Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Другие дела

Загребельный Артём Андреевич

Загребельный Артём Андреевич родился 6 ноября 1993 года, имеет среднее образование, женат, работал разнорабочим в туберкулёзном диспансере, до задержания жил в Красноярске. Осуждён 22 октября 2020 года по ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти») к 5 годам колонии общего режима, взят под стражу в зале суда.

Описание дела

27-летний Артем Загребельный был задержан в подъезде своего дома 7 ноября 2019 года, когда трое сотрудников ФСБ в штатском пытались задержать его для проведения обследования у него в квартире в рамках ОРМ. Загребельный оказал им сопротивление, брызнув в них из перцового баллончика и попав двоим из них в глаза. После непродолжительной борьбы между Загребельным и сотрудниками ФСБ в подъезд забежали сотрудники СОБР, и Загребельный был задержан.

По версии следствия, отражённой в приговоре суда, потерпевший сотрудник ФСБ Пшеничников А.С. «в соответствии со ст. 14.2 ФЗ РФ № 40-ФЗ от 04.04.1995 «О Федеральной службе безопасности», представился Загребельному А.А., сообщив, что они являются сотрудниками органа федеральной службы безопасности, и потребовал от Загребельного А.А. выйти из кабины лифта и проследовать с ними в помещение УФСБ России по Красноярскому краю. В этот момент у Загребельного А.А., будучи недовольным его задержанием и доставлением в УФСБ России по Красноярскому краю и желая скрыться с места задержания, возник преступный умысел на применение насилия, опасного для жизни из здоровья в отношении начальника отделения УФСБ России по Красноярскому краю Пшеничникова А.С., находящегося при исполнении своих должностных обязанностей». Реализуя этот умысел, Загребельный применил перцовый баллончик против Пшеничникова А.С. и находившегося рядом второго потерпевшего сотрудника ФСБ Архипова А.С.

По версии Загребельного, сотрудники ФСБ не представились и не показали документы, а просто силой вывели его из лифта, после чего он применил к ним перцовый баллончик, поскольку не знал, что они из правоохранительных органов. Как только один из них крикнул Загребельному «я из ФСБ!», Загребельный перестал использовать баллончик и прекратил сопротивление.

Сразу после задержания, 7 ноября 2019 года, Загребельный написал явку с повинной, в которой он «сообщил об оказании сопротивления сотрудникам ФСБ при его задержании путём распыления им в лицо газа из перцового баллончика». Как он пояснил позже, в тот момент ему предложили назначенного защитника, но он отказался от его услуг, рассудив, что такой защитник будет скорее действовать в интересах следствия, чем в его.

Позже, в декабре 2019 года, после вступления в дело адвоката по соглашению, Загребельный отказался от явки с повинной, утверждая, что она была получена под давлением оперативников. Согласно новой позиции, он вину не признал полностью, показав, что действовал в рамках допустимой самообороны, поскольку не знал, что люди, пытавшиеся его задержать, – сотрудники ФСБ.

Приговор вынесен Свердловским районным судом города Красноярска 22 октября 2020 года под председательством Муштаковой Л.Д. Рассмотрение апелляционной жалобы, поданной Загребельным и его защитой, пока не назначено.

Доказательства обвинения

Согласно приговору суда, вина Загребельного подтверждается показаниями свидетелей, записями камер видеонаблюдения камер видеонаблюдения в подъезде и лифте, судебно-медицинскими экспертизами а также материалами, свидетельствующими о том, что Загребельный был под наблюдением из-за публикаций во «ВКонтакте» и знал об этом.

Из двенадцати свидетелей, показания которых суд считает доказательством вины Загребельного, непосредственно при задержании и применении Загребельным баллончика, присутствовали только трое – это сотрудники УФСБ Пшеничников, Архипов и Ахметов. Остальные девять свидетелей – это сотрудники СОБРа, ожидавшие в это время в автобусе, работница аптеки неподалёку, вызвавшая скорую помощь потерпевшим после событий, а также «представители общественности», которые видели, как «из подъезда выбежал сначала один из сотрудников УФСБ, за ним выбежал второй сотрудник». В связи с этим, показания девяти свидетелей на самом деле никак не относятся к рассмотрению вопроса о виновности Загребельного.

