Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Дела мусульман

Оренбургское дело запрещённой «Таблиги Джамаат»

Десять жителей Оренбургской области осуждены за причастность к международному религиозному объединению «Таблиги Джамаат», запрещённому в России как экстремистское. Александр Шудобаев признан виновным в организации деятельности оренбургской ячейки ТД и приговорён к 6 годам лишения свободы, ещё девять человек – Рифат Хабибуллин, Рахимжан Аймухамедов, Тулеген Акбатыров, Дильмурат Умеров, Ержан Аитов, Талгат Сатубалдин, Канат Крушенов, Вячеслав Семакин и Константин Дорохин – признаны виновными в участии в деятельности этой ячейки и приговорены к 2 годам или к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Шудобаев Александр Хабдабаевич родился 30 декабря 1956 года в городе Медногорске Оренбургской области, получил неполное среднее образование, в браке не состоит, официально не трудоустроен, до задержания проживал в Орнебурге. Приговорён по ч. 1. ст. 282.2 УК РФ («Организация деятельности экстремистской организации») к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Аитов Ержан Умерзакович родился 21 марта 1976 года в Оренбургской области, получил неполное среднее образование, в браке не состоит, имеет двух малолетних детей, официально не трудоустроен, до задержания проживал в Оренбургской области. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ («Участие в деятельности экстремистской организации») к 2 годам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Аймухамедов Рахимжан Адылович родился 27 сентября 1966 года в Оренбургской области, получил среднее специальное образование, в браке не состоит, имеет двоих несовершеннолетних детей, работал диспетчером в навигационной компании, до задержания проживал в Оренбурге. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Акбатыров Тулеген Бактакалиевич родился 28 января 1989 года в Оренбургской области, получил среднее специальное образование, в браке не состоит, работал мерчендайзером, до задержания проживал в Оренбурге. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Дорохин Константин Викторович родился 30 мая 1978 года в Оренбурге, получил среднее специальное образование, состоит в браке, имеет малолетнего ребенка, работал коммерческим директором по развитию, до задержания проживал в Оренбурге. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Крушенов Канат Муратович родился 11 июля 1976 года в Оренбургской области, получил среднее специальное образование, состоит в браке, имеет двоих малолетних детей, официально не трудоустроен, до задержания проживал в Оренбургской области. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Сатубалдин Талгат Барлыкович родился 20 сентября 1989 года в Оренбургской области, получил среднее специальное образование, состоит в браке, имеет малолетнего ребенка, официально не трудоустроен, до задержания проживал в Оренбургской области. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Семакин Вячеслав Викторович родился 01 мая 1976 года в Оренбурге, получил среднее образование, в браке не состоит, имеет троих детей, двое из которые несовершеннолетние, официально не трудоустроен, до задержания проживал в Оренбурге. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Умеров Дильмурат Сулейманович родился 30 марта 1963 года в Республике Узбекистан, получил среднее образование, в браке не состоит, официально не трудоустроен, до задержания проживал в Оренбурге. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Хабибуллин Рифат Рафхатович родился 23 июня 1969 года в Республике Казахстан, получил высшее образование, в браке не состоит, имеет двоих детей, один из которых несовершеннолетний, до задержания проживал в Оренбургской области. Приговорён по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, находится под стражей с 11 марта 2019 года.

Описание дела

Согласно приговору суда, впоследствии подтверждённому в апелляционной инстанции, Александр Шудобаев в 2015-2017 годах организовывал встречи оренбургской ячейки международного религиозного объединения «Таблиги Джамаат» (далее – ТД), запрещённого в России как экстремистское, куда входили остальные девять подсудимых, в квартире, снятой специальной для этого. На встречах они читали литературу, часть из которой включена в перечень экстремистских материалов, обсуждали вопросы религии, отчитывались о том, кто сколько раз за день поговорил с другими людьми о вере. Также Александр Шудобаев посещал местную мечеть и какое-то время вёл собрания там, после проповеди, но позднее перестал это делать, получив замечание от «председателя мечети». Ещё одним типом активности, упомянутым в приговоре, являлись «дагваты» — призывы к мусульманам активно соблюдать требования Ислама, которые подсудимые осуществляли в ходе периодических поездок в группах разного состава в другие районы

Обвинение построено на свидетельских показаниях, выводах экспертиз и детализациях телефонных звонков.

Выводы религиоведческой судебной экспертизы от 08.08.2017 и 21.02.2018 говорят о том, что религиозные «обряды» и мероприятия, проводимые подсудимыми в квартире, якобы снятой специально для функционирования ячейки ТД, «свойственны исключительно участникам МРО «Таблиги Джамаат». Подсудимые употребляют специфические термины, употребляемые сторонниками ТД, и принимают «цели ТД в качестве своего руководства к действию на территории России».

Заключение психолого-лингвистической судебной экспертизы от 20 апреля 2018 года говорит о том, что среди участников разговоров на записях, полученных в результате ОРД, прослеживается иерархическая структура, в которой Шудобаев является лидером, поскольку уверенно и инициативно коммуницирует с другими участниками, выступает с позиции ведущего. Лингвистический анализ его высказываний обнаруживает «бинарное деление общества на части: «МЫ» (мусульмане) – «ДРУГИЕ» (немусульмане)». При этом, «цели и интересы категории «МЫ» преподносятся как … доминирующая ценность».

В основу обвинения также входит заключение комплексной психолого-лингвистическо-религиоведческой судебной экспертизы от 16 апреля 2018 года, согласно которому в некоторых из обнаруженных книг, не включённых в Федеральный список экстремистских материалов «имеются психологические признаки информации, направленной на унижение достоинства группы лиц, выделенной по признаку отношения к религии» и в них «имеются высказывания, направленные на пропаганду исключительности, превосходства граждан по признаку их религиозной принадлежности (мусульман)», а также «психологические признаки информации, направленной на формирование готовности к насильственным действиям (джихаду) против группы лиц, выделенной по признаку отношения к религии».

Детализации телефонных контактов показывают, что подсудимые действительно общались друг с другом, действительно находились в указанной квартире и действительно выезжали в другие районы.

Показания большинства свидетелей, включая засекреченных, сходны друг с другом, и говорят о том, что в определенный период времени свидетель познакомился с подсудимыми, был на встрече в упомянутой квартире, наблюдал чтения литературы, обсуждения религиозных вопросов, а некоторые свидетели также участвовали в выездах в другие районы (дагватах). Никто из свидетелей не говорит о том, что на встречах каким бы то ни было образом высказывалось унижающее отношение к немусульманам или призывы к их дискриминации, насилию или иным противоправным действиям. Некоторые свидетели также упоминают, что на встречах всё было очень доброжелательно и Шудобаев акцентировал, что «нет никакого насилия, ничего агрессивного ни он, ни остальные не совершают и не планируют».

Некоторые свидетели упоминали в своих показаниях, что Шудобаев был ранее судим за участие в деятельности ТД, он этого не скрывал, и «это знали все», в том числе и прихожане мечети. Во время встреч Шудобаев всех инструктировал, что нельзя произносить публично термины, используемые в ТД, такие как «дагват», «таблиг» и так далее, а также говорить о своей принадлежности к ТД, поскольку «может последовать наступление уголовной ответственности». На основании этого свидетели делали вывод, что подсудимые знали о том, что они участвуют именно в деятельности ТД.

Таким образом, все доказательства обвинения призваны доказать именно факт участия, а в случае Шудобаева, организации деятельности местной ячейки ТД. Ни о каких преступных действиях подсудимых как таковых, безотносительно к ТД, в доказательствах обвинения не говорится.

Позиция обвиняемых изложена в приговоре суда первой инстанции и подтверждается в решении суда апелляционной инстанции.

Шудобаев признал вину частично, подтвердив, что является мусульманином, но не знает ничего о ТД, сказал, что «религия одна для всех» и отдельных групп или сообществ среди исповедующих одну религию нет. Также он заявил, что, собираясь с вместе с остальными, они ничем опасным для общества не занимались, ему непонятны причины, по которым Верховный суд запретил ТД.

Хабибуллин вину не признал, от дачи показаний отказался по ст. 51 Конституции РФ.

Аймухамедов вину не признал, пояснив, что является традиционным мусульманином, посещает мечеть, читает Коран, считает, что эта его «деятельность не несёт в себе что-то плохое», а в запрещённой ТД он не состоит.

Акбатыров вину не признал, от дачи показаний отказался на основании ст. 51 Конституции РФ.

Умеров вину не признал, от дачи показаний отказался.

Аитов вину не признал, от дачи показаний отказался.

Сатубалдин вину не признал, пояснив, что является традиционным мусульманином и посещает мечеть, от дачи дальнейших показаний отказался.

Крушенов вину не признал, от дачи показаний отказался.

Семакин вину признал частично, показал, что является мусульманином, с подсудимыми в дружеских отношениях, но, собираясь вместе, они не делали ничего противозаконного. Также он сказал, что не состоит ни в какой ячейке, а о ТД узнал недавно, но ему также непонятно, почему Верховный суд признал ТД экстремистским.

Дорохин вину признал частично, показав, что действительно «после освобождения из мест лишения свободы принял ислам, посещает мечеть, читает Коран, совершает намаз». Также он показал, что ранее действительно посещал указанную квартиру, где читали литературу, которая позже была запрещена, а также, что выезжал с другими подсудимыми в поездки в качестве оплачиваемого водителя. Но затем «взгляды разошлись», и с подсудимыми он встречался только в мечети, членом какой-либо ячейки он себя не считает, так же как и не считает членами какой-либо ячейки никого из подсудимых. Более того, весной 2017 года он вообще прекратил участие в каких-либо обрядах.

Приговор вынесен 11 марта 2019 года судьёй Центрального районного суда г. Оренбурга Яминковой Е.В. Апелляционное определение вынесено 31 мая 2019 года судебной коллегией Оренбургского областного суда под председательством судьи Ширмановой Л.И. Постановление об отказе в передаче кассационной жалобы вынесено 13 марта 2020 года судьёй Шестого кассационного суда общей юрисдикции Борченко Д.Ю.

Основания признания политзаключёнными

В приговоре «Таблиги Джамаат» называется международным экстремистским объединением — в таком качестве оно запрещено решением Верховного Суда РФ от 7 мая 2009 года, согласно которому «сторонники «Таблиги Джамаат» проповедуют версию ислама, почти не отличимую от идеологии джихадистов ваххабитского салафитского толка, исповедуемой всеми террористами». С тех пор одного факта присоединения к ТД или участия в мероприятиях организации стало достаточно для осуждения по экстремистской статье уголовного кодекса. Доказывать при этом факты подготовки или осуществления конкретных экстремистских действий стало необязательным.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ТД, ни в известных нам материалах уголовных дел, расследовавшихся в России, нет фактов, свидетельствующих об экстремистской или какой-либо насильственной деятельности движения. Мы считаем, что движение «Таблиги Джамаат» занималось мирной пропагандой ислама и не было замечено в каких-либо призывах к насилию, что решение Верховного Суда РФ о признании ТД экстремистской организацией не имеет законных оснований. Анализ решения Верховного Суда приведен в описании другого дела ТД на нашем сайте. Отдельно следует упомянуть такие признаки ТД, как отсутствие членства и жесткой организационной структуры, аполитичность, отсутствие какой-то самостоятельной идеологии. Движение ТД выделяется не идеологией, а именно практикой дагвата.

Исходя из вышеизложенного мы считаем неправомерным и вменение обвинений в экстремизме только лишь на основании участия в ТД. Согласно ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» экстремистская деятельность включает в себя довольно большой перечень деяний, ни одно из которых самостоятельно не вменяется фигурантам данного дела.

Как и в других известных нам делах об участии в ТД, фигурантам не вменяется ни пропаганда насилия, ни насильственное изменение основ конституционного строя или нарушение территориальной целостности РФ, ни публичное оправдание терроризма или иная террористическая деятельность, — только собрания и совершение «обрядов» ТД, как они названы в приговоре, включающих обсуждение его идеологии и чтение соответствующей литературы. Также осужденным вменены «дагваты» в форме выходов на улицу или выездов за пределы населённого пункта на определённый срок с целью пропаганды идей и требований ислама, именно ислама, а не конкретно ТД. То есть, «дагват» характерен для мусульман в целом, а не только для какого-то конкретного течения или группы.

В отношении девяти осуждённых, кроме Шудобаева, следствие не утверждает и не доказывает ничего, помимо того, что они участвовали в ячейке ТД. В отношении Шудобаева среди доказательств обвинения есть только три пункта, которые могут обсуждаться в качестве признаков его экстремисткой деятельности.

Это оценка высказываний Шудобева в заключении психолого-лингвистической судебной экспертизы как бинарных и разделяющих общество на две части — мусульмане и немусульмане, где «цели и интересы категории «МЫ» [мусульмане] преподносятся как … доминирующая ценность». При этом, в заключении не сказано, что в высказываниях Шудобаева содержатся призывы к дискриминации и насилию над представителями категории «немусульмане». Само по себе же провозглашение ценностей приверженцев одной религии более важными, чёткое выделение приверженцев своей веры из всех остальных людей свойственно многим мировым религиям и не нарушает закона.

Также среди доказательств обвинения фигурирует обнаруженная во время обыска литература, включённая в перечень экстремистских материалов, и заключение комплексной психолого-лингвистическо-религиоведческой судебной экспертизы, согласно которому некоторые из обнаруженных книг, хоть и не включены в перечень, но всё же содержат «психологические признаки информации, направленной на унижение достоинства группы лиц, выделенной по признаку отношения к религии» и «психологические признаки информации, направленной на формирование готовности к насильственным действиям (джихаду) против группы лиц, выделенной по признаку отношения к религии». Стоит обратить внимание на то, что эксперты не утверждают прямо, что анализируемые тексты направлены на унижение достоинства или призывают к насилию. Вместо этого эксперты используют формулировку о наличии «психологических признаков информации», то есть фактически утверждают, что самой упоминаемой информации в изучаемых материалах нет, а есть лишь некие ее признаки. Такая формулировка имеет весьма размытый и чрезмерно широкий характер. Данные доказательства также не подтверждают «экстремистскую деятельность» Шудобаева, поскольку только «массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения» входит в это понятие. Само по себе хранение материалов, включённых в «экстремистский» перечень, не образует состава преступления, а факт массового распространения либо подготовка к нему обвинением даже не утверждается и, тем более, не обосновывается. Литература, которая не включена в перечень, не может рассматриваться в качестве «заведомо экстремистской» и в силу неопределённости выводов экспертов, и в силу того, что оценки этой литературе были даны только после её изъятия у Шудобаева.

Также важно ещё раз подчеркнуть, что эти доказательства приводятся не в обоснование квалификации действий Шудобаева как экстремистских, а исключительно в целях обоснования утверждения о том, что он организовывал работу ячейки ТД. То есть, самостоятельная квалификация его действий, вне организации работы ячейки, обвинением не обсуждается и никаких самостоятельных экстремистских деяний ему не вменяется.

Таким образом, приговор основан исключительно на принадлежности подсудимых к движению «Таблиги Джамаат». В связи с этим, мы считаем приговор, вынесенный Александру Шудобаеву, Рифату Хабибуллину, Рахимжану Аймухамедову, Тулегену Акбатырову, Дильмурату Умерову, Ержану Аитову, Талгату Сатубалдину, Канату Крушенову, Вячеславу Семакину и Константину Дорохину дискриминационным и нарушающим права и свободы, гарантированные международными договорами РФ, в частности, право на свободу вероисповедания.

Согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключенный» мы находим, что данное уголовное дело политически мотивированно, создано субъектами власти с целью упрочения властных полномочий. Лишение свободы было присуждено при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, права на свободу вероисповедания, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

ССП считает Александра Шудобаева, Рифата Хабибуллина, Рахимжана Аймухамедова, Тулегена Акбатырова, Дильмурата Умерова, Ержана Аитова, Талгата Сатубалдина, Каната Крушенова, Вячеслава Семакина и Константина Дорохина политическими заключёнными и требует их немедленного освобождения.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Как помочь

Перевести пожертвование можно на счета Союза солидарности с политзаключёнными, открытые для помощи всем политзаключённым:

1. Яндекс-кошелёк 410011205892134

2. На карту «Сбербанка России» № 5469 3800 7023 2177

Ссылки на публикации в СМИ:

ИАЦ «Сова». В Оренбурге вынесен приговор последователям запрещенного движения «Таблиги Джамаат» // http://sova-center.ru/misuse/news/persecution/2019/03/d40752/

ГТРК «Оренбург». Двадцать шесть лет на десятерых: участникам экстремистской организации «Таблиги Джамаат» вынесли приговор // http://vestirama.ru/novosti/tabligi-dzhamaat-11032019.html

Эхо Москвы в Оренбурге. Лидера оренбургской ячейки запрещенного в России движения «Таблиги джамаат» приговорили к 6,5 годам лишения свободы // http://echo-oren.ru/2019/03/12/64718

Дата обновления справки: 17.02.2021 г.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2021 Политзеки.ru | Все права защищены