, принятых в порядке производства по делам об административных правонарушениях, предполагающего существенно более низкий уровень гарантий соблюдения прав и свобод лица, привлекаемого к ответственности, чем это предусмотрено нормами уголовного процесса.

Ст. 212.1 УК РФ предполагает в качестве единственного признака, позволяющего квалифицировать действия лица как преступные, неоднократность совершения лицом административных правонарушений. Однако неоднократность совершения противоправного деяния не может влиять на характер и степень его общественной опасности, но может только характеризовать личность человека, совершившего противоправное деяние. Характеристика личности, в соответствии с требованиями уголовного закона, учитывается при решении вопроса об индивидуализации наказания, в то время как при квалификации содеянного учитывается характеристика совершенного деяния. Состав же ст. 212.1 УК РФ устанавливает характеристику личности лица в качестве квалифицирующего признака его действий, что прямо противоречит принципу равенства всех перед законом, закреплённому в ст. 19 Конституции РФ.

Само по себе установление уголовной ответственности за неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия явно не соответствует степени предполагаемой общественной опасности таких нарушений. Противоречие между уровнем общественной опасности и установленным уголовным наказанием усугубляется правоприменительной практикой по делам об административных правонарушениях, предполагающей привлечение к ответственности вне связи с общественной опасностью действий и вопреки фактическим обстоятельствам, исключительно на основании показаний сотрудников полиции.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 февраля 2017 г. № 2-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 212.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина И.И. Дадина» было установлено, что «нарушение [неоднократное — прим.] установленного порядка организации либо проведения не является само по себе достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности, которая может наступать только в случае, когда оно повлекло за собой причинение вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям или содержало реальную угрозу причинения такового».

В обвинении Дробноход эти общественные угрозы действительно упомянуты, но лишь в одной, чисто формальной фразе, фактически переписанной из Постановления и никак не проясняющей суть этих угроз: «Организация и участие Дробноход в незаконных публичных мероприятиях создаёт угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности и иным конституционно охраняемым ценностям».

На каналах новосибирских активистов есть много видеотрансляций пикетов и других акций с участием Дробноход (1, 2, 3 и др.). Много видеозаписей посвящены именно её участию в протестах. Акции достаточно однотипны и проходят в виде пикетов. Ни на одной из просмотренных записей мы не обнаружили с её стороны каких-либо агрессивных действий или призывов к насилию. На одной из акций она скандирует «Банду Путина — под суд», «Путин — вор!», «Три-два-раз, Путин — не для нас!». На этом же видео активисты вступают в словесную перепалку с полицейскими, но не переходят грань даже административного правонарушения.

Очевидно, что мирные и крайне немногочисленные (за исключением крупной акции в поддержку Навального) митинги, а тем более — пикеты с её участием не могли нести ни одной из перечисленных общественных угроз.

Свобода мирных собраний граждан гарантирована ст. 31 Конституции РФ и ст. 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

На основании изложенного мы считаем Яну Дробноход политической заключённой. Её преследование направленно на недобровольное прекращение или изменение характера её публичной деятельности как оппозиционного активиста и критика действующей власти. Оно осуществляется по политическим мотивам исключительно из-за политических убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений и информации, а также свободы мирных собраний, гарантированных Конституцией РФ, Международным Пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, с нарушением права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных упомянутыми международными договорами.

Мы требуем немедленного освобождения Яны Дробноход, закрытия уголовного дела в отношении неё и всех других обвиняемых по ст. 212.1 УК РФ. Мы также требуем безусловной отмены неправовых ст. 212.1 УК РФ и ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адрес для писем:

630010, г. Новосибирск, ул. Караваева, д. 1, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Новосибирской области, Дробноход Яне Александровне 1982 г. р. Электронное письмо можно также отправить через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create).

Сделать пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

  • Яндекс-кошелёк 410011205892134
  • карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177.

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10701/drobnohod-jana-aleksandrovna-1).

продолжение

ССП считает политзаключённым гражданина Беларуси Андрея Прилуцкого, запросившего убежище в России

Прилуцкий Андрей Викторович родился 25 февраля 1983 года, женат, имеет троих несовершеннолетних детей. До задержания жил в городе Солигорске Минской области Республики Беларусь, работал электрослесарем в ОАО «Беларуськалий». Правоохранительные органы Беларуси вменяют ему ст. 364 УК РБ («Насилие в отношении сотрудника внутренних дел», до 6 лет лишения свободы). Задержан в Санкт-Петербурге 29 декабря 2020 года и арестован до 28 июня 2021 года; его ходатайство о предоставлении ему статуса беженца в России, поданное им 19 января 2021 года, рассматривается одновременно с вопросом о его экстрадиции в Республику Беларусь.

Андрей Прилуцкий был задержан 29 декабря 2020 года в аэропорту «Пулково» транспортной полицией Санкт-Петербурга по запросу белорусских властей в рамках Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года. По версии обвинения, Прилуцкий применил насилие в отношении двух милиционеров на митинге в Солигорске Минской области в день выборов президента Беларуси, 9 августа 2020 года. По версии защиты, Прилуцкий сам был избит, когда пытался защитить от задержания своего знакомого, находившегося рядом с ним – А. Каратченю.

Описание событий самим Прилуцким и его защитой отличается от версии обвинения и частично подтверждается документами и видеоматериалами, имеющимися в уголовном деле, поэтому выглядит более правдоподобным. Сам Прилуцкий в своём объяснении описывает события 9 августа 2020 года так: «В день выборов президента Республики Беларусь, я шёл забрать сына, который находился в гостях у моего младшего брата. По пути следования группа людей в масках и без опознавательных знаков различий, не представившись, начали нападать (хватать) людей, без каких-либо на то причин. Со мной рядом находился человек пожилого возраста, в отношении которого данные люди стали применять насилие. Я решил пресечь явное и необоснованное насилие путём заслонения своим телом данного пожилого человека. В процессе я не удержал равновесие и оттолкнул одного из нападавших людей. После этого в отношении меня незамедлительно стало применяться насилие, в том числе от человека, одетого в белую рубаху без опознавательных знаков который впоследствии оказался сотрудником милиции».

Именно со своей оппозиционной активностью Прилуцкий связывает тот факт, что в ноябре 2020 года его стали вызывать на допросы по делу о применении насилия к двум сотрудникам милиции 9 августа. При этом, по словам Прилуцкого, задерживавшие его сотрудники милиции изменили свои показания и теперь утверждали, что его задержали на митинге, который на самом деле начался через 2 часа после его фактического задержания и в другом месте. Пострадавших в данном уголовном деле адвокат Прилуцкого охарактеризовал так: «Один из руководящих работников горотдела внутренних дел Солигорска и участковый инспектор, который, по словам Прилуцкого, является потерпевшим как минимум в 20 аналогичных уголовных делах по 364-й статье [насилие в отношении сотрудников милиции – ред.]». Как нам стало известно от защиты Прилуцкого, только за 9 августа А. Михед фигурирует в качестве потерпевшего примерно в восьми уголовных делах, события которых близки друг к другу по времени — получается, что его кто-то избивал в тот день каждые десять минут.

Фактическое время и место задержания Прилуцкого подтверждается видеоматериалами, имеющимися в уголовном деле. Также важно, что потерпевший А. Шаровар был в гражданской одежде, поэтому его принадлежность к милиции и тем более законность его действий Прилуцкий проверить не мог. Однозначно определить основания действий лиц в черном обмундировании и шлемах, по словам Прилуцкого, он также не мог, поскольку они не имели знаков различия, не представлялись и свои действия не объясняли. Из материалов дела невозможно установить, нанёс ли Прилуцкий какие-то повреждения А. Михеду и А. Шаровару и причинил ли он им «побои и физическую боль», указанные в постановлении о привлечении Прилуцкого в качестве обвиняемого. На имеющемся видео видно, что Прилуцкий обхватывает Шаровара после того, как тот первым обхватывает его, но не видно, чтобы Прилуцкий наносил кому-то прямые удары. Но даже если он и причинил сотрудникам милиции «физическую боль», степень его воздействия оценена следственными органами Беларуси как не повлёкшая за собой утраты работоспособности или расстройства здоровья ни в какой мере. Учитывая, что люди в черной форме и шлемах не представлялись и не объясняли свои действия, а Шаровар, которого Прилуцкий непосредственно обхватил, был в гражданской одежде, и схватил Прилуцкого первым, мы полагаем, что действия Прилуцкого не могут быть квалифицированы как «применение насилия в отношении сотрудников милиции в целях воспрепятствования его законной деятельности или принуждения к изменению характера этой деятельности либо из мести за выполнение служебной деятельности» по ст. 364 УК РБ, и могут рассматриваться как «необходимая оборона» согласно ст. 34 УК РБ. Принадлежность и законность действий Шаровара и Михеда для Прилуцкого в тот момент не были очевидны. Оценив ситуацию моментально, исходя из увиденной сцены грубого задержания Каратчени, он совершил действия с целью защиты его жизни и здоровья. Кроме того, доступная нам информация заставляет полагать, что целенаправленное сопротивление Прилуцкий оказывал напавшему на него человеку в гражданской одежде, тогда как, даже если с им и было применено какое-то насилие в отношении одетых в униформу милиционеров, то это могло случиться, только когда Прилуцкий уже лежал на земле, будучи атакован тремя мужчинами. В такой ситуации трудно представить умышленное применение им насилия в отношении Михеда или иного сотрудника полиции помимо одетого в гражданскую одежду Шаровара.

Примечательно также то, что невозможно достоверно установить, участвовал ли потерпевший Михед вообще в описываемых событиях. Если читать показания Михеда и смотреть видео, то получается, что Михед — один из людей в чёрной форме и шлеме. Но белорусские активисты, координирующие защиту Прилуцкого, утверждают, что на самом деле на видео не Михед, а сотрудник, личность которого не установлена. Согласно их сообщению, это распространённая практика в Беларуси, когда задерживают одни сотрудники, личность которых не устанавливается, а потом вместо них дают показания сотрудники местного РОВД, как будто задержание проводили они. Так и в этом случае, Михед как бы описывает действия человека в чёрной форме и шлеме, который присутствует на видео и задерживает Каратченю. Но на самом деле, согласно информации от поддерживающих Прилуцкого активистов, это не он. Несмотря на то, что мы не можем получить однозначное подтверждение или опровержение этого утверждения, это вполне может быть правдой, учитывая информацию о том, что Миед является потерпевшим по нескольким уголовным делам о событиях того же дня, а также масштаб и степень различных нарушений со стороны правоохранительных органов в Беларуси по отношению к протестующим в целом. В любом случае, этот непрояснённый момент не может служить препятствием для признания Прилуцкого политическим заключённым.

Хорошим показателем качества расследований и судопроизводства, осуществляемого правоохранительными органами Беларуси по таким делам, является также то, что в решении суда от 10 августа о назначении Прилуцкому 15 суток административного ареста в качестве места событий указано не то место, где задержание произошло фактически. В решении суда сказано, что Прилуцкого задержали в «Парке четырех стихий», хотя на самом деле доступ в парк был перекрыт милицией, а задержание на самом деле произошло в 500 метрах от этого места.

Доказательства обвинения, предъявленного Прилуцкому, не дают оснований утверждать о наличии в его действиях состава преступления, содержат очевидные противоречия и нестыковки, в то время как и общий контекст ситуации в Республике Беларусь, и конкретные обстоятельства преследования Прилуцкого, дают основания видеть очевидные признаки искусственности обвинения и его политической мотивации, связанной с оппозиционной общественной деятельностью обвиняемого.

В пользу этого говорит также и то, что непосредственно после задержания 9 августа, на суде 10 августа А. Михед ничего не говорил о применении Прилуцким к нему физического насилия, и Прилуцкий был наказан по административной статье за якобы нарушение порядка проведения митинга. Но через три месяца, в начале ноября 2020 года, вдруг выяснилось, что Прилуцкий применил в отношении него физическое насилие, и он был привлечён в качестве обвиняемого по ст. 364 УК РБ. Опасаясь стать жертвой необоснованного уголовного преследования, Прилуцкий выехал в Россию в декабре 2020 года, и уже после задержания в Санкт-Петербурге узнал о том, что ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Президентские выборы в Беларуси 9 августа 2020 года, в результате которых по официальным данным победил Александр Лукашенко, вызвали мощную волну мирного гражданского протеста в связи с огромными масштабами фальсификаций. Сторонники оппозиции отказались признавать результаты выборов и требовали пересчёта голосов и повторного проведения выборов. Белорусские силовики под руководством Александра Лукашенко крайне жестоко подавляли протестные акции, гражданское противостояние продолжается до сих пор. Многие задержанные подверглись пыткам, некоторые были убиты или пропали без вести. При этом неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов, зато имеется много информации о неправосудном преследовании подвергшихся полицейскому насилию граждан, включая журналистов.

Результаты выборов в Беларуси не были признаны большинством стран Европы, а также США и Канадой. Насилие в отношении протестующих со стороны белорусских силовиков осудили большинство международных структур, против руководства Беларуси были введены санкции.

В такой ситуации уголовное преследование оппозиционеров в Беларуси, в особенности, по обвинению в насилии в отношении сотрудников милиции само по себе вызывает сомнения в правомерности и обоснованности. Поэтому обвиняемые должны быть ограждены от преследования до тех пор, когда можно будет гарантировать справедливое разбирательство. В деле Андрея Прилуцкого необоснованность уголовного преследования дополнительно подтверждается известными обстоятельствами дела, так что неправомерность и политическая мотивированность его преследования очевидны.

Ситуация с соблюдением прав человека в Беларуси признана международными структурами неудовлетворительной, и наиболее уязвимой группой являются оппозиционные активисты — такой вывод, в частности, сделан в докладе ПАСЕ. Практикой ЕСПЧ — дело Y.P. и L.P. против Франции (Y.P. and L.P. v. France) — подтверждается недопустимость выдачи оппозиционных активистов в Беларусь в связи с высоким риском того, что они будут подвергнуты пыткам и бесчеловечному обращению, а также будет нарушено их право на справедливое судебное разбирательство. Это дополительно подтверждает опасения, что в случае экстрадиции в Республику Беларусь, Прилуцкому не будет обеспечено справедливое судебное разбирательство, более того, с высокой вероятностью он будет подвергнут пыткам и жестокому обращению, что будет прямым нарушением его прав, гарантированных ст. 3 ЕКПЧ.

В выдаче Прилуцкого в Беларусь должно быть отказано и ему должно быть предоставлено убежище в РФ согласно нормам российского права и международных договоров, подписанных РФ. Согласно ст. 63 Конституции РФ, «в Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения». Согласно Всеобщей декларации прав человека (п. 1 ст. 14) «каждый человек имеет право искать убежище от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем». Высылка в страны, где жизни и здоровью беженца угрожает опасность «вследствие их политических убеждений» запрещена ст. 33 Конвенции о статусе беженцев от 28 июля 1951 г.

ССП считает Андрея Прилуцкого политическим заключённым и требует отказа в его экстрадиции в Беларусь, его немедленного освобождения из-под стражи и предоставления ему статуса беженца.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адрес для писем:

196655, г. Санкт-Петербург, г. Колпино, ул. Колпинская, д. 9, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Прилуцкому Андрею Викторовичу 1983 г. р.

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

1. Яндекс-кошелек 410011205892134

2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10695/priluckij-andrej-viktorovich).

продолжение
Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены