Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Кочесоков (Кочесоко) Мартин Хусенович

Кочесоков (Кочесоко) Мартин Хусенович родился 16 ноября 1988 года, житель Нальчика, учредитель и глава черкесской общественной организации «Хабзэ», сопредседатель Демократического конгресса народов России. Имеет высшее образование, аспирант Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований, работал журналистом-фрилансером. 2 марта 2021 года осуждён к 3 годам лишения свободы условно с 1 годом испытательного срока по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконное приобретение и хранение наркотиков в крупном размере», до 10 лет лишения свободы). Находился под стражей с 7 по 25 июня 2019 года, когда был переведён под домашний арест. С 23 августа 2019 года под подпиской о невыезде.

Описание дела

Мартин Кочесоков задержан якобы с 268,1 граммами марихуаны 7 июня 2019 года. Согласно материалам дела, его машину ВАЗ-211440, по распоряжению, поступившему из Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ, Центр «Э») МВД Кабардино-Балкарской республики (КБР), на автодороге в Лескенском районе КБР, остановил наряд дорожно-патрульной службы (ДПС) полиции. После этого к Кочесокову подбежали бойцы СОБР «Эльбрус» Росгвардии в масках и оперативники Центра «Э», уложили его на асфальт и заковали руки в наручники за спиной. Прибывшая дежурная следственно-оперативная группа (СОГ) из ближайшего отдела полиции зафиксировала добровольную выдачу задержанным пакетика из кармана брюк и пакета из салона машины, в которых оказалось 268,1 граммов марихуаны. Затем его доставили в Лескенский ОМВД.

На пакетах, утверждают в МВД, остались отпечатки пальцев подозреваемого, а в смывах с его рук обнаружили следы наркотического вещества. В организме Кочесокова экспертиза не обнаружила следов употребления наркотиков.

«На марлевом тампоне со смывами с поверхности носогубного треугольника гр. Кочесокова М.Х., а также на контрольном марлевом тампоне, представленном на экспертизу, наркотического средства — тетрагидроканнабинола, выявлено не было. Однако на марлевых тампонах со смывами с поверхности ладоней рук гр. Кочесокова М.Х., представленных на экспертизу, выявлены следы наркотического средства», — говорится заключении эксперта А. К. Азаматовой № 2196 от 18 июня 2019 года, составленном по результатам химической судебной экспертизы, проведённой на основании постановления следователя СО ОМВД России по Лескенскому району А. Х. Карова от 8 июня 2019 года. Указанные смывы были сделаны экспертом следственно-оперативной группы полиции Муратом Шугуновым непосредственно на месте задержания Мартина Кочесокова.

Во время допроса, настаивают в полиции, в присутствии защитника задержанный «признался в незаконном приобретении и хранении марихуаны». После этого ему предъявили обвинение.

В обвинительном заключении приводятся признательные показания Мартина Кочесокова в качестве подозреваемого от 8 июня 2019 года: «Изъятое у него наркотическое средство марихуана он сорвал на окраине с. п. Урух Лескенского района, в начале ноября 2018 г., примерно в 14 часов 00 минут, для личного употребления без цели сбыта. Часть сорванного им количества наркотического средства марихуана он упаковал в чёрный полимерный пакет и хранил под передним пассажирским сиденьем автомобиля «ВАЗ 211440», а остальную часть хранил при себе в кармане, также упаковав в чёрный полимерный пакет».

9 июня 2019 года Лескенский райсуд избрал Кочесокову меру пресечения в виде содержания под стражей на два месяца.

17 июня 2019 года Мартин Кочесоков, находясь в качестве следственно-арестованного в СИЗО-1 Нальчика, «написал» «явку с повинной». В ней он сообщил, указывается в обвинительном заключении, что «в ноябре 2018 г., на окраине с. Урух, сорвал «марихуану» для личного употребления. Сорванную “марихуану” он положил в пакет и спрятал недалеко от места, где сорвал. 06.06.2019 года он решил поехать к своему брату в с. Урух на рыбалку, и перед этим заехал забрать пакет с “марихуаной” … Часть «марихуаны» переложил в отдельный пакет и положил к себе в карман брюк. Другой полимерный пакет сложил под сиденьем своего автомобиля».

24 июня 2019 года Мартин Кочесоков заявил в Верховном суде КБР, во время апелляции на свой арест, что наркотики ему подбросили, а признательные показания заставили дать, избивая и угрожая физической расправой над ним и его родными.

25 июня 2019 года ВС КБР изменил меру пресечения на домашний арест, а через два месяца — на подписку о невыезде.

17 августа 2020 года в Урванском райсуде началось рассмотрение дела.

Основания признания преследуемым по политическим мотивам

  1. Признаки сфабрикованности обвинения

24 июня 2019 года, через две недели после задержания, в ходе апелляции на арест в Верховном суде КБР, Мартин Кочесоков представил свою версию событий. По его словам, 7 июня, между сёлами Хатуэй и Анзорей Лескенского района его автомобиль остановили сотрудники ДПС. Едва он вышел, к ним подъехали два автомобиля «Лада». Из неё выскочили несколько людей в масках, двое из них были в гражданской одежде, а остальные — в чёрной форме.

«Они меня положили лицом вниз на землю справа от моей машины, сковали наручниками руки сзади. Били по лицу, заставляя смотреть только вниз. Дверь машины была открыта. Затем один из сотрудников, подняв мою голову, обмазал мне лицо, голову, руки, одежду каким-то средством, как я позже понял — наркотическим веществом и засунул что-то в левый карман моих джинсов. После этого один из сотрудников сказал мне: «У тебя два варианта, первый — ты продолжаешь лежать, и мы будем делать с тобой всё, что захотим, либо ты сделаешь так как мы скажем, и все пройдет цивилизованно», — рассказал арестант. По его словам, испугавшись за свою жизнь, он выбрал второй вариант. Мартин Кочесоков согласился при понятых признать, что у него есть наркотики: «Мне обещали, что я отделаюсь лёгким испугом».

«Через некоторое время приехали сотрудники полиции из ОМВД России по Лескенскому району КБР с понятыми, перед этим с меня сняли наручники. У меня спросили, есть ли у меня запрещённые вещества. Я вынужден был сказать, что у меня в левом кармане джинсов находится пакет с марихуаной, а также есть в машине. После чего они показали мне, где лежит второй пакет, потом отвели меня к машине и сказали, чтобы я достал второй пакет с марихуаной из-под водительского сиденья. Пакеты с марихуаной меня заставили разворачивать самостоятельно. Наверное, чтобы закрепить следы наркотиков на моих руках. При этом, на заднем сиденье у меня находился пакет с пойманной рыбой вчера, который они даже не обследовали — это говорит о том, что они чётко знали, где лежит марихуана, а осмотр машины являлся формальностью», — заявил Мартин Кочесоков.

Отметим, что по утверждению свидетеля обвинения, оперуполномоченного ЦПЭ МВД по КБР М. Л. Гонова, изложенном в обвинительном заключении, ещё до того, как подъехала следственно-оперативная группа (СОГ) из райотдела полиции, он увидел в машине Мартина Коческова под сиденьем чёрный пакет. Оперативник повторил это в судебном заседании 22 сентября 2020 года. Однако судья Джабраил Кудабердоков поставил под сомнение показания Гонова, что он, стоя у двери автомобиля Кочесокова, мог увидеть под его сиденьем пакет с наркотиками: «Согласно протоколу осмотра места происшествия, пакет в салоне машины сбоку не виден», — заметил судья.

Полицейские, входившие в состав СОГ — дознаватель отдела МВД по Лескенскому району Кантемир Блиев и эксперт экспертно-криминалистической группы этого ОМВД Мурат Шугунов — на допросе в качестве свидетелей в суде 7 октября 2020 года признали, что Кочесоков сам, по требованию членов СОГ, вытащил из своего кармана свёрток с наркотиком. Сразу после этого, эксперт снял с пакетика отпечатки пальцев, которые экспертиза затем определила, как следы от пальцев Мартина Кочесокова.

Судья спросил: «Если лицо сообщает, что у него в кармане находится наркотическое вещество, кто должен его извлечь?» Свидетель Шугунов ответил, что сам задержанный. «А в этот момент не могут появиться отпечатки пальцев?» — удивился судья. Криминалист Шугунов растерянно проговорил, что не знает. Джабраил Кудабердоков объяснил ему, что он сам должен был в перчатках извлечь содержимое из кармана. «Даже из фототаблицы видно, что Кочесоков сам вытаскивает свёрток из кармана. Вы, как специалист, должны пресекать такие действия. Ведь он не должен был трогать эти предметы», — добавил судья.

В ходе допросов свидетелей обвинения в суде было установлено, что после «обнаружения» пакетов с коноплёй под сиденьем машины и в кармане у Мартина Кочесокова, члены СОГ не проводили ни обыск в автомобиле, ни личный обыск задержанного. Получается, что им не пришло в голову проверить, например, не лежит ли в багажнике ещё несколько мешков с наркотиками, что представляется логичным. Очевидно, что полицейские были уверены, что всё, что их может интересовать они уже «обнаружили», что подтверждает версию о подбросе наркотиков.

В суде, в ходе допроса свидетеля обвинения старшего оперуполномоченного оперативного отдела СИЗО-1 УФСИН РФ по КБР Ислама Таова, адвокат Кочесокова задала вопрос: «Почему бланк явки с повинной заполнен двумя разными ручками?». Таов ответил, что часть заполнял он, а часть Кочесоков. Эти показания, с нашей точки зрения, подтверждают версию защиты, что т. н. «явка с повинной» Мартина Кочесокова, «совершённая» вдруг заключённым без участия адвоката через десять дней после задержания и уже после данных им признательных показаний — сфабрикована, что он подписал её под давлением силовиков.

По словам адвоката, Мартин Кочесоков давал признательные показания под давлением, находясь в шоковом состоянии.

Как утверждает защита, оперативник Центра «Э» Мурат Гонов, якобы в рамках оперативного сопровождения другого уголовного дела, возбуждённого по ч. 2 ст. 318 УК РФ по факту применения насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов на территории с. Заюково КБР, по надуманным основаниям организовал прослушивание телефона М. Кочесокова. Из содержания его телефонных разговоров ему стало известно, что 6 июня 2019 года Мартин отправится на своём автомобиле к двоюродному брату Мурату Битокову в с. Урух на рыбалку и должен в час ночи 7 июня 2019 года поехать обратно к себе домой. Впоследствии сотрудник ЦПЭ якобы выразил Кочесокову своё недовольство, что ему пришлось ждать до обеда, чтобы его задержать.

Как минимум с вечера 6 июня 2019 года, уверяет адвокат Людмила Кочесокова, Гонов и другие сотрудники ЦПЭ и СОБР «Эльбрус» УФСВНГ России (Росгвардии) по КБР, передвигаясь на автомобиле по селу Урух и окрестностям, следили за Мартином Кочесоковым. Однако, он вернулся в дом брата в село Урух и остался ночевать, не поехав ночью домой, как ранее по телефону обещал друзьям. Автомобиль, в котором ездили по поселку силовики, якобы видел брат Кочесокова Битоков.

«Подбрасывать наркотики непосредственно в людном месте, в населённом пункте, сотрудник ЦПЭ МВД по КБР не решился, в связи с этим операцию по подкладыванию наркотиков перенёс на следующий день, когда Кочесоков М. Х. поедет один домой по ФД “Кавказ”», — считает адвокат Кочесокова.

Мурат Битоков в ходе допроса в Урванском суде 17 декабря 2020 года сообщил, что накануне задержания брат был у него в гостях в селе Урух. Они ездили на рыбалку в ночь с 6 на 7 июня 2019 года и всё время были вместе. Мурат заявил, что во время рыбалки на озере около села видел «подозрительных мужчин с фонарями» и предположил, что силовики тогда уже следили за ними.

Примерно в 15:30 7 июня 2019 года, рассказывал Битоков, они одновременно выехали из дома: он с 12-летним племянником на своём автомобиле в сторону Нальчика, а Мартин — впереди него на своём. Когда они проезжали центральную улицу Уруха, за машиной брата, по словам Битокова, последовала «Лада Приора» серебристого цвета. Когда они доехали до села Старый Урух, за ними последовал служебный автомобиль ДПС, который стоял там. Через пару минут Мурат Битоков услышал звук полицейской сирены и понял, что его брата остановили. Сам он находился в 60-ти метрах от места происшествия и наблюдал за происходящим. По его словам, сотрудники ДПС не выходили из машины, а только открыли дверь. Мартин подошёл к ним. Затем туда подъехали «Лада Гранта» без номеров и «Лада Приора» серебристого цвета. Сразу после этого патруль ДПС уехал.

Мурат позвонил своему отцу, после чего медленно поехал к автомобилю брата. Ему не разрешили остановиться напротив места задержания, поэтому он проехал 60–70 метров. Все двери и багажник машины Мартина были открыты, по бокам стояли люди в масках, а один без маски что-то делал в салоне (Мурат узнал его в суде, это был полицейский Мурат Гонов, по его словам) В 3–4 метрах от машины, по словам Битокова, на земле в наручниках лежал Мартин.

Через некоторое время, продолжал рассказ свидетель, трое в масках сели в автомобиль «Лада Гранта». Гонов тоже надел маску и присоединился к ним, все они подъехали к самому Мурату Битокову и потребовали у него документы и телефон. На просьбу представиться ответили: «Ты и так знаешь, кто мы. Отдай по-хорошему, мы не хотим, чтобы с тобой что-то случилось». Мурат Гонов потребовал в более грубой форме выполнить их «просьбу» и якобы добавил: «Ты подозрительный какой-то. Может, у тебя пистолет в машине». Свидетель ответил: «Иди, подкинь сам. Я видел, что вы что-то положили в машину Мартина». После этого силовики уехали, сказав, по его словам, что «найдут его при необходимости».

Затем, по словам Мурата Битокова, к месту задержания со стороны Лескена подъехала полицейская «Нива». Через несколько минут со стороны Нальчика на «Лада Приоре» чёрного цвета приехали двое понятых. Примерно через 10 минут с рук Мартина сняли наручники и посадили его в «Лада Приору», за рулём которой сидел Мурат Гонов и повезли в отдел полиции Лескенского района, вспоминал свидетель защиты.

21 октября 2020 года в суде был допрошен понятой Анатолий Выблов. Он рассказал, что в начале лета 2019 года был в Нальчике со своим другом Валерием Мкртумяном. С якобы незнакомого номера ему позвонил человек и представился Муратом Гоновым. Ему нужны были двое понятых — Выблов и Мкртумян согласились. Позже ему перезвонил другой полицейский, который приехал за ними и отвёз в Лескенский район.

По данным защиты, оба понятых состоят на учёте в Республиканском психоневрологическом диспансере (РПНД) КБР и привлекались к ответственности за хранение наркотиков по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Отвечая на вопросы адвоката в суде, понятой признался, что с 2017 года его несколько раз приглашали на эту роль. В частности, Выблов сообщил, что в 2018 году был понятым вместе с тем же Валерием Мкртумяном в уголовном деле в отношении Мартина Хежева. Судья Джабраил Кудабердоков пытался выяснить, кто его все эти годы приглашал в качестве понятого — сотрудники ЦПЭ или наркоконтроля. Свидетель утверждал, что наркоконтроля, но адвокат заявила, что и в деле Хежева, и других упомянутых делах это были сотрудники ЦПЭ. В итоге гособвинитель Ислам Шомахов вступился за свидетеля: «Он их не различает, они ему представляются сотрудниками полиции и всё. Он понятия не имеет, что такое ЦПЭ».

В судебном заседании 22 сентября 2020 года судья Кудабердоков попросил свидетеля обвинения оперуполномоченного ЦПЭ Алибека Кармова разъяснить, зачем они привезли понятых из Нальчика, что находится за 40 км, когда их можно было найти на месте — Лескенский отдел полиции мог обеспечить их явку. Кармов ответил, что такая практика применяется, если человек уже был понятым и имеет «активную гражданскую позицию». На это судья заметил, что в соответствии с законом понятым должно быть незаинтересованное лицо, чего не скажешь об этих двух, учитывая, что сотрудники ЦПЭ знают номера их телефонов.

Мы полагаем, что данные понятые находятся в зависимости от пригласивших их сотрудников полиции и не являются «не заинтересованными в исходе уголовного дела лицами», какими они должны быть согласно ст. 60 УПК РФ. В связи с этим, не вызывают доверия утверждения Анатолия Выблова и Валерия Мкртумяна, что пакет с коноплёй достал из-под сидения автомобиля полицейский, и что оба пакета с этим растением разворачивал также полицейский. Как уже указано выше, Мартин Кочесоков настаивает, что правоохранители заставили его самого доставать и разворачивать эти пакеты. Сразу после этого эксперт следственно-оперативной группы снял с них отпечатки пальцев, а экспертиза затем показала, что это они принадлежат обвиняемому.

Единственным доказательством обвинения в том, что Кочесоков сорвал коноплю в ноябре 2018 года и полгода хранил её, являются его собственные показания, от которых он отказался. Но и они противоречат друг другу: на допросе 8 июня 2019 года он якобы сказал, что после сбора хранил растение в своей машине, а в явке с повинной 17 июня 2019 года — что спрятал пакет с коноплёй рядом с местом сбора на окраине села Урух, где он хранился до 6 июня 2019 года. Учитывая, что Мартин Кочесоков отказался от этих показаний в июне 2019 года, а следствие после этого продолжалось ещё более года – у него было много времени для подтверждения версии обвинения в сборе и хранении обвиняемым наркотиков. То, что этого не сделано — очередное подтверждение версии защиты о том, что наркотики подброшены.

По данным источника Daily Storm в правоохранительных органах, задержание Кочесокова проводил десяток людей в масках. Они вытащили его из машины, уложили лицом в асфальт и под дулом автомата предложили выбор: либо признать наркотики своими, либо быть убитым как экстремист. Также издание сообщает, что руки Кочесокова обсыпали марихуаной, чтобы тесты на основе смывов оказались положительными.

Сестра Мартина Аида Герг уверяет, что её брат «не курит, не пьёт, ведёт здоровый образ жизни». Подобные показания в суде дали и многие другие свидетели защиты. Напомним, что наркологическая экспертиза, проведённая по постановлению следователя, подтвердила, что Кочесоков не употребляет наркотики.

В связи с вышеизложенным мы полагаем, что наркотики Мартину Кочесокову были подброшены.

2) Политические мотивы преследования

В Лескенском отделе полиции в день задержания 7 июня 2019 года с Мартином Кочесоковым беседовали, как он утверждает, сотрудники полиции и «другие неизвестные лица» (вероятно, сотрудники Центра «Э»). «В основном, выясняли про мою общественную деятельность, про наркотики вообще не спрашивали. Потом написали что-то в протоколе и дали мне подписать, я это даже не успел прочитать. Они вызвали адвоката — Табухова А. Х. Мне не дали с ним пообщаться наедине, т. к. сотрудники стояли рядом с нами, кроме того, я не знал этого адвоката и был так запуган, что боялся ему что-либо говорить», — сообщил в суде в июне 2019 года Кочесоков.

В своих показаниях, приведённых в обвинительном заключении, оперуполномоченный республиканского Центра «Э» М. Л. Гонов, который, согласно показаниям других полицейских, координировал задержание Кочесокова, сообщил, что в должностные обязанности оперуполномоченного ЦПЭ МВД по КБР входит «раскрытие тяжких и особо тяжких преступлений, совершённых членами организованных преступных групп или сообществ, а также выявление преступлений, совершённых и совершаемых лицами, исповедующими радикальное течение ислама, лиц, осуществляющих пособническую помощь членам бандподполья и незаконных вооруженных формирований, действующим на территории КБР». Ничего из перечисленного в деле Мартина Кочесокова не фигурирует.

В начале июня 2019 года, по словам оперативника, в его Центр «Э» поступила оперативная информация о том, что М. Х. Кочесоков, возможно, занимается незаконным оборотом марихуаны. При проверке, данная информация якобы «подтвердилась и в отношении Кочесокова М. Х. проводились оперативно-розыскные мероприятия по документированию его преступной деятельности». Ни в обвинительном заключении, ни в суде, не представлено никаких данных, подтверждающих эти слова сотрудника ЦПЭ.

Так, на судебном заседании 23 сентября 2020 года, в ходе допроса свидетеля обвинения Мурата Гонова, на вопросы защиты Кочесокова об источнике и содержании указанной оперативной информации и том, как проводилась её проверка, Гонов отвечал, что не помнит или ссылался на «государственную тайну». Что подразумевалось под оборотом наркотиков – только их хранение, или и другие действия — обвинение также не уточнило.

Также, в ходе указанного судебного допроса, прокурор поинтересовался у Мурата Гонова, почему сообщение о совершённом Кочесоковым преступлении (обороте наркотика) поступило именно в ЦПЭ. «Потому, что он занимался общественной деятельностью», — ответил офицер.

В ходе допроса в суде оперуполномоченного Центра «Э» Алибека Кармова судья Джабраил Кудабердоков спросил у свидетеля, «какое отношение имеют наркотики к ЦПЭ, почему этим делом занималось их подразделение, а не местные полицейские?». Кармов ответил, что «так бывает, когда подозреваемый находится в разработке, и по нему поступает дополнительная информация».

В конце мая 2019 года Мартин Кочесоков сообщил о визите к его родителям представителя администрации Баксанского района КБР: «К моим родителям пришёл человек из администрации района, сказал, что его прислали сверху и что мне следует сбавить свою активность. Этого человека я знаю лично. У него есть мои контакты, он мог просто позвонить мне, и мы бы с ним встретились. Для меня стало неожиданностью, что он выбрал такой путь. Поэтому хочу подчеркнуть: я действую в правовом поле, выступаю за соблюдение законности, Конституции. Я ни от кого не скрываюсь, нахожусь всегда в поле зрения», — написал Мартин Кочесоков в своём материале «Выход из кризиса федерализма – «низовая» активность» 29 мая 2019 года на сайте организации «Хабзэ».

В декабре 2020 года, в ходе рассмотрения дела по существу в Урванском суде, отец Мартина Хусейн Кочесоков рассказал, что вечером 19 мая 2019 года к ним домой приехал заместитель главы администрации Баксанского района Андзор Ахобеков. Его сопровождала директор художественной школы села, где он преподаёт. Чиновник сказал родителям, чтобы они «приостановили все действия сына, иначе его могут посадить на 15 лет, или он может пропасть». Ахобеков пояснил, что ему «поручили «сверху» поговорить с ними». Он также поговорил с Мартином, который приехал позже. Свидетель рассказал, что узнал о задержании сына 7 июня 2019 года, а на следующий день силовики в присутствии понятых обыскали комнату Мартина: посмотрели его книги, содержимое шкафа и изъяли компьютер.

Сам подсудимый на заседании суда 24 декабря 2020 года рассказал, что чиновник в ходе своего визита 19 мая 2019 года сообщил, что позиция Мартина Кочесокова, высказанная на круглом столе, была воспринята руководством республики как попытка государственного переворота, его, Ахобекова, вызвали «первые три лица» и дали указание сообщить Мартину и его родителям, чтобы тот «сбавил активность», иначе его ждёт 15 лет заключения или он «вообще исчезнет».

Суд допросил и самого Андзора Ахобекова. Он сообщил, что якобы приехал к Кочесоковым в тот день по собственной инициативе — для проведения «определённой профилактической беседы». Замглавы района заявил, что это «входит в его должностные обязанности». Совместный визит с директором школы искусств он объяснил отсутствием номера телефона отца Мартина.

Мартин, продолжил он, выступил на круглом столе с критикой в адрес государства и местного самоуправления. Некоторые его высказывания чиновник воспринял как «угрозу конституционным основам и опасность для самого Мартина», поэтому он «посчитал своей обязанностью» побеседовать с ним и его родителями.

8 июня 2019 года, уже после задержания Кочесокова, силовики провели обыск в офисе возглавляемой им общественной организации «Хабзэ» в Нальчике. При этом были задержаны активисты «Хабзэ», в частности сооснователь организации Азамат Шорманов. «Нас опросили и отпустили. На допросе спрашивали, причастны ли мы к связям с иностранными агентами, в чём суть Демократического конгресса [народов России]», – рассказал он.

Заметим, в ходе обысков в доме Мартина Кочесокова и в офисе «Хабзэ» были изъяты флэш-карты и компьютеры. Объяснить, какое отношение эти изъятия имеют к обвинению в хранении наркотиков, и вообще что-либо пояснять по поводу этих изъятий оперативник Мурат Гонов в суде отказался, сославшись на государственную тайну.

Ранее, 16 мая 2019 года Мартин Кочесоков, активисты «Хабзэ» и участники Демократического конгресса народов России из других субъектов РФ провели межрегиональный круглый стол в Нальчике, посвящённый проблемам федерализма в России. Там звучала резкая критика федеральных властей, в частности, говорилось о том, что субъектам федерации и органам местного самоуправления необходимо делегировать больше полномочий. Критиковались принятые Госдумой РФ в 2018 году поправки в закон «Об образовании» вводящие добровольность выбора родного языка в качестве языка обучения в школе, из-за которых, по мнению активистов, уменьшается изучение языков народов России.

Как отметил Азамат Шорманов, после круглого стола в Нальчике появились статьи в местных провластных СМИ о том, что Мартин Кочесоков — агент США, а ещё один черкесский активист — агент турецких спецслужб. В своих показаниях подсудимый вспомнил, что такие публикации были в соцсетях.

Шорманов также пояснил, что в ходе обыска в офисе «Хабзэ» силовики забрали якобы на экспертизу все электронные носители информации.

«Ничего противозаконного мы не делаем. Всё, чего мы добиваемся, прописано в Конституции – возможность изучения родного языка в регионах, закон о федерализме. Но нам почему-то начинают создавать препятствия,» – заявил Азамат Шорманов.

В апреле 2019 года Мартин Кочесоков раскритиковал запрет автопробега в День черкесского флага в Нальчике и отношение российских властей к черкесским репатриантам.

Аслан Бешто, руководитель организации «Кабардинский прогресс», рассматривает этот случай как попытку любой ценой «вытолкнуть представителей черкесского национального движения за рамки правового поля», вывести их в уголовно-экстремистское направление, где можно безнаказанно делать с ними что угодно. Бешто сообщил, что к задержанию Мартина Кочесокова готовились заранее. «Одновременно на нескольких ресурсах, контролируемых штатными троллями, появилось небольшое подобие интервью от якобы однокурсника Кочесокова, где тот говорил о приверженности последнего к наркотикам», – говорит Бешто. Он подчеркнул, что знает Мартина Кочесокова много лет и уверен: «Ни к каким наркотикам и близко он отношения не имел и иметь не может».

ССП, согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», считает Мартина Кочесокова лицом, незаконно преследуемым по политическим мотивам. Преследование направленно на недобровольное прекращение или изменение характера его публичной деятельности как оппозиционного политика и критика действующей власти. Оно осуществляется по политическим мотивам исключительно из-за его политических убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений, а также свободы объединений, гарантированных Конституцией РФ, Международным Пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Людмила Кочесокова.

Как помочь

Пожертвование на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

  • Яндекс-кошелёк: 410011205892134
  • Карта «Сбербанка России»: 5469 3800 7023 2177

Ссылки на интересные публикации:

ПЦ «Мемориал». Полицейский признал в суде, что Мартина Кочесокова перед задержанием заставили взять в руки пакет с наркотиками // http://memohrc.org/ru/news_old/policeyskiy-priznal-v-sude-chto-martina-kochesokova-pered-zaderzhaniem-zastavili-vzyat-v

ПЦ «Мемориал». Суд в КБР допросил свидетелей защиты по делу Мартина Кочесокова // http://memohrc.org/ru/news_old/sud-v-kbr-doprosil-svideteley-zashchity-po-delu-martina-kochesokova

ПЦ «Мемориал». Свидетели обвинения на постоянной основе: к делу Кочесокова привлекли «проверенных» понятых // http://memohrc.org/ru/news_old/svideteli-obvineniya-na-postoyannoy-osnove-k-delu-kochesokova-privlekli-proverennyh

Афиша Daily. Денис Бондарев. В Кабардино-Балкарии у активиста полиция якобы нашла 263 грамма марихуаны. Что происходит? // http://memohrc.org/ru/special-projects/ingushetiya-chechnya-granicy-konflikt-protesty

Кабардино-Балкарский правозащитный центр. Валерий Хатажуков (глава центра) о задержании Мартина Кочесокова // http://youtube.com/watch?v=YEqAr192KoE

Кавказский Узел. Кочесоко Мартин // http://kavkaz-uzel.eu/articles/336511

Дата обновления справки: 02.03.2021 года.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены