Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

ССП считает политзаключёнными десять оппозиционеров, обвиняемых по «санитарному» делу

Оппозиционные активисты и политики Мария Алёхина, Дмитрий Барановский, Анастасия Васильева, Николай Ляскин, Олег Навальный, Любовь Соболь, Олег Степанов, Люся Штейн, Кира Ярмыш и Константин Янкаускас обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 236 УК РФ («Подстрекательство к нарушению санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшее угрозу наступления таких последствий», до 2 лет лишения свободы), в связи с призывами прийти на мирные акции протеста 23 января 2021 года. Находятся под домашним арестом, за исключением Николая Ляскина, в отношении которого избрана мера пресечения в виде запрета определённых действий, по строгости приближающаяся к домашнему аресту.

В январе 2021 года сразу после того, как оппозиционный лидер Алексей Навальный объявил о возвращении в Россию из Германии, где он лечился после отравления, в отношении его соратников и сторонников развернулась беспрецедентная в истории современной России волна репрессий. Более 4 тысяч человек были задержаны 23 января 2021 года в день массовых мирных митингов с требованием его освобождения, сотни — подвергнуты административному аресту, десятки активистов и участников митингов стали фигурантами многочисленных уголовных дел по более чем дюжине статей УК РФ. Одним из наиболее абсурдных среди них является дело о нарушении санитарных норм на митинге в Москве. Нам также известно, что похожее дело было возбуждено ещё как минимум в Нижнем Новгороде, где прошла серия обысков; мы планируем осуществлять мониторинг ситуации. Мы считаем, что подобного рода дела направлены исключительно на пресечение активности оппозиционно настроенных граждан и, в случае Олега Навального, на взятие заложника с целью давления на самого Навального.

Борьба с распространением коронавирусной инфекции в очередной стала циничным поводом для усиления репрессий в отношении граждан России и урезания их гражданских прав, как до этого в уголовных делах Николая Платошкина и Юлии Галяминой.

Всем обвиняемым инкриминируется только то, что они призывали выйти на мирный митинг 23 января 2021 года в центре Москвы. Тот факт, что на эти призывы могли откликнуться лица, находящиеся на самоизоляции, с нашей точки зрения, не должно образовать состава преступления в действиях тех, кто призывал приходить на митинг — обвиняемые не знали и не могли знать о такого рода последствиях, и не должны нести ответственность за такое поведение, как не несут её сотрудники магазинов или кафе. В действиях обвиняемых нет ни преступной легкомысленности (когда лицо «без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий»), ни преступной небрежности (ситуация, при котором лицо «при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия»), согласно ст. 26 УК РФ, являющихся вариантами преступления, совершённого по неосторожности, а сами призывы участвовать в мирных протестах не были адресованы лицам, заражённым коронавирусом. Важным представляется и абсолютная голословность обвинения, отсутствие каких-либо объективных данных о том, привёл ли данный митинг к росту заболеваемости коронавирусной инфекцией или нет, а также вероятное использование зависимых от следствия свидетелей обвинения, в том числе человека, заявившего о том, что он пришёл на митинг, нарушив самоизоляцию.

Даже если исходить из того, что несогласованная акция протеста Пушкинской площади могла повлечь угрозу заражения коронавирусной инфекцией, как считает следствие, то с точки зрения российского законодательства действия её организаторов могли быть квалифицированы, к примеру, по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ («Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации»), как это происходило в случаях, когда массовые скопления людей не носили политического характера. Действия же лиц, которые в принципе не имели никакого отношения к организации данного публичного мероприятия, в частности, Марии Алёхиной и Люси Штейн, не должны, с нашей точки зрения, подпадать под действие даже и административной статьи. Мы исходим из того, что право на свободу собраний играет принципиально важную роль, и эпидемиологические ограничения, связанные с эпидемией ковида, не могут и не должны являться безусловным основанием для запрета публичных акций (тем более, даже одиночных пикетов) и ограничения права на свободу собраний, закреплённого ст. 31 Конституции РФ. Более того, нет однозначных доказательств того, что публичные мероприятия на улице, которые не запрещены в демократических странах, могут серьезно повлиять на заболеваемость коронавирусной инфекцией, тем более, в сравнении с концертами, поездками в общественном транспорте, посещением ночных клубов и т.д

Трое из фигурантов этого уголовного дела ранее были признаны политзаключёнными Союзом солидарности с политзаключёнными. Речь идёт об упомянутой выше Марии Алёхиной, Константине Янкаускасе и Олеге Навальном. Они повторно становятся жертвами репрессивной системы из-за своих политических взглядов, а Олег Навальный повторно становится заложником и средством давления на своего брата. Николай Ляскин, в свою очередь, ранее был признан нами лицом, преследуемым по политическим мотивам без содержания под стражей.

В связи с вышеизложенным, руководствуясь международным Руководством по определению понятия «политический заключённый», мы считаем Марию Алёхину, Дмитрия Барановского, Анастасию Васильеву, Николая Ляскина, Олега Навального, Любовь Соболь, Олега Степанова, Люсю Штейн, Константина Янкаускаа и Киру Ярмыш политзаключёнными. Их преследование осуществляется по политическим мотивам исключительно из-за их убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений, а также свободы мирных собраний, гарантированных Конституцией РФ, Международным Пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, с нарушением права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных международными договорами и российским законодательством. Оно направленно на недобровольное прекращение или изменение характера их публичной деятельности как оппозиционных политиков и/или критиков действующей власти

Мы требуем немедленного освобождения Марии Алёхиной, Дмитрия Барановского, Анастасии Васильевой, Николая Ляскина, Олега Навального, Любови Соболь, Олега Степанова, Люси Штейн, Константина Янкаускаса и Киры Ярмыш и привлечения к ответственности виновных в их незаконном уголовном преследовании.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ССП со взглядами и высказываниями признаваемых лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Средства на юридическую помощь незаконно преследуемым участникам мирных протестных митингов собирают правозащитные проекты «ОВД-Инфо» (http://donate.ovdinfo.org) и «Апология протеста» (http://apologia.pro).

Вы также можете помочь всем политзаключённым, сделав пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными:на карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177 или на Яндекс-кошелёк 410011205892134.

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10568/sanitarnoe-delo-o-mitinge-23-janvarja-2021-goda-v-moskve).

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены