Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Дело о подрыве поезда «Грозный-Москва»

Власов Владимир Сергеевич, 1959 г. рождения, окончил МХТИ имени Менделеева по специальности «Химическая кибернетика», кандидат технических наук, бывший сотрудник ФГУП "ВПК-Инвест", частный предприниматель.

Сочувствующий РНЕ ("Российское национальное единство"), страдает эпилепсией, имеет на содержании престарелых родителей.

10 апреля 2007 г. Московским областным судом осужден по ч.3 ст. 205 УК РФ ("терроризм, совершённый организованной группой, повлекший за собой тяжкие последствия"), ч.3 ст.30 УК РФ ("покушение на преступление"), п.п. «а, е, ж, л» ч.2 ст.105 УК РФ ("покушение на убийство двух и более лиц, общеопасным способом, организованной группой, по мотиву национальной и религиозной ненависти и вражды", ч.3 ст.222 ("незаконные приобретение, перевозка, хранение взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой"), ч.1 ст.30 УК РФ ("приготовление к незаконному изготовлению взрывных устройств"), ч.3 ст. 223 УК РФ ("незаконное изготовление взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой") к 18 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Кроме того, суд постановил взыскать с осужденных 3,8 миллиона рублей в пользу страховой компании, которая представляет интересы РЖД.

Адвокат – Валерий Прилепский

Клевачев Михаил Михайлович, 30 марта 1958 года рождения, окончил Станкоинструментальный институт, мастер ГУП "Гормост», сочувствующий РНЕ ("Русское национальное единство"), имеет ранение в глаз, на свободе имеет взрослого сына.

10 апреля 2007 г. Московским областным судом осужден по ч.3 ст. 205 УК РФ ("терроризм, совершённый организованной группой, повлекший за собой тяжкие последствия"), ч.3 ст.30 УК РФ ("покушение на преступление"), п.п. «а, е, ж, л» ч.2 ст.105 УК РФ ("покушение на убийство двух и более лиц, общеопасным способом, организованной группой, по мотиву национальной и религиозной ненависти и вражды", ч.3 ст.222 ("незаконные приобретение, перевозка, хранение взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой"), ч.1 ст.30 УК РФ ("приготовление к незаконному изготовлению взрывных устройств"), ч.3 ст. 223 УК РФ ("незаконное изготовление взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой") к 19 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Адвокат – Олег Панкратов.

Кроме того, суд постановил взыскать с осужденных 3,8 миллиона рублей в пользу страховой компании, которая представляет интересы РЖД.

Обвинялись в подрыве поезда «Грозный – Москва» 12 июня 2005 года, при котором десятки людей получили незначительные телесные повреждения.

Основания признания политзаключенными: отмененный по формальным основаниям оправдательный вердикт присяжных, давление суда на присяжных, нечаянная или умышленная потеря следствием важных доказательств по делу, несоразмерно суровый приговор, возможная фальсификация дела "воинствующих националистов".

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия Союза солидарности с политзаключёнными со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Адрес для писем:

606781, Нижегородская область, Варнавинский район, пос. Мирный, ФКУ ИК-6 ГУФСИН России по Нижегородской области, Власову Владимиру Сергеевичу 1959 г. р.;
601967, Владимирская область, Ковровский район, пос. Мелехово, ул. Первомайская, д. 261А, ФКУ ИК-6 УФСИН России по Владимирской области, Клевачеву Михаилу Михайловичу 1958 г. р.

Версия обвинения.

Следовавший из чеченской столицы поезд был подорван 12 июня 2005 года в 153 км от Москвы. В результате пострадали девять пассажиров, сошли с рельсов пять вагонов, было повреждено железнодорожное полотно. Власов и Клевачев были задержаны уже 1 июля. Следствие вышло на них благодаря показаниям свидетелей, запомнивших темно-синий ИЖ одного из них, и проверке звонков по сотовым телефонам в районе совершения теракта. В ходе обысков в их квартирах была обнаружена националистическая литература и компоненты взрывного устройства. Власову и Клевачеву предъявили обвинения в терроризме (ст. 205.3 УК РФ), покушении на убийство двух и более лиц по мотиву национальной ненависти (ст. 30.3; ст. 105.2), незаконном приобретении и хранении взрывчатых веществ (ст. 222.3).

______________________________

ПЕРВОЙ КОЛЛЕГИЕЙ ПРИСЯЖНЫХ БЫЛИ ОПРАВДАНЫ

1 декабря 2006 года коллегия присяжных признала обоих невиновными, однако в тот же день была распущена судом. Поводом послужил факт общения заседателей с одним из адвокатов вне зала суда. Та спросила адвоката, в какой зал надо зайти. В результате оправдательный вердикт даже не огласили. Новая коллегия вынесла обвинительный вердикт. 19 июня Верховный суд подтвердил приговор.

http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=838902

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ВЕРСИИ СТОРОН

По имеющимся сведениям, на след давних приятелей Клевачева и Власова оперативники вышли, проанализировав данные о всех звонках с мобильных телефонов, сделанных в районе ЧП незадолго и сразу после преступления. Как выяснилось, неподалеку от места подрыва находится дача Власова, и за день до взрыва он вместе с Клевачевым туда приезжал. А уже при обысках у них нашли химреактивы, пригодные для изготовления бомбы, огнепроводный шнур и литературу, которую следователи охарактеризовали как экстремистскую. Реактивы причем Власов сдал операм сам. Среди изъятого у него помимо селитры и алюминиевой пудры числятся порезанный на короткие куски огнепроводный шнур и банка с пикриновой кислотой. Последняя — продукт «двойного назначения», ее можно использовать и как краситель для тканей, а при определенных условиях она становится сильнейшей взрывчаткой. Впрочем, по данным экспертизы, подрыв полотна железной дороги был осуществлен тротилосодержащим веществом, про следы пикриновой кислоты эксперты не сказали ни слова. Наличие реактивов сам Власов на допросах объяснил спецификой своего бизнеса. Большую часть жизни он проработал в закрытом НИИ, связанном как раз с химией, а после перестройки стал зарабатывать на жизнь единственным, в чем разбирался, — продажами химреагентов.

В квартире Клевачева же при обыске следователи нашли экстремистскую литературу. Автором части брошюр значился он сам. Знающие его люди характеризуют Клевачева как человека довольно странного, склонного к категоричным высказываниям и считающего себя борцом за права русского народа и вообще всех славян. Причем, по словам знакомых Клевачева, квартира его была так завалена всяким хламом, что больше походила на свалку. Среди куч старых вещей сыщики там нашли старую печатную машинку, расшифровка ленты с которой дала примерно следующий текст: «Наградить атамана Клевачева за боевые заслуги. Командир партизанского отряда Лютый». Кроме того, следователи там нашли и плакат с надписью «смерть жидам» — похожий на тот, что был установлен с миной-ловушкой на Киевском шоссе в мае 2002 года. Тогда москвичка Татьяна Сапунова, попытавшаяся убрать такой плакат, была тяжело ранена. Однако связать подрыв поезда и ЧП на Киевском шоссе следователи не смогли. Единственное, что удалось следователям достоверно установить о прежних «подвигах» Клевачева, — факт его участия в боевых действиях в Боснии в начале 90-х годов, где он получил ранение в глаз.

Свидетелей, видевших как Власов и Клевачев осуществляли подрыв (обвинения, предъявленные и тому и другому, одинаковые), нет. Но, по данным следствия, на место преступления Клевачев, оставив на полпути машину, доехал на велосипеде, который впоследствии был потерян сотрудниками милиции. От транспорта террориста в материалах дела осталась лишь фотография. Как Власов добирался до места подрыва — то ли на том же велосипеде вместе с приятелем, то ли шел за ним следом, — достоверно неизвестно.

Также в деле осталось невыясненным еще несколько моментов. Один из них касается показаний военного, заметившего, как женщина кавказкой внешности снимала на видео сразу после взрыва сошедший с рельсов поезд. Найти ее оперативникам так и не удалось. Не удалось найти им и мужчину, которого накануне ЧП поздно вечером местная жительница видела идущим к железнодорожной насыпи с большой сумкой.

По версии следствия, Клевачев и Власов в течение некоторого времени перед диверсией вели наблюдение за поездами. Правда, в деле не объясняется, специально или по ошибке они заложили мину именно на том участке железной дороги, где машинисты по плану проверяют тормоза локомотива, снижая скорость до 30 км/ч. Именно из-за этого подрыв поезда не привел к тяжелым последствиям. Хотя всего в 3 км дальше поезда разгоняются порой уже до 80 км/ч, и, соответственно, там эффект от диверсии был бы совсем другой.

http://www.vremya.ru/print/149872.html

Через две недели после теракта оперативники вышли на предполагаемых подрывников – бывших сотрудников ФГУП ВНИИ им. А. А. Бочвара Владимира Власова и "ВПК-Инвест" Михаила Клевачева. 30 июня они были задержаны в Москве, а 1 июля Мещанский суд Москвы санкционировал их арест на 30 суток как подозреваемых в терроризме. Как стало известно Ъ, на подозреваемых следствие вышло, отрабатывая звонки, сделанные с мобильных телефонов в день теракта. Кроме того, свидетели показали, что недалеко от места происшествия видели автомобиль "Иж" синего цвета, принадлежащий Владимиру Власову. Во время обысков на квартирах подозреваемых оперативники нашли различную пиротехнику, патроны и литературу националистического и экстремистского толка. Исходя из содержания литературы, следователи предположили, что теракт мог быть совершен подозреваемыми на почве ненависти, которую они якобы испытывали к чеченцам и вообще к мусульманам. Почему их так не любил Владимир Власов, неизвестно, а вот Михаил Клевачев якобы возненавидел их после того, как в начале 90-х годов добровольцем поучаствовал в войне в Югославии на стороне сербов, получил проникающее ранение головы и вернулся фактически инвалидом.
Следствие считает, что базой террористов являлась дача господина Власова в деревне Залеево в Серебрянопрудском районе Московской области, то есть километрах в тридцати от места диверсии. При обыске там изъяли провода и некие химреактивы, которые, возможно, использовались для изготовления бомбы. Однако экспертиза показала, что провода, найденные на месте происшествия, не идентичны изъятым с дачи.
Сами подозреваемые отрицают свою вину. По сведениям адвоката Валерия Прилепского, за день до теракта, 11 июня, Михаил Клевачев и Владимир Власов отправились на указанную дачу, чтобы отвезти туда холодильник. Весь день приятели косили на даче траву, потом хозяин до позднего вечера ремонтировал сломанный велосипед, а его гость гулял по деревне. Около 6 часов утра следующего дня Владимир Власов повез приятеля на железнодорожную станцию Узуново, чтобы тот вернулся в Москву.
По словам родственников и адвоката, в 6.45 утра, оставив Михаила Клевачева на платформе, Владимир Власов поехал обратно, но, не проехав и трех километров, его "Иж" заглох. Минут через сорок мотор наконец-то завелся, но тут господину Власову позвонил господин Клевачев. Он сказал, что все электрички на Москву отменили, и попросил забрать его со станции. Владимир Власов так и сделал. И лишь вернувшись в Залеево, приятели узнали, что на железной дороге в Узунове совершен теракт. Весь день 12 июня они провели на даче, а на следующий день вернулись в Москву. При этом подозреваемые утверждают, что вовсе не собирались скрываться от сыщиков, которые в тот день прочесывали все местные деревни, просто Михаилу Клевачеву неожиданно позвонила его старая знакомая и предложила встретиться.

http://www.mosgortrans.net/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3314

Одной из улик стала земля с велосипеда «Лама», на котором Михаил Клевачев, по данным следствия, приехал на место закладки фугаса.
Сыщики в свое время обнаружили этот велосипед и взяли пробы почвы с протектора: почва якобы оказалась идентична той, что была вблизи места совершения теракта. Защита обязательно обратит внимание суда, что Клевачев весит около 100 килограммов и просто физически не мог ехать на подростковом велосипеде (на нем каталась несовершеннолетняя дочь Клевачева). Кроме того, по данным защитников, следствие отказалось провести ситуационную экспертизу, не проверяя, сможет ли Клевачев проехать на данном велосипеде определенное расстояние.
Как стало известно «Газете.Ru», причина отказа проста – следствие потеряло велосипед.
Дело в том, что изначально для областной прокуратуры представляли интерес только колеса: их сняли с велосипеда, а тот остался на складе ОВД Серебрянопрудского района. По неизвестным причинам со склада велосипед исчез.
Помимо велосипеда, защита Михаила Клевачева обращает внимание на его очки.
Сам подозреваемый утверждает, что не мог совершить теракт – около недели, в том числе и в день взрыва, 12 июня, он был без очков и практически ничего не видел. «Без очков я не вижу совершенно», – говорит Клевачев.
Что касается его подельника Владимира Власова, то он хоть и видит вполне сносно, однако тоже имеет аргументы в свою защиту. Основным доказательством вины Власова являются найденные у него во время обыска многочисленные химические реактивы. Подсудимый сразу заявил следователю, что в этом нет ничего удивительного: он по образованию химик, кандидат технических наук, и после увольнения из НИИ занялся бизнесом – открыл ПБОЮЛ «Власов» по продаже химреактивов.
Впрочем, как рассказал «Газете.Ru» источник, близкий к следствию, «в самом начале Власов серьезно подгадил себе, подробно рассказав следователю, как из говна (химического товара) сделать конфетку (взрывчатку)».

Что же касается националистической литературы, найденной в квартире Михаила Клевачева, то, по словам защитников, «она даже на фотографиях выглядит как настоящая помойка, и найти в ней можно при желании что угодно».
/index.php

В ходе расследования теракта, которым сначала занималась Генпрокуратура, а затем следственное управление ФСБ, было проведено более 15 экспертиз, и защитники отмечают, что криминалисты "достаточно объективно их провели". По мнению адвокатов, никакие смывы и пробы, взятые у обвиняемых, не совпали с теми, что были взяты на месте преступления. Однако в магазине, которым владел Михаил Клевачев, химик по образованию, было обнаружено немного меньше одного грамма "тротилосодержащего вещества, а также слабые следы октагена, аммиачной селитры и пикриловой кислоты". Следствие сочло их компонентами взрывчатого вещества. Как считают в ФСБ, бомбу изготовил и заложил Михаил Клевачев. Но как он добрался до места закладки от дачи Владимира Власова, расположенной недалеко от железнодорожной станции, до сих пор неизвестно. Сначала следователи считали, что он прошел 6 км пешком, потом выдвинули версию, что он ехал на небольшом, подростковом велосипеде, принадлежащем Владимиру Власову. Однако следственный эксперимент показал, что сделать это Клевачеву, человеку почти двухметрового роста, было практически невозможно. Тем более что, по словам найденной защитой свидетельницы, та видела ранним утром 12 июня недалеко от места минирования "Жигули" с человеком, разговаривавшим с кем-то по рации. Адвокаты считают, что это и был настоящий организатор или исполнитель теракта.
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=676900&print=true

КОСВЕННОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО ВИНОВНОСТИ

«Насколько я знаю, их адвокаты просили, чтобы патриотические силы не поднимали шумихи, – рассказал «Газете.Ru» информированный источник в среде националистов. – И потом, это люди достаточно своеобразные. Действовали исключительно по своей инициативе. В результате подорвали вагон, в котором ехали помимо чеченцев солдаты федеральных войск. Так нельзя».

ВЛАСОВ ДАВАЛ ПРИЗНАТЕЛЬНЫЕ ПОКАЗАНИЯ

Владимир Власов вначале давал признательные показания. Позднее он заявил, что сделал это под давлением.

ОСНОВАНИЯ ПРЕДПОЛАГАТЬ, ЧТО В ДЕЛЕ ЕСТЬ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЗАКАЗ

http://rutube.ru/tracks/423799.html?v=4d3ad2c0f180713c0d019579343fdd0d – видеоролик программы «Специальное расследование», рассказ присяжной первой коллегии.

Приговор Власову и Клевачеву стал первым в отношении так называемых "новых русских террористов" (если не считать "реввоенсоветовца" Игоря Губкина, взорвавшего в 1997 году в Подмосковье памятник Николаю II и получившего за это и другие преступления в 2006 году 19 лет, позже сокращенные до 17). Именно после этого дела и еще слушающегося в суде дела Владимира Квачкова (группа Квачкова обвиняется в покушении на Анатолия Чубайса 17 марта 2005 года) в террористических актах стали предполагать кроме чеченского и русский след. Очевидно, что для остужения "народных мстителей" и по остальным делам, связанным с русским националистическим терроризмом, будут вынесены весьма жесткие приговоры. Хотя здесь, как и в случае с делом Ульмана (см. ниже), суду приходится бороться с присяжными: например, на суде по делу группы Квачкова присяжные распускались уже дважды.
http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=838902

Мнение Латыниной:

Надо сказать, что за десятилетия существования РНЕ не была замечена в особой террористической активности. Самое жуткое преступление членов РНЕ – убийство в Воронеже темнокожего студента, одного втроем. Интересно, что в начале 90-х РНЕ, почитавшая силу, так и не смогла составить конкуренции преступным группировкам. Ходить на «стрелки» – это вам не африканца втроем забить.
И вдруг – промышленный электродетонатор, выплавленный тротил. И главное – возраст террористов. 47 и 49 лет. Охотно верю, что эти неоперившиеся, несмотря на столь почтенный возраст, боевики были столь неопытны, что следователи вышли на них без всякой подсказки. Но за кадром остается вопрос – это что ж (или кто?) сподвигло двух пожилых городских сумасшедших на бой с чеченцами?
Внезапная эпидемия бешенства, поразившая российских националистов – то письмо против евреев напишут, то Чубайса взорвут, то чеченцев, – заставляет преположить, что имеет место некая скоординированная и весьма масштабная спецоперация.
Цель операции проста: решить проблему третьего срока президента Путина.

http://latynina.livejournal.com/12223.html

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ВЛАСОВА И ОБЪЯСНЕНИЕ ИМ СВОИХ ПРИЗНАТЕЛЬНЫХ ПОКАЗАНИЙ

Процесс над Владимиром Власовым и Михаилом Клевачевым проходил в закрытом режиме. Судья Наталья Валикова не пустила журналистов даже на последнее слово обвиняемых. Тем не менее Ъ стало известно, о чем они говорили.

"Я, конечно, понимаю, что последнее слово – это чистая формальность, и знаю, что приговор давно отпечатан и даже подписан,– начал Владимир Власов.– 2 апреля (в тот день вторая коллегия присяжных вынесла вердикт о виновности подсудимых; первая коллегия была готова оправдать подсудимых, но ее распустили в декабре прошлого года.–Ъ), когда я услышал, что мне придется умереть за колючей проволокой за чью-то глупую шутку, я лишний раз убедился, что сатанинский материальный мир, конечно, силен, но сила его небезгранична – не все в жизни решают президенты и их генеральные прокуроры, а тем более мелкие ‘шестерки’ этой системы, возомнившие себя вершителями судеб". Разоблачив спецслужбы, которые, по мнению господина Власова, "не предотвратили еще ни одной трагедии", он перешел к конкретике. "МВД, состоящее из кучи управлений и департаментов, пошло по самому простому пути – распечатки звонков почему-то только одной сотовой компании. И если посмотреть эту распечатку на первых страницах тома #4 в то злополучное утро (12 июня 2005 года – день подрыва поезда Грозный–Москва.–Ъ), то видно, что многие номера вообще не зарегистрированы, а многие зарегистрированы на подставных лиц. А взяли меня и Клевачева как более или менее подходящих честно зарегистрированных абонентов",– сказал подсудимый.

Причиной своего задержания Владимир Власов, занимавшийся в тот злополучный июньский день перевозкой домашнего скарба и холодильника из Москвы на дачу, считает "политинформацию Клевачева, которую он проводил со своими не очень адекватными подружками о боевиках и партизанских отрядах". "Но если нормальный человек послушал бы это, то все стало бы ясно – разговаривают какие-то нездоровые люди",– пояснил господин Власов.

"Пока мой адвокат Прилепский добивался встречи со мной, следователи мне говорили, что в поезде сотни трупов (на самом деле легкие травмы получили девять пассажиров.–Ъ), чеченцы жаждут кровной мести и уже охотятся за моими родственниками и поэтому я должен признаться в преступлении, иначе они не смогут меня защитить,– отметил Владимир Власов.– Мне ежедневно повторяли, что оправдать даже невиновных людей, оказавшихся в таком положении, невозможно – ты, парень, отсюда уже не выйдешь". В заключение господин Власов сказал: "Наше уголовное дело – это 24 тома совершенно не связанных между собой фактов, из которых никак не вытекает, что мы с Клевачевым изготовили эту взрывчатку и подорвали поезд". "Даже проведенные экспертизы этого не утверждают",– добавил он. Однако его выступление и слова подсудимого Клевачева, заявившего о своей невиновности, уже никак не могли повлиять на решение суда.
http://www.rzd-partner.ru/press/2007/04/11/302709-print.html

Интересный отрывок из статьи в последнем журнале Русский Репортер :

Валентина Пархоменко, пенсионерка :

В 2006 году коллегия присяжных, в составе которых была Пархоменко, оправдала обвиняемых в подрыве поезда Грозный — Москва Владимира Власова и Михаила Клевачева. По мнению следователей, на пути пассажирского состава сработало самодельное взрывное устройство мощностью в 3 кг тротилового эквивалента. В результате с рельсов сошли пять вагонов. Девять пасса¬жиров, в том числе дети, получили травмы.
«…Судья Татьяна Анатольевна Романова вела себя с нами как мама. Но за три месяца процесса из коллегии присяжных под разными предлогами были выведены четыре человека. Те, кто задавал слишком много не¬удобных вопросов. Это стало происходить после того, как судья и прокурор почувствовали, что присяжные прокуратуре не верят. Ведь у них все клеилось: подсудимым «шили» терроризм — мол, это месть. Поезд взорва¬ли в Серебряных Прудах 12 июня 2005 года — через 10 лет после событий в Буденновске — для чего в домашних условиях изготовили взрывное устройство. Но в какой то момент мы поняли, что доказательств нет. Когда нам дали послушать запись телефонного разговора из квар¬тиры одного из обвиняемых, присяжные хором спросили: «Было ли разрешение на прослушку телефона?» На самом деле санкции не было. Но судья сказала нам так: «Было — не было, я все беру на себя». С этого момента мы окончательно перестали ей верить.
Наша старшина, женщина, была подставная от проку¬ратуры. Она сама вызвалась быть старшей. И с самого на¬чала пыталась нам внушить, что если мы признаем обви¬няемых невиновными, этот ответ не примут.
Перед самым вердиктом был такой эпизод. Мы стояли в суде у кассы за деньгами. Подошла судья (по закону судье запрещено общаться с присяжными вне зала суда — «РР») . «Вы не обижайтесь, если что — я ведь сделала все, чтобы вам было комфортно и удобно». Я ей сказала: «Та¬тьяна Анатольевна, мы только что о вас говорили. Види¬мо, не один шрам у вас на сердце остается после таких вот дел». Она на меня посмотрела, ухмыльнулась и говорит: «Да, остается, но знаете, если вы сейчас вынесете оправдательный приговор, меня за это накажут. Но я имею право сейчас же его отменить. Подсудимые – не те люди, за которых себя выдают. Вы уж меня не подведите. Вы же понимаете, сколько на вас государство денег потратило»

Это говорила судья, которая каждый день твердила нам, что не имеет права с нами общаться. Я была так ошарашена, что опустила глаза, схватила шапку и побежала вниз. Когда мы вынесли вердикт «невиновны», старшина отказалась его подписывать. А когда судья прочла, то просто позеленела на глазах и говорит : «Не¬правильно заполнено». Мы пошли в совещательную комнату — переписывать. Тут зашла девушка-секретарь и передала старшине записку. Та прочитала и вышла из комнаты. Мы сидим, ждем. Наконец я не выдержала, взяла чайник и пошла, вроде как в туалет А она там — разговаривает по сотовому (пользоваться мобильным телефоном в ходе процесса присяжным запрещено — «РР»). Увидела меня, выскочила на лестничную клетку. Спустя некоторое время пришла к нам и говорит : «У меня несчастье, умерла свекровь». Стало понятно, что в процессе она больше участвовать не будет. У нас к этому времени оставался всего один запасной присяжный. После этого судья, под предлогом, что время позднее, и обвиняемых уже нужно везти в СИЗО, предложила запечатать документ в конверт, собраться завтра, выбрать нового старшину и исправить ошибки. Мы и предста¬вить себе не могли, что она сможет так просто нас обыграть : на следующий день прокурор заявил ходатайство
об отводе двух присяжных. Одной — за то, что она как будто бы общалась по телефону, второй — за общение с адвокатами: якобы он, прокурор, сам лично стоял на улице и все видел. И усмотрел в этом давление на при¬сяжных. Этого оказалось достаточно. Судья ходатайство удовлетворила. И так как у нас к этому времени больше не осталось запасных, коллегия была распущена. «Это что, суд присяжных?" — в сердцах сказала я Романовой. Да никакого суда нет — это все пыль в глаза. О нас про¬сто вытерли ноги. Вы же знаете, мы ни в чем не вино¬ваты…»
В марте 2007 года вновь сформированная коллегия при¬сяжных признала Власова и Клевачева виновными по всем статьям, однако при этом сочла, что подсудимые за¬служивают снисхождения. На основании этого вердикта Московский областной суд приговорил обвиняемых к 18 и 19 годам тюремного заключения.
http://f-zadumcivy.livejournal.com/65585.html

О ДУШЕВНОМ НЕЗДОРОВИИ ОСУЖДЕННОГО КЛЕВАЧЕВА

По словам адвокатов, Клевачев страдает психическим заболеванием и нуждается в лечении.

Между прочим, о невменяемости Михаила Клевачева говорят все, кто с ним общался. Он дважды отправлялся в Югославию в качестве добровольца. Но оба раза реально в боевых действиях участия не принимал, поскольку не был к ним допущен по причине своего очевидного сумасшествия. Все кто сталкивался с ним в Югославии, однозначно отрицают саму возможность того, что он мог выступить в качестве минера-подрывника. То есть, по их мнению, либо он вообще не имел ни малейшего отношения к взрыву железнодорожного полотна, либо стал жертвой чьей-то провокации.

Сам же Клевачев очень любил давать интервью различным СМИ, именно как боевик-доброволец.

http://www.postsoviet.info/events/ar_20070625_217.html

Дата обновления справки: 17.12.2013

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2018 Политзеки.ru | Все права защищены