Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Другие дела

Загребельный Артём Андреевич

Загребельный Артём Андреевич родился 6 ноября 1993 года, имеет среднее образование, женат, работал разнорабочим в туберкулёзном диспансере, до задержания жил в Красноярске. Осуждён 22 октября 2020 года по ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти») к 5 годам колонии общего режима, взят под стражу в зале суда.

продолжение

Дробноход Яна Александровна

Дробноход Яна Александровна родилась 30 марта 1982 года, жительница Новосибирска, гражданская активистка, мать троих детей, двое из которых — несовершеннолетние. Предъявлено обвинение по ст. 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение порядка организации либо проведения митингов и пикетов», до 5 лет лишения свободы). Находилась под домашним арестом с 1 по 15 февраля 2021 года, когда была взята под стражу. 18 марта 2021 года её уголовное дело было прекращено, ей был назначен судебный штраф в 40 тысяч рублей. Дробноход была освобождена в зале суда.

продолжение

Прилуцкий Андрей Викторович

Прилуцкий Андрей Викторович родился 25 февраля 1983 года, женат, имеет троих несовершеннолетних детей. До задержания жил в городе Солигорске Минской области Республики Беларусь, работал электрослесарем в ОАО «Беларуськалий». Правоохранительные органы Беларуси вменяют ему ст. 364 УК РБ («Насилие в отношении сотрудника внутренних дел», до 6 лет лишения свободы). Задержан в Санкт-Петербурге 29 декабря 2020 года и арестован до 28 июня 2021 года; его ходатайство о предоставлении ему статуса беженца в России, поданное им 19 января 2021 года, рассматривается одновременно с вопросом о его экстрадиции в Республику Беларусь.

продолжение

ССП признал политзаключённой активистку из Новосибирска Яну Дробноход

Дробноход Яна Александровна родилась 30 марта 1982 года, жительница Новосибирска, гражданская активистка, мать троих детей, двое из которых — несовершеннолетние. Предъявлено обвинение по ст. 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение порядка организации либо проведения митингов и пикетов», до 5 лет лишения свободы). Находилась под домашним арестом с 1 по 15 февраля 2021 года, взята под стражу.

Яна Дробноход действительно нарушила режим домашнего ареста, что послужило причиной её заключения в СИЗО. Однако, сам факт преследования по ст. 212.1 УК РФ, ставший причиной решения суда о домашнем аресте, даёт основания для вывода о незаконности и политическом характере преследования Яны Дробноход. Эта статья, равно как и ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ («Повторное нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения мероприятия»), к которой применимы изложенные ниже характеристики ст. 212.1 УК РФ, противоречит фундаментальным принципам права и направлена на упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий посредством ограничения свободы собраний и на недобровольное прекращение публичной деятельности лиц, реализующих свободу собраний в целях критики субъектов властных полномочий. Ранее резкую критику ст. 212.1 УК РФ высказывали, в частности, ПЦ «Мемориал», Amnesty International, глава СПЧ при Президенте Российской Федерации и Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

В соответствии с ч. 5 ст. 4.1. КоАП РФ («Общие правила назначения административного наказания») никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение. Аналогично ч. 2 ст. 6 УК РФ («Принцип справедливости») устанавливает, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. Указанные нормы, как в совокупности, так и по отдельности закрепляют принцип, согласно которому лицо подлежит ответственности за одно и то же совершенное противоправное деяние лишь однажды, запрет повторного наказания предусмотрен и ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Однако ст. 212.1 УК РФ фактически устанавливает уголовную ответственность за действия, за которые лицо уже подверглось административному наказанию.

Эта статья ставит наличие состава преступления в зависимость от наличия случаев привлечения лица к административной ответственности. Таким образом, привлечение к уголовной ответственности и вынесение решения в рамках уголовного процесса основываются на судебных решениях, принятых в порядке производства по делам об административных правонарушениях, предполагающего существенно более низкий уровень гарантий соблюдения прав и свобод лица, привлекаемого к ответственности, чем это предусмотрено нормами уголовного процесса.

Ст. 212.1 УК РФ предполагает в качестве единственного признака, позволяющего квалифицировать действия лица как преступные, неоднократность совершения лицом административных правонарушений. Однако неоднократность совершения противоправного деяния не может влиять на характер и степень его общественной опасности, но может только характеризовать личность человека, совершившего противоправное деяние. Характеристика личности, в соответствии с требованиями уголовного закона, учитывается при решении вопроса об индивидуализации наказания, в то время как при квалификации содеянного учитывается характеристика совершенного деяния. Состав же ст. 212.1 УК РФ устанавливает характеристику личности лица в качестве квалифицирующего признака его действий, что прямо противоречит принципу равенства всех перед законом, закреплённому в ст. 19 Конституции РФ.

Само по себе установление уголовной ответственности за неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия явно не соответствует степени предполагаемой общественной опасности таких нарушений. Противоречие между уровнем общественной опасности и установленным уголовным наказанием усугубляется правоприменительной практикой по делам об административных правонарушениях, предполагающей привлечение к ответственности вне связи с общественной опасностью действий и вопреки фактическим обстоятельствам, исключительно на основании показаний сотрудников полиции.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 февраля 2017 г. № 2-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 212.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина И.И. Дадина» было установлено, что «нарушение [неоднократное — прим.] установленного порядка организации либо проведения не является само по себе достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности, которая может наступать только в случае, когда оно повлекло за собой причинение вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям или содержало реальную угрозу причинения такового».

В обвинении Дробноход эти общественные угрозы действительно упомянуты, но лишь в одной, чисто формальной фразе, фактически переписанной из Постановления и никак не проясняющей суть этих угроз: «Организация и участие Дробноход в незаконных публичных мероприятиях создаёт угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности и иным конституционно охраняемым ценностям».

На каналах новосибирских активистов есть много видеотрансляций пикетов и других акций с участием Дробноход (1, 2, 3 и др.). Много видеозаписей посвящены именно её участию в протестах. Акции достаточно однотипны и проходят в виде пикетов. Ни на одной из просмотренных записей мы не обнаружили с её стороны каких-либо агрессивных действий или призывов к насилию. На одной из акций она скандирует «Банду Путина — под суд», «Путин — вор!», «Три-два-раз, Путин — не для нас!». На этом же видео активисты вступают в словесную перепалку с полицейскими, но не переходят грань даже административного правонарушения.

Очевидно, что мирные и крайне немногочисленные (за исключением крупной акции в поддержку Навального) митинги, а тем более — пикеты с её участием не могли нести ни одной из перечисленных общественных угроз.

Свобода мирных собраний граждан гарантирована ст. 31 Конституции РФ и ст. 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

На основании изложенного мы считаем Яну Дробноход политической заключённой. Её преследование направленно на недобровольное прекращение или изменение характера её публичной деятельности как оппозиционного активиста и критика действующей власти. Оно осуществляется по политическим мотивам исключительно из-за политических убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений и информации, а также свободы мирных собраний, гарантированных Конституцией РФ, Международным Пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, с нарушением права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных упомянутыми международными договорами.

Мы требуем немедленного освобождения Яны Дробноход, закрытия уголовного дела в отношении неё и всех других обвиняемых по ст. 212.1 УК РФ. Мы также требуем безусловной отмены неправовых ст. 212.1 УК РФ и ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адрес для писем:

630010, г. Новосибирск, ул. Караваева, д. 1, ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Новосибирской области, Дробноход Яне Александровне 1982 г. р. Электронное письмо можно также отправить через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create).

Сделать пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

  • Яндекс-кошелёк 410011205892134
  • карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177.

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10701/drobnohod-jana-aleksandrovna-1).

продолжение

ССП считает политзаключённым гражданина Беларуси Андрея Прилуцкого, запросившего убежище в России

Прилуцкий Андрей Викторович родился 25 февраля 1983 года, женат, имеет троих несовершеннолетних детей. До задержания жил в городе Солигорске Минской области Республики Беларусь, работал электрослесарем в ОАО «Беларуськалий». Правоохранительные органы Беларуси вменяют ему ст. 364 УК РБ («Насилие в отношении сотрудника внутренних дел», до 6 лет лишения свободы). Задержан в Санкт-Петербурге 29 декабря 2020 года и арестован до 28 июня 2021 года; его ходатайство о предоставлении ему статуса беженца в России, поданное им 19 января 2021 года, рассматривается одновременно с вопросом о его экстрадиции в Республику Беларусь.

Андрей Прилуцкий был задержан 29 декабря 2020 года в аэропорту «Пулково» транспортной полицией Санкт-Петербурга по запросу белорусских властей в рамках Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года. По версии обвинения, Прилуцкий применил насилие в отношении двух милиционеров на митинге в Солигорске Минской области в день выборов президента Беларуси, 9 августа 2020 года. По версии защиты, Прилуцкий сам был избит, когда пытался защитить от задержания своего знакомого, находившегося рядом с ним – А. Каратченю.

Описание событий самим Прилуцким и его защитой отличается от версии обвинения и частично подтверждается документами и видеоматериалами, имеющимися в уголовном деле, поэтому выглядит более правдоподобным. Сам Прилуцкий в своём объяснении описывает события 9 августа 2020 года так: «В день выборов президента Республики Беларусь, я шёл забрать сына, который находился в гостях у моего младшего брата. По пути следования группа людей в масках и без опознавательных знаков различий, не представившись, начали нападать (хватать) людей, без каких-либо на то причин. Со мной рядом находился человек пожилого возраста, в отношении которого данные люди стали применять насилие. Я решил пресечь явное и необоснованное насилие путём заслонения своим телом данного пожилого человека. В процессе я не удержал равновесие и оттолкнул одного из нападавших людей. После этого в отношении меня незамедлительно стало применяться насилие, в том числе от человека, одетого в белую рубаху без опознавательных знаков который впоследствии оказался сотрудником милиции».

Именно со своей оппозиционной активностью Прилуцкий связывает тот факт, что в ноябре 2020 года его стали вызывать на допросы по делу о применении насилия к двум сотрудникам милиции 9 августа. При этом, по словам Прилуцкого, задерживавшие его сотрудники милиции изменили свои показания и теперь утверждали, что его задержали на митинге, который на самом деле начался через 2 часа после его фактического задержания и в другом месте. Пострадавших в данном уголовном деле адвокат Прилуцкого охарактеризовал так: «Один из руководящих работников горотдела внутренних дел Солигорска и участковый инспектор, который, по словам Прилуцкого, является потерпевшим как минимум в 20 аналогичных уголовных делах по 364-й статье [насилие в отношении сотрудников милиции – ред.]». Как нам стало известно от защиты Прилуцкого, только за 9 августа А. Михед фигурирует в качестве потерпевшего примерно в восьми уголовных делах, события которых близки друг к другу по времени — получается, что его кто-то избивал в тот день каждые десять минут.

Фактическое время и место задержания Прилуцкого подтверждается видеоматериалами, имеющимися в уголовном деле. Также важно, что потерпевший А. Шаровар был в гражданской одежде, поэтому его принадлежность к милиции и тем более законность его действий Прилуцкий проверить не мог. Однозначно определить основания действий лиц в черном обмундировании и шлемах, по словам Прилуцкого, он также не мог, поскольку они не имели знаков различия, не представлялись и свои действия не объясняли. Из материалов дела невозможно установить, нанёс ли Прилуцкий какие-то повреждения А. Михеду и А. Шаровару и причинил ли он им «побои и физическую боль», указанные в постановлении о привлечении Прилуцкого в качестве обвиняемого. На имеющемся видео видно, что Прилуцкий обхватывает Шаровара после того, как тот первым обхватывает его, но не видно, чтобы Прилуцкий наносил кому-то прямые удары. Но даже если он и причинил сотрудникам милиции «физическую боль», степень его воздействия оценена следственными органами Беларуси как не повлёкшая за собой утраты работоспособности или расстройства здоровья ни в какой мере. Учитывая, что люди в черной форме и шлемах не представлялись и не объясняли свои действия, а Шаровар, которого Прилуцкий непосредственно обхватил, был в гражданской одежде, и схватил Прилуцкого первым, мы полагаем, что действия Прилуцкого не могут быть квалифицированы как «применение насилия в отношении сотрудников милиции в целях воспрепятствования его законной деятельности или принуждения к изменению характера этой деятельности либо из мести за выполнение служебной деятельности» по ст. 364 УК РБ, и могут рассматриваться как «необходимая оборона» согласно ст. 34 УК РБ. Принадлежность и законность действий Шаровара и Михеда для Прилуцкого в тот момент не были очевидны. Оценив ситуацию моментально, исходя из увиденной сцены грубого задержания Каратчени, он совершил действия с целью защиты его жизни и здоровья. Кроме того, доступная нам информация заставляет полагать, что целенаправленное сопротивление Прилуцкий оказывал напавшему на него человеку в гражданской одежде, тогда как, даже если с им и было применено какое-то насилие в отношении одетых в униформу милиционеров, то это могло случиться, только когда Прилуцкий уже лежал на земле, будучи атакован тремя мужчинами. В такой ситуации трудно представить умышленное применение им насилия в отношении Михеда или иного сотрудника полиции помимо одетого в гражданскую одежду Шаровара.

Примечательно также то, что невозможно достоверно установить, участвовал ли потерпевший Михед вообще в описываемых событиях. Если читать показания Михеда и смотреть видео, то получается, что Михед — один из людей в чёрной форме и шлеме. Но белорусские активисты, координирующие защиту Прилуцкого, утверждают, что на самом деле на видео не Михед, а сотрудник, личность которого не установлена. Согласно их сообщению, это распространённая практика в Беларуси, когда задерживают одни сотрудники, личность которых не устанавливается, а потом вместо них дают показания сотрудники местного РОВД, как будто задержание проводили они. Так и в этом случае, Михед как бы описывает действия человека в чёрной форме и шлеме, который присутствует на видео и задерживает Каратченю. Но на самом деле, согласно информации от поддерживающих Прилуцкого активистов, это не он. Несмотря на то, что мы не можем получить однозначное подтверждение или опровержение этого утверждения, это вполне может быть правдой, учитывая информацию о том, что Миед является потерпевшим по нескольким уголовным делам о событиях того же дня, а также масштаб и степень различных нарушений со стороны правоохранительных органов в Беларуси по отношению к протестующим в целом. В любом случае, этот непрояснённый момент не может служить препятствием для признания Прилуцкого политическим заключённым.

Хорошим показателем качества расследований и судопроизводства, осуществляемого правоохранительными органами Беларуси по таким делам, является также то, что в решении суда от 10 августа о назначении Прилуцкому 15 суток административного ареста в качестве места событий указано не то место, где задержание произошло фактически. В решении суда сказано, что Прилуцкого задержали в «Парке четырех стихий», хотя на самом деле доступ в парк был перекрыт милицией, а задержание на самом деле произошло в 500 метрах от этого места.

Доказательства обвинения, предъявленного Прилуцкому, не дают оснований утверждать о наличии в его действиях состава преступления, содержат очевидные противоречия и нестыковки, в то время как и общий контекст ситуации в Республике Беларусь, и конкретные обстоятельства преследования Прилуцкого, дают основания видеть очевидные признаки искусственности обвинения и его политической мотивации, связанной с оппозиционной общественной деятельностью обвиняемого.

В пользу этого говорит также и то, что непосредственно после задержания 9 августа, на суде 10 августа А. Михед ничего не говорил о применении Прилуцким к нему физического насилия, и Прилуцкий был наказан по административной статье за якобы нарушение порядка проведения митинга. Но через три месяца, в начале ноября 2020 года, вдруг выяснилось, что Прилуцкий применил в отношении него физическое насилие, и он был привлечён в качестве обвиняемого по ст. 364 УК РБ. Опасаясь стать жертвой необоснованного уголовного преследования, Прилуцкий выехал в Россию в декабре 2020 года, и уже после задержания в Санкт-Петербурге узнал о том, что ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Президентские выборы в Беларуси 9 августа 2020 года, в результате которых по официальным данным победил Александр Лукашенко, вызвали мощную волну мирного гражданского протеста в связи с огромными масштабами фальсификаций. Сторонники оппозиции отказались признавать результаты выборов и требовали пересчёта голосов и повторного проведения выборов. Белорусские силовики под руководством Александра Лукашенко крайне жестоко подавляли протестные акции, гражданское противостояние продолжается до сих пор. Многие задержанные подверглись пыткам, некоторые были убиты или пропали без вести. При этом неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов, зато имеется много информации о неправосудном преследовании подвергшихся полицейскому насилию граждан, включая журналистов.

Результаты выборов в Беларуси не были признаны большинством стран Европы, а также США и Канадой. Насилие в отношении протестующих со стороны белорусских силовиков осудили большинство международных структур, против руководства Беларуси были введены санкции.

В такой ситуации уголовное преследование оппозиционеров в Беларуси, в особенности, по обвинению в насилии в отношении сотрудников милиции само по себе вызывает сомнения в правомерности и обоснованности. Поэтому обвиняемые должны быть ограждены от преследования до тех пор, когда можно будет гарантировать справедливое разбирательство. В деле Андрея Прилуцкого необоснованность уголовного преследования дополнительно подтверждается известными обстоятельствами дела, так что неправомерность и политическая мотивированность его преследования очевидны.

Ситуация с соблюдением прав человека в Беларуси признана международными структурами неудовлетворительной, и наиболее уязвимой группой являются оппозиционные активисты — такой вывод, в частности, сделан в докладе ПАСЕ. Практикой ЕСПЧ — дело Y.P. и L.P. против Франции (Y.P. and L.P. v. France) — подтверждается недопустимость выдачи оппозиционных активистов в Беларусь в связи с высоким риском того, что они будут подвергнуты пыткам и бесчеловечному обращению, а также будет нарушено их право на справедливое судебное разбирательство. Это дополительно подтверждает опасения, что в случае экстрадиции в Республику Беларусь, Прилуцкому не будет обеспечено справедливое судебное разбирательство, более того, с высокой вероятностью он будет подвергнут пыткам и жестокому обращению, что будет прямым нарушением его прав, гарантированных ст. 3 ЕКПЧ.

В выдаче Прилуцкого в Беларусь должно быть отказано и ему должно быть предоставлено убежище в РФ согласно нормам российского права и международных договоров, подписанных РФ. Согласно ст. 63 Конституции РФ, «в Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения». Согласно Всеобщей декларации прав человека (п. 1 ст. 14) «каждый человек имеет право искать убежище от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем». Высылка в страны, где жизни и здоровью беженца угрожает опасность «вследствие их политических убеждений» запрещена ст. 33 Конвенции о статусе беженцев от 28 июля 1951 г.

ССП считает Андрея Прилуцкого политическим заключённым и требует отказа в его экстрадиции в Беларусь, его немедленного освобождения из-под стражи и предоставления ему статуса беженца.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адрес для писем:

196655, г. Санкт-Петербург, г. Колпино, ул. Колпинская, д. 9, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Прилуцкому Андрею Викторовичу 1983 г. р.

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

1. Яндекс-кошелек 410011205892134

2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10695/priluckij-andrej-viktorovich).

продолжение

ССП считает Мартина Кочесокова жертвой подброса наркотиков

Кочесоков (Кочесоко) Мартин Хусенович родился 16 ноября 1988 года, житель Нальчика, учредитель и глава черкесской общественной организации «Хабзэ», сопредседатель Демократического конгресса народов России. Имеет высшее образование, аспирант Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований, работал журналистом-фрилансером. 2 марта 2021 года осуждён к 3 годам лишения свободы условно с 1 годом испытательного срока по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконное приобретение и хранение наркотиков в крупном размере», до 10 лет лишения свободы). Находился под стражей с 7 по 25 июня 2019 года, когда был переведён под домашний арест. С 23 августа 2019 года под подпиской о невыезде.

Описание дела

Мартин Кочесоков задержан якобы с 268,1 граммами марихуаны 7 июня 2019 года. Согласно материалам дела, его машину ВАЗ-211440, по распоряжению, поступившему из Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ, Центр «Э») МВД Кабардино-Балкарской республики (КБР), на автодороге в Лескенском районе КБР, остановил наряд дорожно-патрульной службы (ДПС) полиции. После этого к Кочесокову подбежали бойцы СОБР «Эльбрус» Росгвардии в масках и оперативники Центра «Э», уложили его на асфальт и заковали руки в наручники за спиной. Прибывшая дежурная следственно-оперативная группа (СОГ) из ближайшего отдела полиции зафиксировала добровольную выдачу задержанным пакетика из кармана брюк и пакета из салона машины, в которых оказалось 268,1 граммов марихуаны. Затем его доставили в Лескенский ОМВД.

Единственным доказательством обвинения в том, что Кочесоков сорвал коноплю в ноябре 2018 года и полгода хранил её, являются его собственные показания, от которых он отказался. Но и они противоречат друг другу: на допросе 8 июня 2019 года он якобы сказал, что после сбора хранил растение в своей машине, а в явке с повинной 17 июня 2019 года — что спрятал пакет с коноплёй рядом с местом сбора на окраине села Урух, где он хранился до 6 июня 2019 года. Учитывая, что Мартин Кочесоков отказался от этих показаний в июне 2019 года, а следствие после этого продолжалось ещё более года – у него было много времени для подтверждения версии обвинения в сборе и хранении обвиняемым наркотиков. То, что этого не сделано — очередное подтверждение версии защиты о том, что наркотики подброшены.

По данным источника Daily Storm в правоохранительных органах, задержание Кочесокова проводил десяток людей в масках. Они вытащили его из машины, уложили лицом в асфальт и под дулом автомата предложили выбор: либо признать наркотики своими, либо быть убитым как экстремист. Также издание сообщает, что руки Кочесокова обсыпали марихуаной, чтобы тесты на основе смывов оказались положительными.

Сестра Мартина Аида Герг уверяет, что её брат «не курит, не пьёт, ведёт здоровый образ жизни». Подобные показания в суде дали и многие другие свидетели защиты. Напомним, что наркологическая экспертиза, проведённая по постановлению следователя, подтвердила, что Кочесоков не употребляет наркотики.

В связи с вышеизложенным мы полагаем, что наркотики Мартину Кочесокову были подброшены.

8 июня 2019 года, уже после задержания Кочесокова, силовики провели обыск в офисе возглавляемой им общественной организации «Хабзэ» в Нальчике. При этом были задержаны активисты «Хабзэ», в частности сооснователь организации Азамат Шорманов. «Нас опросили и отпустили. На допросе спрашивали, причастны ли мы к связям с иностранными агентами, в чём суть Демократического конгресса [народов России]», – рассказал он.

Заметим, в ходе обысков в доме Мартина Кочесокова и в офисе «Хабзэ» были изъяты флэш-карты и компьютеры. Объяснить, какое отношение эти изъятия имеют к обвинению в хранении наркотиков, и вообще что-либо пояснять по поводу этих изъятий оперативник Мурат Гонов в суде отказался, сославшись на государственную тайну.

Ранее, 16 мая 2019 года Мартин Кочесоков, активисты «Хабзэ» и участники Демократического конгресса народов России из других субъектов РФ провели межрегиональный круглый стол в Нальчике, посвящённый проблемам федерализма в России. Там звучала резкая критика федеральных властей, в частности, говорилось о том, что субъектам федерации и органам местного самоуправления необходимо делегировать больше полномочий. Критиковались принятые Госдумой РФ в 2018 году поправки в закон «Об образовании» вводящие добровольность выбора родного языка в качестве языка обучения в школе, из-за которых, по мнению активистов, уменьшается изучение языков народов России.

Как отметил Азамат Шорманов, после круглого стола в Нальчике появились статьи в местных провластных СМИ о том, что Мартин Кочесоков — агент США, а ещё один черкесский активист — агент турецких спецслужб. В своих показаниях подсудимый вспомнил, что такие публикации были в соцсетях.

Шорманов также пояснил, что в ходе обыска в офисе «Хабзэ» силовики забрали якобы на экспертизу все электронные носители информации.

«Ничего противозаконного мы не делаем. Всё, чего мы добиваемся, прописано в Конституции – возможность изучения родного языка в регионах, закон о федерализме. Но нам почему-то начинают создавать препятствия,» – заявил Азамат Шорманов.

В апреле 2019 года Мартин Кочесоков раскритиковал запрет автопробега в День черкесского флага в Нальчике и отношение российских властей к черкесским репатриантам.

Аслан Бешто, руководитель организации «Кабардинский прогресс», рассматривает этот случай как попытку любой ценой «вытолкнуть представителей черкесского национального движения за рамки правового поля», вывести их в уголовно-экстремистское направление, где можно безнаказанно делать с ними что угодно. Бешто сообщил, что к задержанию Мартина Кочесокова готовились заранее. «Одновременно на нескольких ресурсах, контролируемых штатными троллями, появилось небольшое подобие интервью от якобы однокурсника Кочесокова, где тот говорил о приверженности последнего к наркотикам», – говорит Бешто. Он подчеркнул, что знает Мартина Кочесокова много лет и уверен: «Ни к каким наркотикам и близко он отношения не имел и иметь не может».

ССП, согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», считает Мартина Кочесокова лицом, незаконно преследуемым по политическим мотивам. Преследование направленно на недобровольное прекращение или изменение характера его публичной деятельности как оппозиционного политика и критика действующей власти. Оно осуществляется по политическим мотивам исключительно из-за его политических убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнений, а также свободы объединений, гарантированных Конституцией РФ, Международным Пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Подробнее о деле читайте на сайте ССП (https://www.politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/10665/kochesokov-kochesoko-martin-husenovich).

продолжение

Кочесоков (Кочесоко) Мартин Хусенович

Кочесоков (Кочесоко) Мартин Хусенович родился 16 ноября 1988 года, житель Нальчика, учредитель и глава черкесской общественной организации «Хабзэ», сопредседатель Демократического конгресса народов России. Имеет высшее образование, аспирант Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований, работал журналистом-фрилансером. 2 марта 2021 года осуждён к 3 годам лишения свободы условно с 1 годом испытательного срока по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконное приобретение и хранение наркотиков в крупном размере», до 10 лет лишения свободы). Находился под стражей с 7 по 25 июня 2019 года, когда был переведён под домашний арест. С 23 августа 2019 года под подпиской о невыезде.

продолжение

ССП считает политзаключёнными 9 человек, несправедливо осуждённых по обвинениям в причастности к совершению теракта в петербургском метро

Мы считаем, что обвинения против Шохисты Каримовой, Содика Ортикова, Мухамадюсупа Эрматова, Ибрагимжона Эрматова, Махамадюсуфа Мирзаалимова, Аъзамжона Махмудова, Сайфиллы Хакимова, Бахрома Эргашева и Дилмурода Муидинова не доказаны. Мы требуем немедленно освободить их и расследовать сообщения о пытках.

Что случилось?

3 апреля 2017 года в вагоне петербургского метро, ехавшем от «Сенной площади» к «Технологическому институту», прогремел взрыв. Погибли 16 человек, включая Акбаржона Джалилова, которого следствие называет исполнителем теракта. Несколько десятков человек получили повреждения разной степени тяжести.

Чуть раньше в тот же день в вестибюле на «Площади Восстания» была найдена бесхозная сумка. Как впоследствии сообщили правоохранительные органы, в ней было взрывное устройство и оставил эту сумку Джалилов.

Что заявляют российские власти?

Власти считают, что трагедия 3 апреля 2017 года полностью расследована. ФСБ пришла к выводу, что теракт организовала «Катиба Таухид валь-Джихад» («Батальон Единобожие и джихад», запрещена в России как террористическая), возглавляемая выходцем из киргизского города Ош, этническим уйгуром Сирожиддином Мухтаровым, известным по прозвищу «Абу Салох». Этот батальон участвует в боевых действиях в Сирии и состоит преимущественно из узбеков. Целью этого теракта, считает следствие, было вынудить российские власти прекратить военную кампанию в Сирии.

Джалилов, по данным следствия, прошёл обучение в Сирии в тренировочном лагере «Катиба Таухид валь-Джихад» и в начале 2017 года приехал в Россию, чтобы совершить теракт. Ему, как утверждает следствие, помогали 11 человек, оказавшиеся на скамье подсудимых, — в основном трудовые мигранты из Средней Азии. Четверо из них жили и работали в Подмосковье, а семеро — в Санкт-Петербурге.

В ноябре 2019 года 2-й Западный окружной военный суд признал всех этих людей виновными в совершении теракта в метро и подготовке других терактов и назначил им тюремные сроки от 19 лет до пожизненного лишения свободы. Сейчас Апелляционный военный суд рассматривает жалобу на приговор.

Как «Мемориал» (к выводам которого присоединяется Союз солидарности с политзаключёнными) оценивает расследование?

Мы считаем проведённое расследование крайне неубедительным. Даже согласившись с тем, что Акбаржон Джалилов, как утверждает обвинение, изготавливал бомбы и взорвал одну из них, мы не можем считать доказанным, что организовала эту атаку именно «Катиба Таухид валь-Джихад», — данная запрещённая в России организация не взяла на себя ответственность и не выдвинула никаких требований, а в деле не содержится весомых доказательств её причастности.

Но гораздо важнее судьбы людей, осуждённых по этому делу. Некоторых из них заподозрили в контактах с Джалиловым, некоторых — в контактах с теми, кто, предположительно, контактировал с Джалиловым. Вину всех 11 человек мы считаем недоказанной, более того, изучив материалы дела, мы убедились в невиновности как минимум девятерых. Мы полагаем, что ФСБ вместо того, чтобы всерьёз искать виновных, «нахватала», в основном, первых попавшихся под руку людей, у которых к тому же крайне мало ресурсов — денег, знаний, общественной поддержки — для самозащиты.

Один из самых ужасных моментов в истории этого расследования — пытки. Мы полагаем, что насилие для получения признательных показаний было применено к нескольким фигурантам. Трое из них (Аброр и Акрам Азимовы, Мухамадюсуп Эрматов) заявили о том, что негласно удерживались в секретной тюрьме и подвергались там пыткам. Журналист Илья Рождественский сопоставил рассказы Азимовых с описаниями фигурантов других дел о терроризме, подвергнутых пыткам в неизвестном подвале, тем самым верифицировал существование секретной тюрьмы.

Что конкретно вменяется фигурантам дела и почему мы считаем невиновными большинство из них?

Аброра Азимова признали виновным в том, что он пересылал деньги Джалилову, а также инструктировал и вдохновлял его в последние дни перед терактом. Первое он подтверждает, хотя отрицает, что знал о готовящемся преступлении. Второе доказывается записью телефонных разговоров. Мы считаем недоказанным, что на записях звучит голос именно Аброра Азимова и что он действительно звонил Джалилову. Акрама Азимова, брата Аброра, обвиняют в том, что он привёз из Турции 2 500 долларов и передал их Аброру как компенсацию переведённых Джалилову денег. То, что Акрам Азимов действовал сознательно с целью помочь в организации теракта, не доказывается ничем, кроме, судя по всему, выбитых под пытками показаний.

Абсолютно не обоснованы обвинения в причастности к теракту, выдвинутые в адрес Шохисты Каримовой и Содика Ортикова, которые работали с Аброром Азимовым в одном кафе. Они всего лишь дали Азимову по его просьбе воспользоваться их телефонами, чтобы, по словам осуждённых, тот мог вставить сим-карту и проверить, работает ли она. Поскольку с этой сим-карты, как утверждает обвинение, Азимов сделал звонок Джалилову, то и Каримову с Ортиковым включили в террористическое сообщество.

Ибрагимжон Эрматов в 2015 году работал в одном с Джалиловым ресторане, и они несколько раз созванивались и списывались по рабочим вопросам. Ибрагимжон использовал сим-карту, зарегистрированную на его брата Мухамадюсупа Эрматова. Судя по всему, именно поэтому оперативники ФСБ решили, что Мухамадюсуп контактировал с Джалиловым, и поэтому увезли в секретную тюрьму его. Поскольку Мухамадюсуп Эрматов, который подрабатывал таксистом, однажды в 2017 году находился в районе проживания Джалилова, силовики, видимо, сочли его вину доказанной. Однако при более тщательном рассмотрении доказательств становится понятным, что это совпадение.

Что касается Махамадюсуфа Мирзаалимова, Аъзамжона Махмудова, Сайфиллы Хакимова, Бахрома Эргашева и Дилмурода Муидинова, вся их «вина» фактически заключается в том, что они жили в одной квартире с братьями Эрматовыми. Ранним утром 6 апреля 2017 года оперативники ФСБ провели в этой квартире обыск и заявили об обнаружении взрывного устройства, похожего на то, что было оставлено на «Площади Восстания» Джалиловым. Осуждённые утверждают, что бомба была подброшена оперативниками, и, изучив материалы дела, а также зная о похожих историях, мы находим это правдоподобным.

Подробно изучить обвинения против фигурантов и обоснование нашей позиции об их несостоятельности и/или недоказанности можно здесь.

Почему «Мемориал» не признал политзаключёнными братьев Азимовых?

ПЦ «Мемориал» не признал политзаключёнными Аброра и Акрама Азимовых. Это не означает, что мы солидарны с обвинением и судом. Напротив, мы считаем, что представленные обвинением доказательства их вины неоднозначны, противоречивы, в некоторых случаях добыты под пытками, что, очевидно, недопустимо. Мы также считаем, что суд проигнорировал существенные противоречия в деле и не установил полную, внятную и правдоподобную картину якобы совершённых Азимовыми преступлений. В соответствии с презумпцией невиновности в таком случае суд должен оправдать обвиняемых. Минимально отвечающим требованиям закона и справедливости решением мог бы быть возврат дела на повторное следствие.

Однако признание политзаключённым проводится иначе, нежели судебный процесс. Для того чтобы уверенно включить кого-либо в список политзаключённых, мы должны быть полностью убеждены, что дело соответствует критериям Руководства по определению понятия «политический заключённый», в частности, что обвиняемый не совершил насильственное преступление против личности. Цена ошибки особенно высока, если речь идёт о настоящем террористическом акте с большим количеством человеческих жертв. В случае если появится новая информация, свидетельствующая в пользу невиновности Аброра и/или Акрама Азимовых, мы готовы вернуться к вопросу о признании их политзаключёнными.

Чего добиваются правозащитники?

  • Немедленно освободить Шохисту Каримову, Содика Ортикова, Мухамадюсупа Эрматова, Ибрагимжона Эрматова, Махамадюсуфа Эрматова, Аъзамжона Махмудова, Сайфиллу Хакимова, Бахрома Эргашева и Дилмурода Муидинова, снять с них все обвинения и признать их право на реабилитацию.

  • Отменить приговор в отношении Аброра и Акрама Азимовых, провести повторное следствие, а в случае, если убедительных доказательств их вины не будет представлено, а противоречия останутся неустранёнными, оправдать их.

  • Тщательно расследовать все заявления фигурантов о пытках и побоях.

  • Прекратить практику неофициального удержания людей в секретной пыточной тюрьме и наказать виновных в организации и использовании этой тюрьмы.

продолжение
Дела мусульман

Дело о теракте в петербургском метро 3 апреля 2017 года

3 апреля 2017 года произошёл взрыв в петербургском метро. Погибли 16 человек, 103 пострадали. По уголовному делу о теракте были осуждены одиннадцать человек: Азимов Аброр Ахралович, Азимов Акрам Ахралович, Ортиков Содик Зокирович, Каримова Шохиста Содиковна, Эрматов Мухамадюсуп Баходирович, Эрматов Ибрагимжон Баходирович, Мирзаалимов Махамадюсуф Дилшадович, Махмудов Азамжон Асадович, Хакимов Сайфилла Вахитович, Эргашев Бахром Хасилович и Муидинов Дилмурод Фуркатович. Правозащитный центр «Мемориал» после тщательного изучения уголовного дела пришёл к выводу, что как минимум 9 осуждённых, за исключением братьев Азимовых, невиновны в инкриминируемом им преступлении, мы согласны с этими выводами.

продолжение
Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены