Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Магомедов Магомеднаби

Магомедов Магомеднаби родился 3 октября 1972 года, до ареста проживал в селе Кироваул Кизилюртовского района Республики Дагестан, имам мечети «Восточная» города Хасавюрта, женат, имеет семерых детей. Осуждён к 4 годам 6 месяцам колонии общего режима по ч. 1 ст. 205.2 («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма») и ч. 1 ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»УК РФ, находится под стражей с 8 апреля 2016 года.

Суть обвинения

5 февраля 2016 года Магомедов выступил перед собравшимися на пятничную молитву в мечети «Восточная» с проповедью. Проповедь была посвящена усилению давления на салафитов со стороны властей, закрытию салафитских мечетей. За несколько дней до этого, 1 февраля, состоялось шествие от мечети «Восточная» до мэрии Хасавюрта против закрытия мечети «Северная», Магомедов был одним из его участников. По итогам акции мэрия вернула ключи от мечети «Северная» её джамаату.

По мнению следствия, в речи содержались слова и высказывания, содержащие призывы к терроризму и оправданию терроризма, а также направленные на возбуждение ненависти или вражды, унижение достоинства представителей власти и правоохранительных органов, коммунистов.

Ролик с речью имама был выложен на YouTube под названием «Пятничная хутба 05.02.2016 Мухаммада Наби в Восточной мечети Хасавюрта».

Ход дела

По данным издания «Черновик», после шествия в Хасавюрте «Магомедов получал угрозы как от боевиков, так и от отдельных представителей силовых структур, угрожавших его "потерять"». Из-за этого, пишет издание, он с 5 февраля почти не выходил из мечети.

Уголовное дело было возбуждено 29 марта 2016 года третьим отделом по расследованию особо важных дел следственного управления СК РФ по республике Дагестан. 8 апреля Магомедов был задержан, когда сам пришёл в ОВД в Махачкале, чтобы разобраться в конфликте между сотрудниками полиции и прихожанами мечети «Больничная». Магомедова доставили в офис ЦПЭ по республике Дагестан. 9 апреля Советский районный суд Махачкалы арестовал его на 2 месяца.

Согласно заявлению Магомедова, переданному через адвоката, сразу после ареста его жестоко избили руками, ногами и спецсредствами сотрудники СИЗО-1 Махачкалы. Затем его перевели в ИВС в г. Каспийск, а оттуда вернули в СИЗО-1 Махачкалы.

В настоящий момент обвинение утверждено и отправлено для рассмотрения в Северо-Кавказский окружной военный суд (город Ростов-на-Дону). Предварительные слушание было назначено на 26 июля 2016 года, срок содержания под стражей продлён до 28 июля. 24 октября 2016 года Магомедов был осуждён к 5 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. 26 января 2017 года Верховный суд Российской Федерации сократил наказание Магомедова до 4 лет 6 месяцев колонии общего режима.

Основания признания политзаключённым

Лишение свободы было применено в связи с ненасильственным осуществлением свободы слова, совести и религии, а также в связи с ненасильственной деятельностью, направленной на защиту прав на богослужения.

В проповеди Магомедова нет ни одного призыва к насильственным действиям и тем более к терроризму. Напротив, он подчёркивает, что намерен защищать закон и действовать в его рамках: «Сегодня мы собрались тут, чтобы сказать: мы вместе, мы не хотим сделать какое-то преступление, мы не хотим идти против какой-то системы. Мы говорим: оставьте нас в покое», «Не мы террористы, как они это описывают. Террористы те люди, которые в масках ходят, убивают людей. Те, кто закон защищают [как мы], мы не являемся террористами». Ни речь, ни деятельность имама не даёт оснований подозревать его в косвенном подстрекательстве к насилию вопреки этим словам.

Речь посвящена усиливающимся репрессиям в отношении салафитов. Магомедов говорит о закрытии мечетей, слежке за религиозными деятелями, фабрикации уголовных дел, убийствах, угрозах. Он эмоционально заявляет, что закрытие мечетей — большое зло, и призывает единоверцев оказывать поддержку друг другу.

Обвинение сотрудников правоохранительных органов в нарушении закона и должностных преступлениях является частью реализации права на свободу слова и не может рассматриваться как преступление. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», принятое с учётом практики ЕСПЧ (см. решения по делам Lingens v. Austria 1986 года, Dyuldin and Kislov v. Russia 2007, Fedchenko v. Russia 2010 года и др.), определило, что «критика в средствах массовой информации должностных лиц (профессиональных политиков), их действий и убеждений сама по себе не должна рассматриваться во всех случаях как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц, поскольку в отношении указанных лиц пределы допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц».

Комично выглядят обвинения в разжигании ненависти к коммунистам. Магомедов упоминает советский период как время закрытия мечетей и борьбы с религиями, а исчезновение советского государства он оценивает как справедливое за это воздаяние («Когда коммунисты в одном Самарканде закрыли 14 тысяч мечетей, Аллах дал им срок меньше, чем [время жизни] одного человека — срок 70 лет. Они думали, что весь мир у них в руках… Аллах разрушил это государство»). Речь не идёт в данном контексте о социальной группе людей, придерживающихся коммунистических взглядов, а о несуществующем в настоящий момент конкретном государстве.

В целом все надежды о наказании оппонентов Магомедов возлагает только на Аллаха, на справедливость, понимаемую в религиозном ключе. Такого рода высказывания не могут представлять опасность. Фразы о том, что люди, закрывающие мечети, «будут унижены на этой земле», также не могут трактоваться как призывы к дискриминации со стороны других граждан: из контекста следует, что это именно вера в высшее наказание («Аллах унизил»).

Говоря о деятельности своей и своих единомышленников, Магомедов упоминает переговоры, собрания, желает, чтобы люди говорили правду в глаза тем, кто совершает неправедные поступки, и поддерживали друг друга. Речь идёт только о мирных формах деятельности.

Адвокат: Гададов Исрафил.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия Союза солидарности с политзаключёнными со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Как помочь

Написать письмо:

367012, Республика Дагестан, г. Махачкала ул. Левина, д. 45, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Дагестан, Магомедову Магомеднаби 1972 г. р.

Ссылки на интересные публикации:

Черновик. Сотрудники ЦПЭ Дагестана задержали имама «восточной» мечети Хасавюрта – источник // http://chernovik.net/content/lenta-novostey/sotrudniki-cpe-dagestana-zaderzhali-imama-vostochnoy-mecheti-hasavyurta

Кавказский узел. Задержан имам мечети в Хасавюрте // http://kavkaz-uzel.ru/articles/280541

Новая Газета. Известный дагестанский имам заявил об издевательствах в СИЗО-1 Махачкалы // http://novayagazeta.ru/news/1702447.html

Дата обновления справки: 27.01.2017 г.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2018 Политзеки.ru | Все права защищены