Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Судебная комплексная психолого-лингвистическая экспертиза в отношении Н. Низовкиной и Т. Стецуры

МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИИ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ЗАБАЙКАЛЬСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗ
670017 г. Улан-Удэ, а/я 4097 тел. 21-19-96

ПОДПИСКА ЭКСПЕРТА

Нам, сотруднику Забайкальской лаборатории судебной экспертизы Малининой Юлии Федоровне, доценту, кандидату психологических наук, стаж экспертной работы 23 года, стаж работы в Забайкальской ЛСЭ с 1997г., свидетельство .N 485 МЮ РФ о квалификации судебного эксперта по производству судебно-психологических экспертиз и специалисту-лингвисту Судоплатовой Галине Алексеевне, зав. кафедрой русского языка БГУ, кандидату наук, доценту, в связи с поручением провести комплексную психолого-лингвистическую экспертизу по уголовному делу .N 10-2009-965, начальником лаборатории разъяснены права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 57 УПК РФ. Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ предупреждены.

17 июня 2009 года.

Ю.Ф. Малинина

Г.А. Судоплатова

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА И СПЕЦИАЛИСТА-ЛИНГВИСТА (комплексная судебная психолого-лингвистическая экспертиза по мате­риалам уголовного дела N 10-2009-965)

N 1148/7 – 2 -20.1

4 сентября 2009 г.

Экспертиза начата: 08 ч 30 мин 18.06.09

Экспертиза приостановлена: 16 ч 30 мин 06.07.09

Экспертиза возобновлена 08 ч 30 мин 25.08.09

Экспертиза окончена: 16 ч 30 мин 04.09.09

В ГУ Забайкальская ЛСЭ Минюста России 17.06.2009 г поступило постановление следователя следственного отдела по советскому району Г.Улан-Удэ СУ СК при прокуратуре РФ по РБ юриста 1 класса Гончикова А.А. от 17.06.2009 о назначении комплексной судебной психолого- лингвистической экспертизы по материалам уголовного дела N 10- 2009-965.

При постановлении поступило уголовное дело N 10-2009-965 в 1 томе и следующие материалы:

– копия листовки («23 февраля – день траура! День жертв защитников отечества!» );

– статья «Медведьтепель шагает! Наш город на краю?» (принтерная распечатка);

– газета «Свободное слово» N 157, ноябрь-декабрь 2008 г, в которой имеется статья под названием «Бурятия, не будь Андижаном!».

Перед экспертом и специалистом-лингвистом поставлены следующие вопросы (приведены в редакции следствия):

1. Являются ли представленные на экспертизу текстовые материалы листовки и статей текстами, целостными по содержанию и смыслу, направленности воздействия на читателя?

2. Реализуется ли в данных материалах осознаваемое коммуникативное намерение автора? Если да, то, какое именно намерение?

3. Содержатся ли в данных материалах языковые или иные средства, содержащие отрицательные оттенки и характеристики, негативные установки в отношении какой-либо социальной группы или отдельных лиц как ее представителей, направленные на возбуждение социальной ненависти и вражды к отдельному лицу или группе лиц по признаку принадлежности к какой-либо социальной группе, и если да, то в чем они выражаются?

4. Являются ли материалы, представленные на экспертизу, пропагандистскими? Способны ли языковые или иные средства в данных материалах оказать влияние на читателей путем формирования/возбуждения чувства ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы или отдельных лиц как ее представителей, либо побудить к действиям против них?

5. Направлена ли информация, содержащаяся в представленных на экспертизу материалах, на унижение чести и достоинства личности?

6. Побуждают ли представленные на экспертизу листовка и статьи, распространенные Стецура Т.С. и Низовкиной Н.Ю., к публичным призывам осуществления экстремистской деятельности, либо к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма?

7. Каковы индивидуально-психологические особенности Стецура Т.С. и Низовкиной Н.Ю. и какова мотивационная структура их личности?

8. Имеются ли у Стецура Т.С. и Низовкиной Н.Ю, такие свойства, как повышенная внушаемость, лживость (как черты характера)

9. Учитывая индивидуально-психологические особенности Стецура Т.С. и Низовкиной Н.Ю., каковы лидерские качества каждой и в чем они проявляются? Являются ли Стецура Т.С.и Низовкина Н.Ю. зрелыми личностями?

10. Какое влияние может оказать содержание листовки под названием «23 февраля – день траура! День жертв защитников Отечества!», статьи под названием «Медведьтепель шагает! Наш город на краю?» и статьи «Бурятия, не будь Андижаном!», расположенной в газете «Свободное слово» N 157 (ноябрь-декабрь 2008 года) на сознание, волю и поведение читателей?».

Примечание 1: Четвертый и шестой вопросы, а также четвертый (вторая часть) и десятый вопросы требуют совместного разрешения, что также будет отражено в совместных выводах.

Обстоятельства дела. Из постановления о назначении экспертизы известно, что в ночь с 22 на 23 февраля 2009 года (с 21 часа до 04 часов) в центре Советского района г.Улан-Удэ в общественных местах на фасадах зданий Стецура Т.С. и Низовкина Н.Ю. расклеили листовки под названием «23 февраля – день траура! День жертв защитников Отечества!», содержащие текст, имеющий цель возбуждения ненависти либо вражды к российским военным, сотрудникам милиции, следственным органам. Авторство листовки принадлежит Низовкиной и Стецура. По данному факту возбуждено уголовное дело N 10-2009-965 в отношении Стецура Т.С. и Низовкиной Н.Ю. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

В ходе следствия установлен факт распространения 27 марта 2009 г с 17 по 18 часов подозреваемыми Стецура и Низовкиной своей статьи «Медведьтепель шагает! Наш город на краю?», распечатанной на принтере, среди студентов БЭПИ и ВСГТУ, находившихся в тот день на экскурсии в автобусе на территории Иволгинского района Республики Бурятия.

Кроме того, в ходе предварительного следствия установлен факт распространения 01 мая 2009 г в период времени с 13-30 до 15 часов в центре города подозреваемыми Стецура и Низовкиной газеты «Свободное слово» N 157 со статьей «Бурятия, не будь Андижаном!», авторами которой являются Стецура и Низовкина.

Экспертиза выполнена старшим экспертом-психологом Забайкальской ЛСЭ Малининой Юлией Федоровной, доцентом, кандидатом психологических наук, стаж экспертной работы 23 года, стаж работы в Забайкальской ЛСЭ с 1997г., свидетельство N 485 МЮ РФ о квалификации судебного эксперта по производству судебно-психологических экспертиз (последняя атгестация в 2005 году) и специалистом-лингвистом Судоплатовой Галиной Алексеевной, зав. кафедрой русского языка БГУ, доцентом, кандидатом наук, стаж работы в качестве специалиста-лингвиста 19 лет.

Экспериментально-психологическое исследование в отношении Стецура т.С. и Низовкиной Н.Ю. проводилось 18 и 24 июня 2009 г в помещении ГУ Забайкальская ЛСЭ Минюста России.

Примечание 2: в связи с отпуском и выездом за пределы города специалиста-лингвиста Судоплатовой Г.А. производство экспертизы было приостановлено 06.07.2009 г до ее возвращения в августе с.г., о чем следствие былo уведомлено.

В ходе экспертизы была использована следующая специальная и справочная литература:

1. Методические рекомендации по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы МЮ РФ, утвержденные приказом министра юстиции N 346 от 20.12.2002.

2. И.А. Кудрявцев. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Научно-практическое руководство. М., МГУ, 1999.

3. В.Ф. Енгалычев, С.С. Шипшин. Судебно-психологическая экспертиза. Методическое руководство. Калуга-Обнинск-Москва, 1996.

4. Ф.С. Сафуанов. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. М., 1998.

5. Л.Н. Собчик. Диагностика индивидуально-типологических свойств и межличностных отношений. Практическое руководство. С.-П., 2003.

6. Баранов А.Г., Кунина М.Н. Дискурсивные особенности текстов в предметной области «терроризм» // Жанры речи: сборник научных статей. – Саратов, 2002.

7. Баранов А.Н., Грунченко О.Б., Левонтина И.Б. Лингвистическое исследование текстов для выявления в них призывов К осуществлению экстремистской деятельности. – М., 2008.

8. Базылев В.Н., Бельчиков Ю.В., Леонтьев А.А., Сорокин Ю.А. Понятие чести и достоинства, оскорбления и нормативности в текстах права и средств массовой информации. – М., 1997.

9. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 2006.

ИССЛЕДОВАНИ

ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЧАСТИ ЭКСПЕРТИЗЫ В ОТНОШЕНИИ НИЗОВКИНОЙ Н.Ю. ИСТЕЦУРА Т.С. для ответа на вопросы Постановления NN 7-10 использовались следующие методы и методики исследования (по Б.Г. Ананьеву):

• эмпирические методы (наблюдение, беседа, биографический метод, психодиагностика – см. ниже);

• методы обработки данных (количественные и качественные / анализ);

• интерпретационные методы (структурный метод/установление структурных связей между всеми характеристиками личности).

В качестве объектов исследования были получены 28 протоколов (ответы испытуемых) по следующим методикам:

• субтест «Счет» из батареи тестов интеллекта Векслера для определения общего уровня развития внимания и памяти;

• методика исследования социального интеллекта Дж. Гилфорда и М. Салливена (адаптация Е.С. Михайловой, Госстандарт России, ГП «Иматон», 1996);

• методика многофакторного исследования личности Р. Кеттелла 16 PF (Госстандарт России, ГП «Иматон»), 1995);

• бланковый тест ЧХТ (черты характера и темперамента);

• тест-опросник Смишека для определения типа акцентуации (по А.А. Реану, Госстандарт России, ГП «Иматон», 1993);

• методика сравнения парных таблиц для изучения установок и внушаемости (по Л.Н. Собчик, Практическое руководство, М., 1990);

• методика изучения волевых качеств, по В.С. Ивашкину (модифицированный вариант методики Дембо-Рубинштейн);

• мотивационный тест Хекхаузена (по Л.Н. Собчик. Институт прикладной психологии, М., 1993);

• тест юмористических фраз ТЮФ для диагностики мотивационной сферы личности, по А.Г. Шмелеву (ГП «Иматон», 1994);

• опросник Додонова Б.И. по изучению эмоциональной направленности личности (Институт практической психологии, НПО «Модэк», 1998);

• самоактуализационный тест САТ (адаптированный вариант опросника личностных ориентаций Э. Шострома);

• шкала поиска ощущений (ПО) для исследования уровня потребности в ощущениях;

• метод Дембо-Рубинштейн для выявления уровня самооценки;

• методика ДМО для диагностики межличностных отношений, по Л.Н. Собчик (модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т.Лири).

ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ ЭКСПЕРТИЗЫ для ответа на вопросы постановления за NN 1-6 были использованы следующие методы лингвистического исследования: для решения поставленных вопросов использовались методы анализа значений слов, предложений и текста в целом, разработанные в лингвистической семантике, лингвостилистике, лингвистике текста.

Из материалов дела установлено следующее:

Низовкина Надежда Юрьевна, 1986 г.р., образование – высшее, незамужняя, детей нет, не работает, со слов – не судима.

Стецура Татьяна Сергеевна, 1984 г.р., образование – высшее, незамужняя, детей нет, со слов – стажер адвокатской конторы, не судима.

Низовкина Л.А., мать Низовкиной Н., показала 09.06.2009 г, что «она всегда была за униженных и оскорбленных … По характеру справедливая, добрая, умная … в интеллектуальных кругах она может быть лидером, стремится к совершенствованию законов, общества».

Стецура Н.П., мать Стецура т., показала 19.05.2009 г, что дочь «поддается влиянию посторонних лиц … Я считаю, что Низовкина оказала влияние на мою дочь … ее поведение считаю результатом влияния Низовкиной».

Свидетель Кислов Е.В. знакомый Низовкиной и Стецура, сотрудник ГИ СО РАН, показал 09.06.2009 г, что «при общении с ними у меня сложилось мнение о том, что Низовкина и Стецура в радикализме хотят самовыразиться … Они выросли в офицерских семьях, в закрытых городках, поэтому сейчас они почувствовали свободу и таким образом самовыражаются. При этом, Низовкина доминирует над Стецура и отличается более резким, непримиримым характером. По их поведению можно сказать, что они целенаправленно провоцируют правоохранительные органы…».

Свидетели, студенты юрфаков БЭПИ и ВСГТУ, которым Низовкина и Стецура раздавали 27.03.2009 г в автобусе во время поездки в Иволгу листовки, показали следующее:

– « … она (Стецура) предлагала … распустить МВД и прочее, а военного (Буданова) не судить, а казнить без суда и следствия»;

– « … Низовкина ранее преподавала нам в БЭПИ предмет «История политических и правовых учений», в ходе изучения данного предмете я ничего не понимала…»;

« … Меня возмутило, что они (Низовкина и Стецура) хотят, чтобы люди, которые совершили теракты в школе г.Беслан, были освобождены»;

« … Также сложилось мнение о том, что Стецура действует по заказу каких-то лиц, либо групп».

В деле имеется заключение зав. отделом языкознания Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН Цыренова Б.Д. в отношении двух листовок («23 февраля – день траура! День жертв защитников Отечества!» и «Медведьтепель шагает! Наш город на краю?»), в соответствии с которым «…Такие высказывания (в текстах листовок) могут создать некорректное мнение в обществе о событиях в Чеченской республике 1990-х годов … Листовки подобного рода… создают негативное, некорректное мнение, которое в итоге может сыграть дестабилизирующую роль в обществе». «В целом, по тестам листовок мы заключаем, что они отличаются крайне плохим языком и стилем, а, порой, авторы опускаются до низкого стиля, их высказывания носят сумбурный, несуразный характер, на грани немотивированной истерии, и, нам думается, что мало кто из образованных и здравомыслящих людей стали бы их читать» (ответ на запрос Центра по противодействию экстремизму от 20.05.2009).

Что касается показаний самих Низовкиной и Стецура, то в психологическом плане (помимо противокационных заявлений) обращают на себя внимание следующие высказывания:

« … Мы не дискридитировали (орфография сохранена) работу милиции, а объясняли, в чем состоят повышенные привилегии ее сотрудников, по аналогии с военнослужащими» (объяснение Низовкиной Н. от 23.02.2009);

– «… я настаиваю на полной ликвидации ФСБ и любых подобных спецслужб … » (протокол допроса Низовкиной Н. от 30.04.2009);

« … Основной целью наших публичных действий считаю возбуждение среди населения г. У лан- Удэ осуждения социальных групп, которые я перечислила ранее в данном допросе … Эти акции носили просветительский характер … » (протокол допроса Низовкиной Н. от 04.05.2009);

« … я стремилась к то, , чтобы … мои высказывания приводили именно к таким последствиям, как распространение среди населения мнения о преступности данных институтов и необходимости их ликвидации … Лично я психологически отношусь достаточно ровно к этим лицам и институтам, но я убеждена в их вредности для общества, в их сегодняшней преступности по отношению к правам человека, эту позицию я отстаиваю и стремлюсь к ее максимальному распространению» (протокол повторного допроса Низовкиной Н. от 05.05.2009);

« … считаю военную службу в российской армии принуждающей к выполнению любых приказов … » (протокол дополнительного допроса Стецура Т. от 06.05.2009);

« … в силу строгой иерархичности и необсуждаемости приказов начальства этот институт (армия) … опасен для общества» (там же);

« … Мои представления о социальных группах, неприязнь к которым инкриминируется, складывались из сведений о делах Ульмана, Буданова, Худякова, Аракчеева, а также об издевательствах над Сычевым, о насильственном призыве Олега Козловского… о подавлении мирных демонстраций в Москве… подавлении демонстраций против монетизации льгот, о насильственном разгоне… акций протеста автомобилистов во Владивостоке…» (протокол дополнительного допроса Стецура Т. от 06.05.2009).

При настоящем обследовании обе подэкспертные легко вступили в контакт, однако держались очень настороженно и недоброжелательно (если не сказать – озлобленно). Быстро включались в работу, но экспериментальные задания выполняли медленно, что (в сочетании с их настороженностью и недоброжелательностью) говорило об их установочном поведении, подтвердившемся экспериментально.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ

с использованием вышеозначенных методов и методик показало следующее:

В ОТНОШЕНИИ НИЗОВКИНОЙ Н.Ю.

+ Выраженное установочное поведение: повышенное стремление (особенно у Стецура) выглядеть в благоприятном свете, достаточно удачное манипулирование ответами с одной стороны, и установка на социально одобряемые ответы, напряженность и закрытость, с другой (тесты Кеттелла, Додонова, ТЮФ, САТ).

+ Интеллектуальная сфера подэкспертной характеризуется следующим: высокий уровень развития внимания и памяти (по Векслеру, 16 баллов, шах = 17);

– хорошие общие мыслительные способности (факторВ+, по Кеттеллу);

– демонстрирует повышенную – познавательную потр~бность, которая имеет в большей степени декларативный характер, так как, по Додонову, гностическая направленность не является ведущей в структуре ее личности (тесты САТ, Додонов);

– низкий общий уровень социального интеллекта, как способности правильно понимать поведение людей, по Дж. Гилфорду (композитная оценка =2 станд. балла, шах = 5). При этом, ее частные способности к пониманию поведения развиты неодинаково: более/менее адекватно подэкспертная отражает невербальную и вербальную экспрессию поведения, т.е. она способна правильно оценивать эмоциональное состояние людей по жестам (понимает язык жестов) и достаточно быстро и правильно понимать что и как люди говорят друг другу (субтесты 2 и 3= 3-4 станд. балла, mах = 5). Однако, у нее средне-слабая способность предвидеть последствия поведения: порой она может попадать в конфликтные, опасные ситуации, т. к. неверно представляет себе результаты своих действий и поступков других, недостаточно хорошо ориентируется в общепринятых нормах и правилах поведения (субтест 1 = 2-3 ст. б., шах = 5). Ну а логику развития сложных ситуаций межличностного взаимодействия она не понимает совсем (субтест 4 = 2 СТ. б., шах = 5), заменяя ее игрой в слова, т.е. тем, что она умеет относительно хорошо (см. субтесты 2, 3).

+ Типологические особенности и ведущие тенденции:

– сильный неуравновешенный, подвижный тип нервной системы (н. с.), лежащий в основе, в целом, холерического типа темперамента (тест ЧХТ): процессы возбуждения явно превалируют над процессами торможения (+ 6 versus О), высокая подвижность нервных процессов (+ 7), низкая чувствительность н.с.(+ 1), повышенная нервозность (+7);

– высоко акцентуированный тип (из 10-ти типов акцентуаций, по Леонгарду/Смишеку, только три не превышают диагностическое число).

Акцентуация характера/личности – это крайний вариант нормы, когда отдельные черты чрезмерно усилены и появляется избирательная ‘уязвимость к определенным воздействиям среды, и могут возникать аффективные реакции, неврозы u другие реактивные состояния, вызывающие нарушения поведения.

Наиболее ярко выражены демонстративный/истероидный тип акцентуации, 20 баллов, шах =24 (демонстративный – по классификации К. Леонгарда, истероидный – по А.Личко И А. Реану), затем следуют гипертимный и экзальтированный/лабильный типы (по 18 баллов). Демонстратив­ная/истероидная акцентуация подэкспертной подтверждается и методикой Б.Додонова.

Центральной особенностью демонстративной личности, по Леон гарду, является потребность и стремление производить впечатление, привлекать к себе внимание. Это проявляется в тщеславии, нарочито демонстративном, эпатажном поведении. Таким образом, главной чертой демонстративного (истероидного, по Личко) типа является мощный эгоцентризм, жажда внимания к своей особе. Все остальные особенности основаны на этом: театральность переживаний, склонность к позе, экзальтация. Лживость и фантазирование целиком служат цели приукрашивания и привлечения внимания к своей личности. У акцентуанта высокие притязания в отношении профессии, она претендует на первенство или исключительное положение, стремиться найти дело, где можно быть на виду.

+ Состояние эмоционально-волевой сферы подэкспертной характеризуют:

– глубинная тревожность на фоне эмоциональной неустойчивости.

* Подэкспертная декларирует высокую эмоциональную устойчивость (фактор С+, по Кеттеллу), что противоречит выявленным у нее типологическим особенностям (холерики – это, в той или иной степени, эмоционально неустойчивые экстраверты).

* Кроме того, большое количество крайних оценок в профиле Кеттелла заставляет предположить, что подэкспертная манипулировала своими ответами, чтобы исключить те, что могли бы представить ее в невыгодном свете, вызвав подозрение о невротических отклонениях, однако чрезмерное отрицание любого неблагополучия позволяет предположить, что в основе подхода подэкспертной к тестированию лежит глубинная тревожность (по всей видимости, ей приходится чрезмерно напрягаться, чтобы успешно блефовать). Ее тревожность подтверждается и методикой «Парные таблицы».

* В свете вышесказанного просматривается еще одна проблема: при высоком МD (стремление выглядеть в благоприятном свете) и декларируемой низкой тревожности (фактор Fт -, по Кеттеллу) проблема заключается в том, что личность очень сильно стремится что-то скрыть, а скрыть она хочет свою глубинную, внутреннюю тревожность;

– враждебный, агрессивный характер эмоций, враждебные чувства (фактор Е+, по Кепеллу).

Высокое Е (у обеих испытуемых Е = 9 стенов) играет важную роль при определении такой черты характера как хроническая злость и, следовательно, при оценке социотипов. Об этом косвенно свидетельствует и блок концепции человека по тесту САТ: она не склонна воспринимать человеческую природу в целом как положительную.

Обе подэкспертные агрессивны и не видят в этом ничего плохого, обе склонны принимать свое раздражение и агрессивность как естественное проявление человеческой природы, человеческих чувств (блок межличностной чувствительности > N, по САТ; шк. агрессивности «+ +» по ТЮФ);

– сниженный самоконтроль поведения.

У обеих подэкспертных снижена способность контролировать свои эмоции, прежде всего, злость и тревожность, у Низовкиной в большей степени, у Стецура – в меньшей. В силу низкого самоконтроля поведения, Низовкина – не лидер при решении групповых проблем (факторы Q3- и ± соответственно по Кетгеллу);

– интеллектуализированные формы враждебных чувств и юношеская/незрелая мятежность.

Присущая подэкспертным агрессивность будет чаще проявляться интеллектуальными способами, т.е. выражаться в интеллектуалuзированных формах враждебности, и вызывать раздражение в споре (факторы Е +, В +, Q1 +, по Кеттеллу). При этом, высокое Q1/радикализм, мятежность, (а у обеих подэкспертных Q1 = 10 стенов), дополненное слабым самоконтролем поведения (Q3 -) и несбалансированными другими факторами (F-, М+, 0- и др.), может предполагать незрелую мятежность скорее безрассудного типа: радикализм, привлекательный в умеренном выражении, в своих крайних про­явлениях (у обоих Ql= 10) предполагает личность, с которой трудно находиться рядом, т.к. такая личность предпочитает разрушать и не будет ис­пытывать больших угрызений совести, если «затопчет» того, кто будет мешать ей в ее преобразованиях. К тому же, такая личность имеет сильный, неразрешенный Эдипов комплекс, порождающий проблемы с вышестоящими лицами;

– установки обеих подэкспертных несколько инертны, т.е. объективность воспринимаемой информации не всегда превалирует над эмоциональным отношением. Подэкспертная Низовкина достаточно внушаема, в большей степени, чем Стецура (методика сравнения парных таблиц);

методика изучения волевых качеств личности показала, что у обеих подэкспертных завышенная самооценка волевой активности, у Стецура – в большей степени, у Низовкиной – в меньшей.

У Низовкиной, по ее самооценке, лучше всего развиты динамические/побудительные компоненты воли, а среди них – целеустремленность и настойчивость. Меньше развиты, как она считает, когнитивные/ориентировочные и праксические/исполнительные качества воли, а среди них – расчетливость и исполнительность. В целом же, она считает, что волевая активность у нее сформирована очень хорошо. Однако, сообразно использованному методу, ее самооценку своей волевой активности (в среднем, 71 %) следует считать завышенной.

Таким образом, такие характеристики эмоционально-волевой сферы подэкспертной, как незрелая мятежность на фоне завышенной самооценки своих волевых качеств, свидетельствует об эмоционально-волевой незрелости подэкспертной Низовкиной.

– Личностные особенности подэкспертной, имеющие значение в обстоятельствах дела:

– в целом, компенсаторно завышенная самооценка, особенно – в отношении счастливости (= 89%, можно предположить, что подэкспертная чувствует и осознает свою несчастливость, но прячет ее за декларативно завышенной самооценкой). Адекватно оценивается ею только здоровье (60%), остальные оценки – ума (79%) и характера (68%) – также являются завышенными, т.к. для человека естественно позиционировать себя несколько выше среднего (на 55-65%).

Завышенная самооценка и выраженное честолюбие обеих подэкспертных подтверждается методиками Хекхаузена, ТЮФ и САТ. По САТ, обе подэкспертные не считают нужным скрывать свое гипертрофированное самоуважение и свою агрессивность, принимая ее как естественное проявление

(блоки самовосприятия и межличностной чувствительности > N, тест САТ; тест ТЮФ);

– по эмоциональной направленности личности для Низовкиной более других значима глорuческая направленность, т.е. потребность самоуважения, славы (= 13%, диагностическое число> 10%, по Додонову), что хорошо коррелирует с выявленным у нее демонстративным типом акцентуации.

Альтруистическая направленность, как потребность в содействии и помощи другим людям, которая ею декларируется (декларируемая ею правозащитная деятельность), на самом деле для нее малозначима (= 9%, диагностическое число – больше 10%);

– у подэкспертной повышенный уровень потребности в ощущениях (10 баллов,mах=16, тест по; фактор Н+, по Кеттеллу). Это означает, что у нее могут появляться бесконтрольные влечения к рискованным авантюрам, свойственные в большей степени подросткам, что, в свою очередь, также является свидетельством определенной незрелости её личности;

– у обеих подэкспертных выраженное стремление к самоутверждению и независимости, свойственное подростковому и юношескому возрасту, обеим нравится доминировать, контролировать и критиковать других. Каждая игнорирует социальные условности и агрессивно отстаивает свои права, им нравится «принимать вызов» и чувствовать свое «превосходство». Каждая является доминантной личностью, агрессивной и упрямой, с лидерскими амбициями (шкала поддержки и блок ценностей> N по САТ; фактор Е = 9 стенов, по Кеттеллу: крайне высокие оценки в 9-10 стенов также связывают с агрессивностью и упрямством);

– у обеих подэкспертных преобладает мотивация достижения: обе склонны к лидированию, упорны, склонны к риску, агрессивны и конфликтны в межличностных контактах, завышенная самооценка. У Низовкиной тема успеха несколько преобладает, выражена потребность как в достижении успеха, так и в избегании неудач; при этом, деятельность достижения в большей степени определяется активным преодолением препятствий при ожидании неуспеха (тест Хекхаузена);

– у обеих подэкспертных сила «сверх – Я»/совестливость находится в нижних границах нормы, с тенденцией к снижению (у обеих фактор G = 4 стенам, по Кеттеллу), что наводит на мысль о наличии некоторых социопатических характеристик (см. выше о хронической злости, фактор Е+). Иными словами, вызывает сомнение стремление подэкспертных к соблюдению моральных требований и групповых норм в силу, прежде всего, несклонности обследуемых испытывать чувство вины и их нечувствительности к оценкам окружающих (фактор О -, по Кеттеллу). Кроме того, общая картина социопатических отклонений, выявленная у обследуемых, подкрепляет это сомнение. Речь пока что не идет о социопатии (как недостатке внутренних регуляторов поведения и неконтролируемом поведении) в полном объеме, однако при дальнейшем слабом интересе к соблюдению общественных/социальных стандартов, норм и требований может появиться серьезная тенденция к социопатии;

– обе смелы, самоуверенны, нечувствительны и к угрозе, и к оценкам окружающих, имеют тягу к риску и острым ощущениям, любят быть на виду, лидировать (факторы Н +,0-, по Кеттеллу);

– у обеих подэкспертных богатое воображение, поглощенность идеями и фантазиями: интересуются абстрактными вопросами, мировоззренческими проблемами, однако особой проницательности при этом нет. Иными словами, каждая из них – увлекающаяся личность, у которой, к тому же, возможны истерические эмоциональные расстройства (факторы М +, N ± ↓ по Кеттеллу);

– подэкспертная хотела представить себя мягким, теплым сердечным в общении человеком, но это плохо сочетается с присущей ей враждебностью (факторы I +, А +, Е = 9 стенов, Q1 = 10 стенов).

При этом, подэкспертная подозрительна: к людям подходит настороженно и с предубеждением, скептически относится к моральным мотивам поведения. В отношениях с людьми проявляет себя настойчивой, раздражительной, независимой, несклонной забывать ошибки других личностью (фактор L +, по Кеттеллу).

Из психограммы видно, что в реальном «Я» подэкспертной преобладает III октант («прямолинейно-агрессивный» тип межличностных отношений): ее характеризует упорство в достижении цели, повышенное чувство справедливости, сочетающееся с убежденность в собственной правоте, прямолинейность в высказываниях и поступках, легко загорающееся чувство враждебности, повышенная обидчивость, легко угасающая в комфортной ситуации. В силу своего упрямства и недружелюбия подэкспертная хотела бы сохранить в своем ИЯ свойства вектора доминирования, а с другой стороны, в идеале она хотела бы быть более доброжелательной и конгруэнтной с окружающими, т.е. она отчасти самокритично оценивает себя (резкое увеличение VIII октанта в ИЯ, и всего вектора доброжелательности в два раза). Высокая степень рассогласования между оценками «РЯ» и «ИЯ» (разница> 4 баллов по VIII октанту) свидетельствует о внутренней неудовлетворенности собой. Она считает себя более прямолинейно-агрессивной и недоверчивой, чем Стецура, и наделяет ее всеми положительными качествами, но в то же время она считает ее почти столь же авторитарной, как и она сама (равновеликие 1-e октанты).
   

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2019 Политзеки.ru | Все права защищены