Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

ССП считает политзаключённым гражданина Беларуси Андрея Прилуцкого, запросившего убежище в России

Прилуцкий Андрей Викторович родился 25 февраля 1983 года, женат, имеет троих несовершеннолетних детей. До задержания жил в городе Солигорске Минской области Республики Беларусь, работал электрослесарем в ОАО «Беларуськалий». Правоохранительные органы Беларуси вменяют ему ст. 364 УК РБ («Насилие в отношении сотрудника внутренних дел», до 6 лет лишения свободы). Задержан в Санкт-Петербурге 29 декабря 2020 года и арестован до 28 июня 2021 года; его ходатайство о предоставлении ему статуса беженца в России, поданное им 19 января 2021 года, рассматривается одновременно с вопросом о его экстрадиции в Республику Беларусь.

Андрей Прилуцкий был задержан 29 декабря 2020 года в аэропорту «Пулково» транспортной полицией Санкт-Петербурга по запросу белорусских властей в рамках Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года. По версии обвинения, Прилуцкий применил насилие в отношении двух милиционеров на митинге в Солигорске Минской области в день выборов президента Беларуси, 9 августа 2020 года. По версии защиты, Прилуцкий сам был избит, когда пытался защитить от задержания своего знакомого, находившегося рядом с ним – А. Каратченю.

Описание событий самим Прилуцким и его защитой отличается от версии обвинения и частично подтверждается документами и видеоматериалами, имеющимися в уголовном деле, поэтому выглядит более правдоподобным. Сам Прилуцкий в своём объяснении описывает события 9 августа 2020 года так: «В день выборов президента Республики Беларусь, я шёл забрать сына, который находился в гостях у моего младшего брата. По пути следования группа людей в масках и без опознавательных знаков различий, не представившись, начали нападать (хватать) людей, без каких-либо на то причин. Со мной рядом находился человек пожилого возраста, в отношении которого данные люди стали применять насилие. Я решил пресечь явное и необоснованное насилие путём заслонения своим телом данного пожилого человека. В процессе я не удержал равновесие и оттолкнул одного из нападавших людей. После этого в отношении меня незамедлительно стало применяться насилие, в том числе от человека, одетого в белую рубаху без опознавательных знаков который впоследствии оказался сотрудником милиции».

Именно со своей оппозиционной активностью Прилуцкий связывает тот факт, что в ноябре 2020 года его стали вызывать на допросы по делу о применении насилия к двум сотрудникам милиции 9 августа. При этом, по словам Прилуцкого, задерживавшие его сотрудники милиции изменили свои показания и теперь утверждали, что его задержали на митинге, который на самом деле начался через 2 часа после его фактического задержания и в другом месте. Пострадавших в данном уголовном деле адвокат Прилуцкого охарактеризовал так: «Один из руководящих работников горотдела внутренних дел Солигорска и участковый инспектор, который, по словам Прилуцкого, является потерпевшим как минимум в 20 аналогичных уголовных делах по 364-й статье [насилие в отношении сотрудников милиции – ред.]». Как нам стало известно от защиты Прилуцкого, только за 9 августа А. Михед фигурирует в качестве потерпевшего примерно в восьми уголовных делах, события которых близки друг к другу по времени — получается, что его кто-то избивал в тот день каждые десять минут.

Фактическое время и место задержания Прилуцкого подтверждается видеоматериалами, имеющимися в уголовном деле. Также важно, что потерпевший А. Шаровар был в гражданской одежде, поэтому его принадлежность к милиции и тем более законность его действий Прилуцкий проверить не мог. Однозначно определить основания действий лиц в черном обмундировании и шлемах, по словам Прилуцкого, он также не мог, поскольку они не имели знаков различия, не представлялись и свои действия не объясняли. Из материалов дела невозможно установить, нанёс ли Прилуцкий какие-то повреждения А. Михеду и А. Шаровару и причинил ли он им «побои и физическую боль», указанные в постановлении о привлечении Прилуцкого в качестве обвиняемого. На имеющемся видео видно, что Прилуцкий обхватывает Шаровара после того, как тот первым обхватывает его, но не видно, чтобы Прилуцкий наносил кому-то прямые удары. Но даже если он и причинил сотрудникам милиции «физическую боль», степень его воздействия оценена следственными органами Беларуси как не повлёкшая за собой утраты работоспособности или расстройства здоровья ни в какой мере. Учитывая, что люди в черной форме и шлемах не представлялись и не объясняли свои действия, а Шаровар, которого Прилуцкий непосредственно обхватил, был в гражданской одежде, и схватил Прилуцкого первым, мы полагаем, что действия Прилуцкого не могут быть квалифицированы как «применение насилия в отношении сотрудников милиции в целях воспрепятствования его законной деятельности или принуждения к изменению характера этой деятельности либо из мести за выполнение служебной деятельности» по ст. 364 УК РБ, и могут рассматриваться как «необходимая оборона» согласно ст. 34 УК РБ. Принадлежность и законность действий Шаровара и Михеда для Прилуцкого в тот момент не были очевидны. Оценив ситуацию моментально, исходя из увиденной сцены грубого задержания Каратчени, он совершил действия с целью защиты его жизни и здоровья. Кроме того, доступная нам информация заставляет полагать, что целенаправленное сопротивление Прилуцкий оказывал напавшему на него человеку в гражданской одежде, тогда как, даже если с им и было применено какое-то насилие в отношении одетых в униформу милиционеров, то это могло случиться, только когда Прилуцкий уже лежал на земле, будучи атакован тремя мужчинами. В такой ситуации трудно представить умышленное применение им насилия в отношении Михеда или иного сотрудника полиции помимо одетого в гражданскую одежду Шаровара.

Примечательно также то, что невозможно достоверно установить, участвовал ли потерпевший Михед вообще в описываемых событиях. Если читать показания Михеда и смотреть видео, то получается, что Михед — один из людей в чёрной форме и шлеме. Но белорусские активисты, координирующие защиту Прилуцкого, утверждают, что на самом деле на видео не Михед, а сотрудник, личность которого не установлена. Согласно их сообщению, это распространённая практика в Беларуси, когда задерживают одни сотрудники, личность которых не устанавливается, а потом вместо них дают показания сотрудники местного РОВД, как будто задержание проводили они. Так и в этом случае, Михед как бы описывает действия человека в чёрной форме и шлеме, который присутствует на видео и задерживает Каратченю. Но на самом деле, согласно информации от поддерживающих Прилуцкого активистов, это не он. Несмотря на то, что мы не можем получить однозначное подтверждение или опровержение этого утверждения, это вполне может быть правдой, учитывая информацию о том, что Миед является потерпевшим по нескольким уголовным делам о событиях того же дня, а также масштаб и степень различных нарушений со стороны правоохранительных органов в Беларуси по отношению к протестующим в целом. В любом случае, этот непрояснённый момент не может служить препятствием для признания Прилуцкого политическим заключённым.

Хорошим показателем качества расследований и судопроизводства, осуществляемого правоохранительными органами Беларуси по таким делам, является также то, что в решении суда от 10 августа о назначении Прилуцкому 15 суток административного ареста в качестве места событий указано не то место, где задержание произошло фактически. В решении суда сказано, что Прилуцкого задержали в «Парке четырех стихий», хотя на самом деле доступ в парк был перекрыт милицией, а задержание на самом деле произошло в 500 метрах от этого места.

Доказательства обвинения, предъявленного Прилуцкому, не дают оснований утверждать о наличии в его действиях состава преступления, содержат очевидные противоречия и нестыковки, в то время как и общий контекст ситуации в Республике Беларусь, и конкретные обстоятельства преследования Прилуцкого, дают основания видеть очевидные признаки искусственности обвинения и его политической мотивации, связанной с оппозиционной общественной деятельностью обвиняемого.

В пользу этого говорит также и то, что непосредственно после задержания 9 августа, на суде 10 августа А. Михед ничего не говорил о применении Прилуцким к нему физического насилия, и Прилуцкий был наказан по административной статье за якобы нарушение порядка проведения митинга. Но через три месяца, в начале ноября 2020 года, вдруг выяснилось, что Прилуцкий применил в отношении него физическое насилие, и он был привлечён в качестве обвиняемого по ст. 364 УК РБ. Опасаясь стать жертвой необоснованного уголовного преследования, Прилуцкий выехал в Россию в декабре 2020 года, и уже после задержания в Санкт-Петербурге узнал о том, что ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Президентские выборы в Беларуси 9 августа 2020 года, в результате которых по официальным данным победил Александр Лукашенко, вызвали мощную волну мирного гражданского протеста в связи с огромными масштабами фальсификаций. Сторонники оппозиции отказались признавать результаты выборов и требовали пересчёта голосов и повторного проведения выборов. Белорусские силовики под руководством Александра Лукашенко крайне жестоко подавляли протестные акции, гражданское противостояние продолжается до сих пор. Многие задержанные подверглись пыткам, некоторые были убиты или пропали без вести. При этом неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов, зато имеется много информации о неправосудном преследовании подвергшихся полицейскому насилию граждан, включая журналистов.

Результаты выборов в Беларуси не были признаны большинством стран Европы, а также США и Канадой. Насилие в отношении протестующих со стороны белорусских силовиков осудили большинство международных структур, против руководства Беларуси были введены санкции.

В такой ситуации уголовное преследование оппозиционеров в Беларуси, в особенности, по обвинению в насилии в отношении сотрудников милиции само по себе вызывает сомнения в правомерности и обоснованности. Поэтому обвиняемые должны быть ограждены от преследования до тех пор, когда можно будет гарантировать справедливое разбирательство. В деле Андрея Прилуцкого необоснованность уголовного преследования дополнительно подтверждается известными обстоятельствами дела, так что неправомерность и политическая мотивированность его преследования очевидны.

Ситуация с соблюдением прав человека в Беларуси признана международными структурами неудовлетворительной, и наиболее уязвимой группой являются оппозиционные активисты — такой вывод, в частности, сделан в докладе ПАСЕ. Практикой ЕСПЧ — дело Y.P. и L.P. против Франции (Y.P. and L.P. v. France) — подтверждается недопустимость выдачи оппозиционных активистов в Беларусь в связи с высоким риском того, что они будут подвергнуты пыткам и бесчеловечному обращению, а также будет нарушено их право на справедливое судебное разбирательство. Это дополительно подтверждает опасения, что в случае экстрадиции в Республику Беларусь, Прилуцкому не будет обеспечено справедливое судебное разбирательство, более того, с высокой вероятностью он будет подвергнут пыткам и жестокому обращению, что будет прямым нарушением его прав, гарантированных ст. 3 ЕКПЧ.

В выдаче Прилуцкого в Беларусь должно быть отказано и ему должно быть предоставлено убежище в РФ согласно нормам российского права и международных договоров, подписанных РФ. Согласно ст. 63 Конституции РФ, «в Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения». Согласно Всеобщей декларации прав человека (п. 1 ст. 14) «каждый человек имеет право искать убежище от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем». Высылка в страны, где жизни и здоровью беженца угрожает опасность «вследствие их политических убеждений» запрещена ст. 33 Конвенции о статусе беженцев от 28 июля 1951 г.

ССП считает Андрея Прилуцкого политическим заключённым и требует отказа в его экстрадиции в Беларусь, его немедленного освобождения из-под стражи и предоставления ему статуса беженца.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адрес для писем:

196655, г. Санкт-Петербург, г. Колпино, ул. Колпинская, д. 9, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Прилуцкому Андрею Викторовичу 1983 г. р.

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

1. Яндекс-кошелек 410011205892134

2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10695/priluckij-andrej-viktorovich).

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены