Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

ССП признал политзаключёнными 8 антифашистов, обвиняемых по делу запрещённой «Сети»

Пензенские антифашисты Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский обвиняются по ч. 1 ст. 205.4 УК РФ («Создание террористического сообщества», до пожизненного лишения свободы) в создании запрещённой в России организации «Сеть», по версии следствия, являющейся террористическим анархистским объединением, а Максим Иванкин, Василий Куксов, Михаил Кульков, Арман Сагынбаев и Андрей Чернов — по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в террористическом сообществе», до 10 лет лишения свободы) в членстве в этой организации.

Помимо этого Пчелинцев, Шакурский и Куксов обвиняются по ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение оружия и боеприпасов», до 4 лет лишения свободы), а Иванкин, Кульков и Чернов — по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ («Покушение на незаконный сбыт наркотических веществ в крупном размере», до 15 лет лишения свободы). Также Шакурский обвиняется по ч. 1 ст. 222.1 УК РФ («Незаконное хранение взрывчатых веществ», до 5 лет лишения свободы), а Пчелинцев по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ («Покушение на умышленное уничтожение чужого имущества из хулиганских побуждений», до 3 лет 9 месяцев лишения свободы) соответственно. Обвиняемые находятся под стражей с осени 2017 года, кроме Максима Иванкина и Михаила Кулькова, задержанных 4 июля 2018 года. Никто из обвиняемых ранее не привлекался к уголовной ответственности.

Имеются многочисленные свидетельства того, что обвиняемые и свидетели по пензенскому делу запрещённой «Сети» систематически подвергались пыткам, которые были не исключением в работе следствия, а правилом и одним из основных инструментов, использованных в ходе расследования уголовного дела.

4 из 7 обвиняемых по пензенскому делу — Дмитрий Пчелинцев, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов и Илья Шакурский — заявили о применении к ним пыток на стадии предварительного следствия и отказались от признательных показаний в суде. Жена Василия Куксова рассказала на суде, что в день обыска, во время которого оперативники нашли якобы принадлежащий ему пистолет с патронами, Куксов был в окровавленной одежде и в ссадинах. Как утверждает задержанный 30 марта 2017 года вместе с Максимом Иванкиным и Михаилом Кульковым Алексей Полтавец, успевший уехать в Украину и вероятно фигурирующий в деле как «Борис», в день задержания его душили полиэтиленовым пакетом, а Иванкина и Кулькова били, пока они не признали вину в хранении наркотиков, которые, по мнению Полтавца, были им подброшены. Это произошло ещё до возбуждения дела «Сети», но уже после того, как ФСБ начала разработку пензенских антифашистов и в первый раз задержала Зорина.

Заявили о моральном и физическом давлении и 4 свидетеля — Анатолий Уваров, Максим Симаков, Фархат Абдрахманов и Антон Шульгин — отказавшись в суде от своих показаний в связи с тем, что они были даны после жестоких избиений оперативниками.

Пытки в отношении обвиняемых по петербургскому делу запрещённой «Сети» Виктора Филинкова, Юлия Бояршинова и Игоря Шишкина точно так же задокументированы ОНК. Описаны и те формы давления, которым уже после задержания подверглись Бояршинов и Филинков в петербургском СИЗО-6 «Горелово», имеющего репутацию «пыточного», в котором расположены т.н.«пресс-хаты» для «разработки» отказывающихся сотрудничать с силовиками заключённых. Описанные обвиняемыми формы издевательства объективно подтверждаются тем, что они практически дословно совпадают с показаниями других бывших подследственных.

Таким образом, можно утверждать, что дело «Сети», как пензенская его часть, так и петербургская, целиком и полностью построено на пытках и на полученных в их результате показаниях обвиняемых и свидетелей. Все полученные таким образом «признательные показания» относятся к недопустимым и даже теоретически не могут использоваться в качестве доказательств виновности обвиняемых.

Важным обстоятельством при этом является то, что расследование гораздо больше походило на подгонку объективно существующей реальности под конспирологические теории оперативных и следственных работников пензенского ФСБ. Описания тренировок, разделения ролей, структуры «Сети» и т.п., озвученные в ходе судебных процессов в Пензе и Санкт-Петербурге, гораздо больше похожи на информацию о сообществе страйкболистов, делящихся на команды, и их знакомых, чем террористической организации, собирающейся применять насилие или имеющей серьёзные планы по дестабилизации положения в стране и, якобы, по свержению действующей власти. Нельзя не заметить, что версия о том, что малочисленная группа психически здоровых, как отмечает само следствие, и в целом социализированных молодых людей левых взглядов, проживающих в Пензе, всерьёз решила свергнуть насильственным образом существующий в России политический режим, представляется крайне неправдоподобной и фантастической.

Все преступления, которые якобы собирались осуществлять обвиняемые, даже по версии следствия относятся к неопределённо далёкому будущему. Более того, первоначально ФСБ утверждала, что участники «Сети» готовили теракты на Чемпионате Мира по футболу летом 2018 года, однако, в окончательном обвинении все упоминания этого исчезли. Даже признавшие вину обвиняемые заявили, что целью тренировок и объединения в рамках «Сети» была именно самооборона в случае нападения радикальных националистов во время возможных беспорядков, а не подготовка захвата каких-либо зданий, совершение террористических актов или, тем более, подготовка захвата власти в стране. Например, «Зорин уточнил, что участники “Сети” не обсуждали конкретных планов — времени и места действий, они просто разговаривали о возможных сценариях развития событий в стране».

Помимо этого следствие пытается инкриминировать обвиняемым совершение абсолютно законных действий, таких, как увлечение страйкболом и хранение соответствующей экипировки, приобретение и хранение легально зарегистрированного гладкоствольного оружия, участие во встречах с другими анархистами и антифашистами, использование мессенджеров и шифрования, хранение анархистской и иной незапрещённой литературы (в т.ч. необходимой для организации соревнований по страйкболу), которые становятся «преступными» только из-за того, что они якобы были осуществлены в рамках членства в террористическом сообществе. Фигурантам уголовного дела в принципе не инкриминируют совершение каких-то реальных действиях или попытки их совершения, кроме нелепого обвинения Дмитрия Пчелинцева в вандализме, выдвинутого через 6,5 лет после неудачного поджога здания военкомата неизвестным на основании незаконно полученных признательных показаний, данных, по всей видимости, под пытками.

Отдельно стоит упомянуть то, что «программные документы террористической организации», которые сами по себе являются недопустимым доказательством из-за факта внесения в них изменений после ареста обвиняемых, даже в отредактированном виде выглядят смехотворно и абсурдно. Независимая лингвистическая экспертиза «материалов съезда» позволила с высокой долей уверенности утверждать, что «в переписке обсуждался “некоторый проект женской анархистской сети”. В дальнейшем эту переписку… отредактировали так, что она стала больше похожа на протокол “гендерно-нейтрального мероприятия”». Что же касается «Положения» или «Свода» «Сети», то «первая часть текста “Положения” была явно сильно отредактирована и написана в официально-деловом стиле.

Хоть с ляпами, но эта часть похожа на Устав. — Кто и какие именно фрагменты редактировал, установить сложно, но редактура была. Последующие две трети текста “Положения” — это переписка женщин, которую перестали редактировать. Терпения, видимо, не хватило, и ее, похоже, не отредактировали.

По словам лингвиста, первоначальная версия переписки была не о боевых группах, а о дискуссионных анархических клубах, использовался “разговорный стиль с матерщиной”. Но потом “кто-то сделал из этого не сильно мирный текст” — в процессе редактуры туда добавили политическую составляющую.

<…>

В подтверждение своих слов <эксперт-лингвист> Смирнов зачитал суду фрагмент из той части “Положения”, который не подвергался редактуре. В нем девушка пишет молодому человеку: “А ты меня сможешь полюбить?”, “У тебя будет много тайн, которые я никогда не узнаю?”, “Жмж только с совершенно анонимными бабами на анонимных условиях. Никакой огласки. Наша постель — только наша и никуда это не должно уйти”».

Нам неизвестны примеры террористических организаций, в программных документах которых содержалась любовная переписка или фразы вроде «салат, чиабатты, муку, нормальную только. Высшего сорта. Помидоры вроде есть, упаковка есть. Ну и булки, конечно. 24 штуки», как и примеры настолько нелепой фабрикации документов, якобы доказывающих террористический или экстремистский характер деятельности обвиняемых.

Сфабрикованным представляется и обвинение участников якобы созданного в Санкт-Петербурге отделения организации, признанных нами политзаключёнными. В ходе изучения материалов уголовных дел петербургских антифашистов, обвиняемых в участии в «Сети», мы не нашли признаков общественной опасности в их действиях.

Политический мотив преследования пензенских антифашистов, являющегося частью непрекращающихся репрессий против анархистов и антифашистов, резко усилившихся с 2017 года, очевиден. Органы государственной власти, в первую очередь ФСБ, культивируют образ анархистов, представляющих общественную опасность, причастных к терроризму и к попыткам дестабилизации общественно-политической сферы. Задержанных анархистов при этом рутинно и неприкрыто пытают.

Одновременно с этим происходит подавление всякой несистемной, неформальной самоорганизации, особенно, хотя и не только, молодёжной. Об этом говорят многочисленные сфабрикованные дела в отношении неугодных силовикам лиц иных взглядов (общеоппозиционных, националистических, религиозных и т.п.). Кроме инструментальной задачи прекращения активности репрессируемых активистов, как и всегда, дополнительной целью силовых структур является воздействие на общество, которому посылается сигнал о том, что любого рода оппозиционная общественно-политическая активность является нежелательной для власти и опасной для её участников.

Союз солидарности с политзаключёнными считает Максима Иванкина, Василия Куксова, Михаила Кулькова, Дмитрия Пчелинцева, Армана Сагынбаева, Андрея Чернова и Илью Шакурского политическими заключёнными. Мы требуем прекращения их уголовного преследования по делу о якобы организации/участии в террористическом сообществе и по связанным с ними обвинениям, в частности, о хранении вероятно подброшенного оружия, а также привлечения к ответственность лиц, причастных к нарушению их прав на стадии предварительного следствия и к фабрикации уголовного дела.

Мы также считаем, что инкриминируемые Максиму Иванкину и Михаилу Кулькову эпизоды покушения на сбыт наркотических веществ, вину в которых они признали на суде, не могут мешать признанию их политзаключёнными по безосновательным «террористическим» обвинениям. При этом мы считаем, что и эти эпизоды должны быть объективно расследованы из-за нарушения их прав на этапе предварительного следствия.

Вероятность же фальсификации обвинения по ст. 228.1 УК РФ в отношении Чернова представляется крайне высокой в силу того, что обвинение в сбыте наркотиков ФСБ ему предъявила практически через год после задержания и получения доступа к найденному у него при обыске смартфону, на пакетиках с наркотиками не было его отпечатков пальцев и биологических следов, а возможность того, что они пролежали столь долгий срок и не были найдены или смыты дождями или талой водой, представляется сомнительной.

Ранее мы признали двоих из троих обвиняемых по делу Санкт-петербургской «Сети» — Юлия Бояршинова и Виктора Филинкова — политическими заключёнными. По нашей оценке, предъявленные им обвинения сфабрикованы. Изучив материалы уголовных дел, мы не нашли признаков общественной опасности в их действиях.

Третий фигурант питерского дела, Игорь Шишкин, полностью признал вину. Поскольку мы считаем дело «Сети» полностью сфабрикованным, то и Шишкина, осуждённого только за участие в «Сети», тоже признаём политзаключённым из-за отсутствия в его действиях состава преступления.

Адрес для писем:
440039, г. Пенза, ул. Каракозова, д. 30, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Пензенской области,

  • Иванкину Максиму Сергеевичу 1995 г. р.
  • Куксову Василию Алексеевичу 1998 г. р.
  • Кулькову Михаилу Алексеевичу 1994 г. р.
  • Пчелинцеву Дмитрию Дмитриевичу 1992 г. р.
  • Сагынбаеву Арману Даулетовичу 1992 г. р. (прим. перед вступлением в переписку с Арманом Сагынбаевым настоятельно рекомендуем ознакомиться с данным материалом: https://meduza.io/feature/2019/11/14/nasha-tsel-predupredit)
  • Чернову Андрею Сергеевичу 1989 г. р.
  • Шакурскому Илье Александровичу 1996 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

Средства для обвиняемых по петербургскому и пензенскому делам «Сети» собирает «Анархический Чёрный Крест» на «Яндекс-кошелёк» 41001160378989 и PayPal abc-msk@riseup.net (при отправлении просьба указывать валюту в евро и делайте пометку в комментариях «дело Сети»).

Также финансово поддержать фигурантов можно путём перечисления криптовалют (http://rupression.com/support) или приобретения благотворительной продукции с символикой кампании солидарности (http://rupression.com/merch).

Информация о деле и способах помощи обвиняемым регулярно выкладывается на сайте Rupression:

http://rupression.com

Контакты Комитета «Родительская сеть»:
Дмитрий Пчелинцев +7 (917) 545-43-83
Татьяна Чернова +7 (964) 874-11-10
Александра Аксенова (жена Виктора Филинкова) Prodacec@protonmail.com

Петиция с призывом прекратить дело «Сети»:

http://change.org/p/delo-seti-stopfsb

Яндекс-кошелёк Фонда помощи всем политзаключённым Союза солидарности с политзаключёнными 410011205892134.

Читайте подробнее о пензенскому (https://politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/9750/penzenskoe-delo-zapreshhjonnoj-seti) и петербургском (https://politzeky.ru/dela-grazhdanskih-aktivistov/9558/peterburgskoe-delo-zapreshhjonnoj-seti) делах запрещённой «Сети» на сайте Союза солидарности с политзаключёнными.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2020 Политзеки.ru | Все права защищены