Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Обжалован арест нацбола Павла Жеребина

Адвокат Аграновский подал кассационную жалобу на арест Павла Жеребина. Адвокат просит изменить меру пресечения своему подзащитному. Ниже приводим текст кассационной жалобы.

В Судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда.
Адвоката Аграновского Д.В.
(Московская Коллегия Адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры», 109147, Москва, ул.Марксистская, д.34 к.8, тел.8(495)912-77-81 и 8(495)912-22-30 (факс), 8-903-746-98-94 )
По делу Жеребина П.М., обвиняемого по ст.213 ч.2 УК РФ. На Постановление Таганского районного суда г.Москвы от 10.03.2009 об избрании Жеребину П.М. меры пресечения в виде заключения под стражу.

К А С С А Ц И О Н Н А Я Ж А Л О Б А.

Постановлением Таганского районного суда г. Москвы от 10.03.2009 года Жеребину Павлу Михайловичу, 6.10.1983 г.р., ранее не судимому, зарегистрированного по адресу: *****************************, проживавшему по адресу: *************************************************************, женатому, имеющему беременную жену Алексееву Н.А. (свидетельство о заключении брака ************, срок беременности на момент ареста мужа – 6 с половиной месяцев), студента 5-го курса химического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
Прежде всего, следует обратить внимание на то, что само происшествие, участие в котором ставится в вину Жеребину П.М., произошло три с половиной месяца назад – 30.11.2008. И все это время Жеребин П.М. не находился в розыске, ему не предъявлялось обвинение, не оказывал давление на потерпевших и свидетелей, не мешал установлению истины по делу. Жеребин П.М. проживал по указанному адресу вместе со своей беременной женой, местонахождение его было известно, и никаких попыток скрыться он не предпринимал.
В деле нет никаких данных, указывающих на то, почему арест Жеребина П.М. был необходим именно в это день, а не месяцем раньше, месяцем позже или в любое другое произвольное время.

В постановлении суда указано:
«В настоящее время суд не входит в обсуждение и оценку доводов обвиняемого и его защитника о непричастности Жеребина П.М. к совершению данного преступления, а также о недоказанности его вины, поскольку эти вопросы решаются при рассмотрении дела по существу судом первой инстанции.
При решении вопроса об избрании меры пресечения суд учитывает, что Жеребин П.М. обвиняется в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказания исключительно в виде лишения свободы на срок до семи лет…
Суд учитывает тот факт, что на момент задержания по данному делу Жеребин П.М. не имел постоянного места жительства в Москве, по месту постоянно регистрации не проживал, со слов проживал у друга в Московской области, проходя обучение в Университете, оформлял академический отпуск длительностью два года, в период нахождения которого, с его слов, постоянного места жительства не имел, по месту постоянно регистрации также не проживал, Жеребин П.М. не работает, неоднократно привлекался к административной ответственности за совершение правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность.
Также суд учитывает мотив и конкретные обстоятельства, при которых было совершено инкриминируемое Жеребину П.М. преступление, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, в составе группы лиц в темное время суток.
Совокупность изложенных обстоятельств приводит суд к убеждению, что при избрании Жеребину П.М. меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей, он может скрыться от органов следствия и суда или иным образом воспрепятствует производству по делу, в том числе окажет давление на свидетелей и потерпевших.»
Считаю названное постановление необоснованным и незаконным по следующим основаниям:
1. В соответствии со ст.97 ч.1 УПК РФ, мера пресечения избирается при наличии достаточных оснований, перечисленных в п.п. 1,2,3 ч.1 ст.97 УПК РФ.
В соответствии со ст.97 ч.2 УПК РФ, к гражданину может быть применена мера пресечения не только в виде заключения под стражу, но и иная из списка, приведенного в ст.98 УПК РФ, в частности:
1) подписка о невыезде;
2) личное поручительство;
5) залог;
6) домашний арест.
В соответствии со ст.108 ч.1 УПК РФ, мера пресечения в виде заключения под стражу применяется к лицу лишь при невозможности избрать любую иную, более мягкую меру пресечения.
Однако, суд отказался рассмотреть возможность о применении к Жеребину П.М. иной меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей.
В соответствии со ст.99 УПК РФ, при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.
В соответствии со ст.108 ч.1 УПК РФ, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные фактически обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.
Начать следует с того, что Жеребин П.В. даже задержан был неправомерно. В протоколе задержания Жеребина П.М. от 9.03.2009 указано, что основанием задержания стало то, что, якобы, «потерпевшие и очевидцы указывают на Жеребина Павла Михайловича как на лицо совершившее преступление».
Однако, на момент ареста Жеребина П.М. никакие лица на него не указывали, а в суд в обоснование ареста вообще не было представлено ни одного допроса, протокола опознания и т.п.
Далее, при вынесении постановления, суд сразу продемонстрировал обвинительный уклон, приняв сторону обвинения. Доводы защиты оценены в постановлении так:
«Суд не входит в обсуждение и оценку доводов обвиняемого и его защитника о непричастности Жеребина П.М. к совершению данного преступления, а также о недоказанности его вины, поскольку эти вопросы решаются при рассмотрении дела по существу судом первой инстанции.»
При этом совершенно аналогичные доводы обвинения, оценка которых также не входит в компетенцию данного суда, а должна оцениваться судом при рассмотрении дела по существу – эти доводы принимаются на веру сразу и безоговорочно:
«Суд учитывает мотив и конкретные обстоятельства, при которых было совершено инкриминируемое Жеребину П.М. преступление, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, в составе группы лиц в темное время суток.»
При этом, нарушается как закрепленный в ст.14 УПК РФ принцип презумпции невиновности, так и закрепленный в ст.15 УПК РФ принцип состязательности сторон, поскольку доводам обвинения отдается предпочтение, а доводы защиты просто отвергаются безо всякого анализа.
Отсутствие у Жеребина П.М. постоянного места жительства в Москве не может служить обоснованием для его ареста и является его дискриминацией по сравнению с жителями Москвы – такими же гражданами РФ, как и он сам.
В Решении Европейского Суда по правам человека по делу Линда В.Я. (Lind v.Russia, app. № 25664/05, от 6.12.2007, par.79) указано: «Европейский Суд повторяет, что простое отсутствие постоянного места проживания не обосновывает риск того, что лицо скроется (см. Постановление Европейского Суда по делу «Пшевечерский против Российской Федерации» (Pshevecherskiy v. Russia) от 24 мая 2007 г., жалоба № 28957/02, § 68, и Постановление Европейского Суда по делу «Сулаойя против Эстонии» (Sulaoja v. Estonia) от 15 февраля 2005 г., жалоба № 55939/00, § 64). В любом случае, не оспаривалось, что заявитель имел постоянное место жительства в г. Санкт-Петербурге и учился в университете в этом городе.»
В нашем же случае Жеребин П.М. обучается в Москве, в МГУ им.М.В.Ломоносова и проживает постоянно в Московской области – в ближайшем к Москве регионе РФ.
Хозяин квартиры, где проживал Жеребин П.М. и его беременная жена – ****************************** – заявил, что готов оформить Жеребину П.М. регистрацию по месту его проживания.
Доводы суда об оформлении Жеребиным академического отпуска к делу вообще не относятся, и свидетельствуют лишь о необъективном, обвинительном подходе суда к Жеребину П.М. и желании найти любые обстоятельства, характеризующие его отрицательно.
Жеребин П.М. на момент ареста обучается в МГУ им.М.В.Ломоносова, что подтверждается осмотренным в судебном заседании студенческим билетом и учебным контрактом.
Что касается привлечений к административной ответственности, то все они связаны с тем, что, по мнению правоохранительных органов Жеребин П.М. нарушал законодательство о митингах и пикетированиях.
По моему мнению, это свидетельствует лишь о наличии у Жеребина П.М. активной гражданской позиции, которая нормальная для любого демократического государства и не может характеризовать человека отрицательно.
Основной и, фактически, единственный, абсолютно формальный довод суда состоит в том, что находясь на свободе, Жеребин П.М. «может скрыться от органов следствия и суда или иным образом воспрепятствует производству по делу, в том числе окажет давление на свидетелей и потерпевших.»
Еще раз подчеркну, что Жеребин П.М. был арестован через три с половиной месяца после инкриминируемого ему деяния, и у него было достаточно времени для того, чтобы «скрыться от органов следствия и суда или иным образом воспрепятствовать производству по делу, в том числе оказать давление на свидетелей и потерпевших.» Однако, ничего подобного Жеребин П.М. не совершил.
Таким образом, постановление суда построено лишь на предположениях и сомнениях, и является необоснованным.
В соответствии со ст.5 ч.1 п. «с» Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность и может быть лишен свободы лишь в строго определенных законом случаях, в частности, когда есть достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение лицом преступления или помешать ему скрыться после его совершения.
Европейский Суд по правам человека указывает: «Любая система обязательного предварительного заключения под стражу сама по себе несовместима со ст. 5 § 3 Конвенции… Когда [внутреннее] законодательство предусматривает презумпцию в отношении факторов, имеющих значение для продления срока содержания под стражей… наличие конкретных факторов, перевешивающих правило уважения личной свободы, должно быть, тем не менее, убедительно продемонстрировано. Кроме того, Суд убежден, что обязанность установления таких факторов лежала на правительстве. Возложение бремени доказывания в таких вопросах на заключенного равнозначно отмене действия статьи 5 Конвенции – нормы, которая делает заключение под стражу исключительным отклонением от принципа личной свободы, которое позволительно лишь в исчерпывающе перечисленных и строго определенных случаях» (Ilijkov v. Bulgaria, Application no. 33977/96, Judgment 26 July 2001, para. 84, 85).
В данном случае никаких конкретных факторов, перевешивающих правило уважения личной свободы, ни судом, ни органами предварительного расследования продемонстрировано не было.
Однако, суд полностью согласившись с доводами обвинения и полностью отвергнув доводы защиты, возложил бремя доказывания целиком и полностью возложено на обвиняемого и его защиту.
Правоприменительная практика, сложившаяся в России такова, что к лицам, впервые обвиняемым в совершении аналогичных по тяжести преступлений, положительно характеризующимся и имеющим постоянное место жительства на территории Российской Федерации, мера пресечения в виде заключения под стражу применяется лишь в исключительных случаях. В чем исключительность случая Жеребина П.М., в постановлении суда не указано.
Жеребин П.М., как уже было указано, женат, на его иждивении беременная жена, обучается в лучшем ВУЗе – МГУ им.М.В.Ломоносова страны на дневном отделении, ранее не судим, имеет постоянно место жительства на территории РФ, не имеет загранпаспорта.
Отдельно необходимо отметить, что арест Жеребина П.М., имеющего на иждивении жену на седьмом месяце беременности, которая теперь лишена источника средств к существованию, является бесчеловечным обращением по отношению к нему, что нарушает положения ст.3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и недопустимым вмешательством в его частную жизнь, что нарушает положения ст.8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
В связи с изложенным, руководствуясь ст.ст.97, 99, 108 ч.11, 110, 378 ч.1 п.2, 379 УПК РФ, ст.ст.3, 5 ч.1 п. «с», 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, прошу постановление Таганского районного суда г. Москвы от 10.03.2009 отменить, а Жеребина Павла Михайловича из-под стражи освободить.

13 марта 2009 года
Аграновский Д.В.

Блог Аграновского

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены