Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Дело граждан Киргизии в Крыму о членстве в запрещённой «Хизб ут-Тахрир»

Граждане Киргизии Акрамжон Абдуллаев и Нематжон Исроилов, на момент ареста жившие в Севастополе, осуждены на 15 и 13 лет колонии строгого режима соответственно по обвинению в причастности к международной религиозной организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», которая 14 февраля 2003 года в соответствии с законодательством Российской Федерации решением Верховного Суда Российской Федерации признана террористической. Находятся под стражей с 25 августа 2016 года.

Абдуллаев Акрамжон Махмуджанович родился 8 сентября 1976 года, житель Севастополя, ражданин Киргизии. Имеет четверых малолетних детей. Женат. Приговорён к 15 годам колонии строгого режима по ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации») и ч. 1 ст. 205.1 («Склонение к террористической деятельности») УК РФ. Под стражей с 25 августа 2016 года.

Исроилов Нематжон Махмуджанович родился 21 марта 1968 года, житель Севастополя, гражданин Киргизии. Имеет малолетнего ребёнка. Состоит в «мусульманском» браке. Приговорён к 13 годам колонии строгого режима по ч. 2 ст. 205.5 и ч. 1 ст. 205.1 УК РФПод стражей с 25 августа 2016 года.

Описание дела

Согласно обвинению, оглашённому в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону 24 мая 2018 года прокурором Игорем Надолинским, оба подсудимых с 2000 года являются активистами международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения», далее — ХТ), признанной террористической и запрещённой Верховным судом РФ. В Севастополь, говорится в обвинительном заключении, они прибыли «под видом трудовых мигрантов» в 2013 и 2014 годах. С января 2015 года до дня задержания 25 августа 2016 года Акрамжон Абдуллаев и Нематжон Исроилов «умышленно осуществляли скрытую антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения», направленную на создание всемирного исламского халифата.

У себя дома, отметил прокурор в суде, Абдуллаев держал и изучал книгу «Крепость мусульманина», включённую в России в список экстремистских материалов. Также утверждается, что помимо «Крепости мусульманина» у Абдуллаева хранились «диски с видеозаписями и иные предметы и документы», относящиеся к ХТ.

Кроме того, заявил прокурор, подсудимые «приискали в Севастополе Абдурахманова, Горбинова, Масри и других не установленных следствием лиц» и с ними «под видом изучения традиционного ислама» проводили собрания и индивидуальные беседы, в которых пропагандировали идеологию «Хизб ут-Тахрир». Собрания и беседы, согласно фабуле дела, проходили дома у Абдуллаева и у Масри. На этих мероприятиях Акрамжон Абдуллаев, как утверждается следствием, запускал на своем мобильном телефоне аудио и видео с призывами к созданию «Всемирного исламского халифата», тем самым вовлекая этих лиц в деятельность ХТ.

23 августа 2016 года УФСБ по Крыму и Севастополю возбуждено уголовное дело.

25 августа подозреваемые задержаны сотрудниками ФСБ.

26 августа 2016 года Ленинский районный суд Севастополя избрал в качестве меры пресечения заключение под стражу. Срок ареста несколько раз продлевался.

26 октября 2018 года коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда в Ростове-на-Дону под председательством Валерия Сергеевича Опанасенко, с участием судей Станислава Жидкова и Вячеслава Корсакова, признала Акрамжона Абдуллаева и Нематжона Исроилова виновными по ч. 2 ст. 205.5 УК («Участие в деятельности террористической организации»), а также по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ («Вовлечение в террористическую деятельность») и приговорила их к 15 и 13 годам колонии строгого режима соответственно.

16 апреля 2019 года приговор оставлен без изменений апелляционным определением Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего И. В. Крупнова, судей О. А. Дербилова и А. Н. Замашнюка с участием военного прокурора отдела 4 управления Главной военной прокуратуры Ю. И. Мацкевича.

Обвиняемые вину не признают в полном объёме, заявили в суде, что дело сфабриковано и их преследуют за религиозные взгляды.

К уголовному преследованию обвиняемых причастен, в частности, Дмитрий Шультяев – бывший оперуполномоченный севастопольского управления Службы безопасности Украины (СБУ), перешедший на службу в ФСБ РФ.

Адвокаты по назначению: Абдуллаева – Александр Ерошенко, Исроилова – Никита Абрамов. Адвокаты по соглашению в апелляционной инстанции: Абдуллаева – Айдер Азаматов, Исроилова – Эдем Семедляев.

 

Основания для признания политзаключёнными

В уголовном деле «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» называется террористической организацией – в таком качестве она запрещена Верховным Судом РФ 14 февраля 2003 года.

Однако ни в решении Верховного Суда о запрете ХТ, ни в материалах уголовных дел, расследовавшихся в России и странах СНГ, нет конкретных фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации. Также нет данных о причастности партии к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке, более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада». По нашей информации, единственной страной помимо России, в которой ХТ запрещена как террористическая организация, является Узбекистан, но и там соответствующее решение суда датировано 2016 годом, то есть появилось после решения Верховного Суда России от 14 февраля 2003 года.

В решении Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 года деятельности ХТ посвящены три предложения, в первом из которых декларируется её цель – создание всемирного исламского халифата, во втором отмечается ведение массированной исламистской пропаганды, в третьем упоминается запрет деятельности организации в Узбекистане и некоторых арабских странах. Данные формулировки сами по себе не могут служить основанием для признания организации террористической, поэтому мы полагаем, что решение Верховного суда о признании ХТ террористической организацией неправомерно, а, следовательно, неправомерно и вменение обвинений в терроризме только на основании членства в ХТ, а тем более, только на основании положительной оценки её идеологии.

Несмотря на то, что программные положения ХТ и тексты, размещённые на сайтах этой организации, во многом несовместимы с идеями демократии и прав человека в понимании Всеобщей Декларации прав человека и развивающих её международных актов, а в предлагаемое ХТ устройство будущего Халифата заложена дискриминация по признакам религии и пола, в демократических государствах Северной Америки и Западной Европы, за исключением Германии, её деятельность легальна и уголовных дел в связи с членством в ней нет. Запрет на деятельность организации в Германии связан с антисемитскими публикациями и высказываниями.

По нашей информации, единственной страной помимо России, в которой ХТ запрещена как террористическая организация, является Узбекистан, но и там соответствующее решение суда датировано 2016 годом, то есть появилось после решения Верховного Суда России от 14 февраля 2003 года. Между тем, ни в одном из известных нам уголовных дел, в рамках которых на территории России и Крыма лишены свободы уже порядка 300 мусульман, нет никаких признаков не только терроризма, но и подготовки, планирования или хотя бы обсуждения террористических актов, использования или планов применения оружия.

В данном деле, как и в других известных нам делах о причастности к ХТ, фигурантам не вменяется подготовка теракта или озвучивание террористических угроз: призывами к терроризму следствие считает положительное упоминание ХТ. Обвиняемые проводили встречи, высказывали свои мысли, вели беседы на религиозные и политические темы, изучали ислам. Ни о каком насилии речи не шло.

Разные издания книги «Крепость мусульманина», фигурирующей в этом деле, неоднократно вносились в Федеральный список экстремистских материалов. Эта книга представляет собой сборник молитв на каждый день, не содержит никаких агрессивных призывов. Она составлена «из слов поминания Аллаха, встречающихся в Коране и сунне» и не имеет отношения к ХТ. Как и экспертный Информационно-аналитический центр «Сова» и Совет муфтиев России мы считаем, что она запрещена неправомерно.

Подобные обоснования обвинений сочетают описание вполне законных действий (распространение теологических знаний, формирование у верующих «тенденциозного» мышления, участие в собраниях и т. п.) с извращённым и необоснованным толкованием доктрины «Хизб ут-Тахрир», описывающей религиозное видение перспектив неопределенного будущего в виде создания объединяющего всех мусульман государства.

Напомним, что ст. 28 Конституции России гарантирует каждому «свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Неприемлемо, что суд приводит, как доказательство вины обвиняемых, то, что они в своих разговорах осуждают преследование мусульман в России и других странах. Трактовка положения в области прав человека не может быть преступлением.

Уголовное расследование, как утверждалось в суде, по сообщению Граней.Ру, было начато по заявлению, которое 15 августа 2016 года подал в крымское УФСБ Адхам Эргашев (в материалах дела фигурирует под псевдонимом Горбинов), якобы добровольно прекративший членство в «Хизб ут-Тахрир». Через семь дней после задержания Абдуллаева и Исроилова Эргашев умер, заявил на судебных слушаниях прокурор Кузнецов. В суде были зачитаны протоколы показаний этого свидетеля.

Однако сведения о том, что Адхам Эргашев добровольно вышел из ХТ и подал «заявление», а по делу проходил лишь как свидетель, вызывают сомнения. Так, известный крымскотатарский общественный активист Заир Смедляев в конце октября 2016 года сообщал на своей странице в Фейсбуке, что, по неподтвержденной информации, в симферопольском СИЗО ранее умер пожилой мусульманин, больной раком, арестованный по уголовному делу Абдуллаева и Исроилова. В любом случае, нам представляется, что суд должен был крайне критически отнестись к показаниям свидетеля Эргашева, т. к. из-за его смерти защита не имела возможности задавать ему вопросы и полноценно оспорить его показания. Суд же наоборот, положил оглашённые в заседании показания Адхама Эргашева в основу обвинительного приговора.

Также, одним же из ключевых свидетелей обвинения является Аднан Масри, этнический араб. Отметим, что в первом севастопольском деле «Хизб ут-Тахрир», как сообщали Грани.Ру, одним из свидетелей обвинения был араб Аднан. Сами подсудимые и их защита высказывали уверенность, что это провокатор, завербованный ФСБ и безуспешно добивались исключения показаний Масри из материалов дела. По данным защиты, из расшифровок фонограмм разговоров, легших в основу приговора, складывается впечатление, что Аднан Масри специально задаёт будущим обвиняемым наводящие вопросы, зная, что идёт тайная аудиозапись.

В заключениях лингвистических экспертиз утверждается, что в беседах, зафиксированных на аудио, Абдуллаев и Исроилов выступали с «высказываниями, направленными на вовлечение людей в «Хизб ут-Тахрир». Хотя Абдуллаев лишь отвечал на вопросы Масри, авторы исследования сделали вывод, что он «выступает в роли коммуникативного лидера, а Масри является вовлечённым». Кроме того, эксперты заявили, что в проанализированных высказываниях содержится негативная оценка президентов Путина и Асада.

«Масри задавал явно направленные вопросы и клещами вытягивал из Исроилова ответы, – указывал в судебных прениях адвокат Абрамов. – Скорее, Масри допрашивал Исроилова… Из материалов дела видно, что показания, скорее всего, написаны под диктовку следователя: Масри излагает показания на великолепном русском языке».

Кроме того, мы присоединяемся к позиции Amnesty International утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. Такая квалификация соответствует определению режима оккупации в международном гуманитарном праве (Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, Гаага, 18 октября 1907 года, Положение о законах и обычаях сухопутной войны, ст. 42), а также практике международных судов (ICTY, Prosecutor v. Mladen Naletilic and Vinko Martinovic, IT-98-34-T, Trial Chamber, Judgment of: March 31, 2003, para. 217; Armed Activities on the Territory of the Congo (Democratic Republic of the Congo v. Uganda), Judgment, I.C.J. Reports 2005, p. 168, para 173).

В связи с этим, Россия, как оккупирующая держава, обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV), а также нормы обычного гуманитарного права, регулирующие режим оккупации, в частности, содержащиеся в Положении о законах и обычаях сухопутной войны.

В соответствии с международным гуманитарным правом Россия ограничена в своих законодательных и административных полномочиях. Согласно положениям ЖК IV и нормам обычного гуманитарного права администрирование оккупированной территории должно осуществляться местными органами, действовавшими на момент начала оккупации, в свою очередь рассмотрение дел по обвинению в нарушении уголовного законодательства уполномочены осуществлять местные суды. Несмотря на то, что оккупирующая держава может создавать отдельные органы и военные суды с целью более эффективного администрирования территории, она не в праве ни при каких обстоятельствах попросту устранять действовавшую ранее систему органов власти и заменять ее новой без наличия на то веских оснований (ЖК IV, ст. 64).

Аналогичным образом Российская Федерация не вправе целиком отменять действовавшее на момент начала оккупации уголовное законодательство и заменять его своим. Ограниченные законодательные полномочия предоставлены оккупирующей державе с целью изменения законодательства, применение которого угрожает безопасности или препятствует имплементации международного гуманитарного права, а также для более эффективного администрирования оккупированной территории.

Эти нормы особенно важны в вопросах преследования участников ХТ, так как по украинскому законодательству эта организация легальна. Уголовное преследование, лишение свободы жителей Крыма по таким обвинениям нарушают нормы международного гуманитарного права и по этой причине особенно неприемлемы.

Государственная пропаганда использует и усугубляет бытовую исламофобию, сращивает ислам и терроризм в сознании обывателя. Гражданский контроль за такого рода преследованиями минимален, спецслужбы получают возможность многократно завышать показатели раскрываемости (собственную полезность), манипулируют представлениями о террористической угрозе, подменяют реальную антитеррористическую борьбу имитационной. «Раскрытие» серийных дел, связанных с ХТ, сейчас предельно упрощено, для достижения «высоких результатов» (десятки осуждённых) требуются минимальные усилия. В то же время, в последние годы именно антитеррористическими соображениями объясняется принятие законов, ограничивающих конституционные права граждан. Таким образом, антитеррористические имитации работают на упрочение субъектами власти властных полномочий.

Мы считаем, что преследование Акрамжона Абдуллаева и Нематжона Исроилова связано с их религиозными убеждениями. Происходит в рамках постоянной кампании репрессий властей против мусульман, отклонившихся от линии лояльного российским властям Духовного управления мусульман России. Свобода вероисповедания, право на объединение являются фундаментальной основой конституционного строя России, закреплёнными Конституцией Российской Федерации, законами РФ, международными договорами. Уголовное преследование Абдуллаева и Исроилова политически мотивированно, осуществляется субъектами власти с целью упрочения властных полномочий.

Мы полагаем, что лишение свободы Абдуллаева и Исроилова осуществлено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, исключительно из-за их религиозных убеждений в связи с ненасильственным осуществлением свободы совести, гарантированных Конституцией РФ, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод в условиях отсутствия состава преступления.

ССП, согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», признаёт Акрамжона Абдуллаева и Нематжона Исроилова политическими заключёнными и требует их немедленного освобождения.

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия ССП с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

 

Как помочь

Адрес для писем и почтовых переводов (с указанием ФИО и года рождения):

344022 г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 219, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Ростовской области, Абдуллаеву Акрамжону Махмуджановичу 1976 г. р., Исроилову Нематжону Махмуджановичу 1968 г. р.

 

Ссылки на публикации в СМИ:

Грани.Ру. Второе севастопольское дело “Хизб ут-тахрир”: Абдуллаев получил 15 лет, Исроилов – 13 // https://graniruorg.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.273505.html

Грани.Ру. Фигуранты второго севастопольского дела “Хизб ут-тахрир” отказались признать вину // https://graniru.org/Politics/Russia/Politzeki/m.270267.html

ИАЦ «Сова». В Крыму граждане Киргизии обвиняются в сотрудничестве с «Хизб ут-Тахрир» // https://www.sova-center.ru/religion/news/extremism/counter-extremism/2016/08/d38722/

 

Дата обновления справки: 22.06.2020 г.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2020 Политзеки.ru | Все права защищены