Показания потерпевшего сотрудника ФСБ Пшеничникова говорят о том, что «находясь в кабине лифта, он [Пшеничников] сказал Загребельному, что они [Пшеничников, Архипов и Ахметов] из ФСБ и попросил его проехать с ними, при этом он сообщил Ахметову и Архипову, чтобы подошли. Ахметов зашёл в лифт, при этом достал удостоверение и предъявил его Загребельному», а также «Когда Загребельный стал распылять газ, Ахметов и Архипов постоянно ему говорили, что они являются сотрудниками ФСБ».

Потерпевший сотрудник ФСБ Архипов также свидетельствует, что в лифте Пшеничников «сообщил, что мы из ФСБ» а затем в лифт вошёл Ахметов и «стал показывать удостоверение». После выхода из лифта «все трое ему [Загребельному] кричали, что они из ФСБ, однако он продолжал распылять газ». Также Архипов поясняет, что «они неоднократно говорили, что они из ФСБ. Ахметов показал удостоверение, при этом не успел его раскрыть, однако на корочке написано «ФСБ». На основании сказанного выше Архипов утверждает, что «не согласен с показаниями Загребельного о том, что тот не знал о том, что они сотрудники ФСБ, кроме того, из переписки Загребельного следует, что он подозревал, что за ним следят и намеревался оказать сопротивление». Кроме слов Архипова, никаких подтверждений этому следствие и обвинение не представило.

Сотрудник ФСБ Ахметов подтвердил, что «они представились, что сотрудники ФСБ» и также показал, что «он [Ахметов] показал удостоверение Загребельному. Загребельный видел удостоверение, самостоятельно выходил из лифта, физическая сила не применялась».

Судебно-медицинские экспертизы повреждений, нанесённых Пшеничникову и Архипову в результате распыления газа из баллончика, были проведены дважды – на следующий день после событий, 8 ноября 2019 года, а потом спустя три недели – 27 ноября 2019 года. Выводы экспертиз от 8 ноября не показали вреда здоровью Пшеничникова и Архипова, а выводы экспертиз от 27 ноября уже обнаружили лёгкий вред здоровью.

Основания признания политзаключённым

Артёму Загребельному было вменено применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей. То есть, обвинение должно было доказать, что Загребельный применил в отношении потерпевших Пшеничникова и Архипова насилие, заведомо зная, что они являются сотрудниками правоохранительных органов и что они в данный момент исполняют свои должностные обязанности. Также обвинение должно было доказать, что насилие, применённое Загребельным в отношении потерпевших, было опасным для их жизни и здоровья. Обвинением не было доказано надлежащим образом ни первое, ни второе.

Наиболее объективным свидетельством происходившего являются записи с видеокамер в лифте и подъезде. К сожалению, звука на записях нет, поэтому установить точно, что говорили участники, невозможно, но видеоряд больше соответствует версии Загребельного, а не сотрудников ФСБ.

На видеозаписи из лифта видно, что Пшеничников заходит за Загребельным в лифт, затем что-то говорит, указывая на кнопки лифта, после чего делает побудительный жест рукой, показывая Загребельному выйти из лифта, а также показывает мужчинам снаружи, чтобы они, наоборот, зашли в лифт. Двое мужчин – сначала Ахметов, за ним Архипов – входят в лифт, и сразу после этого все четверо выходят из лифта, при этом Пшеничников толкает Загребельного в спину, побуждая его выходить быстрее. При этом, ни Пшеничников, ни Архипов, ни Ахметов не показывают никаких удостоверений, а Архипов и Ахметов ничего не говорят, во всяком случае, не артикулируют.

На видеозаписи из подъезда видно, как Загребельный подходит к лифту, около которого уже стоят Пшеничников и Ахметов. За спиной Загребельного Пшеничников показывает некие знаки Ахметову, предположительно обсуждая их дальнейшие действия. Некоторое время они все вместе ждут лифт, при этом Пшеничников и Ахметов не вступают ни в какое взаимодействие с Загребельным. Когда лифт приезжает, в него входит Загребельный, за ним Пшеничников, чуть позже Ахметов и Архипов. Затем все четверо выходят из лифта, Загребельный сразу резко разворачивается и начинает бороться с Пшеничниковым, Архипов и Ахметов подходят ближе, но тут же начинают прикрывать глаза. Загребельный и Пшеничников падают на пол, затем на полу оказывается и Архипов, около двух секунд продолжается борьба. Ахметов выбегает из подъезда, за ним сразу выбегает Пшеничников. Загребельный и Архипов остаются на полу и ещё несколько секунд продолжают бороться. Затем борьба прекращается, и Архипов удерживает Загребельного на полу примерно в течение минуты до тех пор, пока в подъезд не забегают сотрудники СОБРа.

Показания сотрудников ФСБ о том, что в лифте Ахметов показал Загребельному удостоверение, не подтверждаются видеозаписью – в лифте Ахметов, так же как и Пшеничников и Архипов, никаких удостоверений Загребельному не показывали. Факт предъявления Загребельному удостоверения ФСБ не подтверждается даже в том виде, как он описан в показаниях Архипова – что якобы Ахметов не успел раскрыть удостоверение, но показал Загребельному корочку с надписью «ФСБ». Руки Ахметова, пока он находился в лифте, в принципе не поднимались на уровень глаз Загребельного. В правой руке он держал телефон, который, входя в лифт, убрал в карман, в левой руке у него был какой-то предмет, который он, не поднимая выше, переложил в правую руку, а левой рукой стал помогать Пшеничникову выводить Загребельного из лифта. Таким образом, утверждения сотрудников ФСБ, что Загребельный «видел удостоверение» опровергаются видеозаписью. Описание этого момента в резолютивной части приговора суда: «Ахметов А.С. достал из кармана предмет, похожий на удостоверение, и стал двигаться с ним к Загребельному А.А., который данное удостоверение не видеть не мог», — не выдерживает никакой критики, поскольку из того, что Ахметов достал из кармана некий предмет, совершенно не следует, что Загребельный, во-первых, это видел, во-вторых, что он мог определить, что это именно служебное удостоверение.

Говорили ли сотрудники ФСБ что-то Загребельному после выхода из лифта, во время борьбы и применения им баллончика, из видеозаписи установить нельзя, но прекращение сопротивления со стороны Загребельного совпадает с его показаниями. Он утверждает, что перестал сопротивляться сразу после того, как Архипов, оставшийся с ним на полу после того, как Пшеничников и Ахметов выбежали из подъезда, сообщил, что он из ФСБ. На видеозаписи видно, что действительно, борьба прекращается вскоре после того, как Пшеничников и Ахметов выбегают из подъезда.

Таким образом, обвинением не доказано, что Загребельный на момент применения баллончика знал, что Пшеничников, Архипов и Ахметов – сотрудники ФСБ, находящиеся при исполнении своих должностных обязанностей.

Определение вреда здоровью Пшеничникова и Архипова основано на выводах двух судебно-медицинских экспертиз. Тот факт, что экспертизы, проведённые на следующий день после событий, не установили вреда здоровью, а экспертизы, проведённые через три недели, вред здоровью уже обнаружили, вызывает серьёзные сомнения в правдивости этих результатов. Весьма вероятно, что выводы экспертиз от 27 ноября некорректны и были сделаны специально с целью усилить обвинение.

Исходя из материалов дела, следует полагать, что Артём Загребельный действовал в рамках необходимой обороны, применив газовый баллончик к напавшим на него лицам, принадлежность которых и законность действий которых не были для него очевидны.

Дополнительно следует отметить показания Загребельного о том, что сотрудники ФСБ угрожали ему изнасилованием его жены, а на тот момент девушки Маргариты — именно так они вынудили его написать явку с повинной сразу после задержания. Также, согласно показаниям Маргариты, сотрудники ФСБ оказывали давление на неё саму, принуждая разместить в соцсетях нацистскую символику, чтобы затем привлечь её к ответственности по административной статье. К сожалению, практика угроз в отношении как самих задержанных, так и их близких является весьма распространённым методом работы правоохранительных органов, а сама по себя «явка с повинной», явно не отвечающая интересам Загребельного, не находит рационального объяснения, поэтому его показания об угрозах представляются правдопобными.

Важно также, что изначально сотрудники ФСБ прибыли к Загребельному «с целью проверки имеющейся у них информации об осуществлении Загребельным А.А. экстремисткой деятельности», в рамках оперативно-розыскных мероприятий, связанных с его перепиской во «ВКонтакте» с пранкером Вольновым. То есть, столкновение между Загребельным и сотрудниками ФСБ, ставшее основанием для назначения ему наказания в виде 5 лет лишения свободы, произошло не в результате подозрения, что Загребельный совершил преступление против личности или террористический акт, а в результате проверки его переписки в интернете на предмет экстремизма. Уголовное дело по поводу переписки «ВКонтакте» возбуждено не было. Сам Загребельный даже затрудняется сказать, происходила эта переписка в комментариях или в личных сообщениях, и чему конкретно она была посвящена, поскольку она была очень краткой, и он не обратил на неё внимания. Складывается впечатление, что ФСБ в тот момент проверяло всех, кто переписывался с Вольновым.

Утверждение суда о том, что с помощью баллончика Загребельный пытался оказать сопротивление и скрыться с места задержания, также не выдерживает критики, поскольку трудно представить, что человек, подозреваемый в экстремистской переписке в интернете, будет сознательно отбиваться от сотрудников ФСБ, добавляя себе более серьёзое обвинение. Ещё более маловероятно, что он будет пытаться избежать задержания с помощью газового баллончика.

Получается, что политический мотив присутствует в деле Загребельного дважды. Первый раз в связи с проверкой, в рамках которой сотрудники ФСБ прибыли 7 ноября 2019 года в дом Загребельного. К сожалению, часто основанием для обвинения в экстремизме или призывах к нему могут быть совершенно невинные и малозначительные публикации в Интернете. Видимо, так было и в этот раз, поскольку сам Загребельный не может точно описать вменяемую ему переписку ввиду её краткости и малозначительности, и уголовное дело в итоге возбуждено не было. Второй раз политический мотив появился после акта самообороны со стороны Загребельного, который следствие и суд расценили как преступление, а именно, насилие в отношении сотрудников правоохранительных органов. Учитывая обстоятельства и имеющиеся видеозаписи, мы полагаем, что суровый приговор Загребельному имеет целью не восстановление справедливости, а трансляцию обществу идеи неприкасаемости сотрудников правоохранительных органов, а особенно сотрудников ФСБ. Любые незаконные действия сотрудников ФСБ будут оправданы, а любое сопротивление, пусть даже адекватное и законное, будет жестоко наказано – вот, что, как представляется, сообщает суд этим приговором.

Согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключенный» мы находим, что данное уголовное дело политически мотивированно, создано субъектами власти с целью упрочения властных полномочий. Лишение свободы было применено при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, , иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

ССП считает Артёма Загребельного политическим заключённым и требует его немедленного освобождения из-под стражи и пересмотра приговора.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Андрей Миллер, «Правозащита Открытки».

Как помочь

Адрес для писем:

660075, г. Красноярск, ул. Республики, д. 72, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Красноярскому краю, Загребельному Артёму Андреевичу 1993 г. р.

Пожертвовать на оплату адвоката Загребельного: http://orpravo.org/case/artem-zagrebelnyj/#help-project

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

1. Яндекс-кошелек 410011205892134

2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Ссылки на публикации в СМИ:

Сибирь.Реалии. «Тебя посадим, а девушку твою изнасилуют». Оборонялся от сотрудников ФСБ в штатском и получил 5 лет // http://sibreal.org/a/30417690.html

Коммерсантъ. Красноярец получил 5 лет колонии за распыление перцового баллончика в сотрудников ФСБ // http://kommersant.ru/doc/4541099

Медиазона. Шапочка из фольги на службе ФСБ. Что будет, если залить оперативников из перцового баллона // http://zona.media/article/2020/01/28/redhotsiberia

Дата обновления справки: 16.03.2021 г.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены