Политзеки.ru - Союз солидарности с политзаключенными
ПолитЗеки.ru - союз солидарности
Союз Солидарности с политзаключёнными

Мы предлагаем вам информацию о современных российских политзаключенных: журналистах, ученых, верующих, политиках и просто людях, на долгие годы брошенных в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Но мы верим, что узнав о них, вы не останетесь равнодушными.

Любшин Иван Викторович

Любшин Иван Викторович родился 29 декабря 1982 года, менеджер по продажам, житель Калуги. По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Публичное оправдание терроризма и пропаганда терроризма, совершённые с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет»), приговорён к 5 годам 2 месяцам колонии общего режима. Задержан 15 октября 2019 года, с 17 октября по 25 декабря 2019 года под домашним арестом, освобождён под подписку о невыезде, взят под стражу 5 марта 2020 года после вынесения обвинительного приговора.

Описание дела

31 октября 2018 года в Архангельске местный 17-летний анархист совершил самоподрыв на проходной УФСБ по Архангельской области, в результате которого он погиб, а 3 сотрудников ФСБ получили ранения. В связи с тем, что он перед терактом написал текст, в котором заявил, что совершил его, протестуя против пыток левых активистов сотрудниками ФСБ и фабрикации уголовных дел в их отношении, его действия приобрели значительную известность в интернет-среде, вызвав активное (в т.ч. сочувственное) обсуждение его мотивов как анархистами, так и лицами иных взглядов. Ответом силовых структур стали многочисленные уголовные дела об оправдании терроризма. Одним из попавших под уголовное преследование стал житель Калуги Иван Любшин, приговоренный до этого в 2017 году по ч. 2 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды») и ч. 2 ст. 354.1 УК РФ («Реабилитация нацизма с использованием СМИ») к штрафу в размере 400 тысяч рублей и обвинявшемуся, но оправданному судом по п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ («Распространение порнографии с использованием СМИ»).

По версии обвинения, изложенной следователем по ОВД СО по г. Калуга СУ СК РФ по Калужской области старшим лейтенантом юстиции Лавровым А.В. в постановлении о возбуждении уголовного дела № 11902290002000135 от 14 октября 2019 года, «31.10.2018, Любшин И.В., используя личный аккаунт “Иван Любшин” в социальной сети “Вконтакте” <…>, с целью создания условий и обстановки для подрыва общественного порядка, установленного Конституцией РФ, федеральным законодательством и иными нормативными актами, желая изменения мировозрения граждан относительно совершенного 31 октября 2018 года в здании УФСБ России по Архангельской области террористического акта, разместил <…> материалы, содержащие информационные сообщения о взрыве 31.10.2018 года в УФСБ России, сопроводив их комментариями “Принес в здание архангельского ФСБ бомбу 17тилетний парень. Он погиб. Он герой!” и “Человек дня, человек недели (как минимум) 17-летний Михаил взорвавший архангельское здание ФСБ 31 октября”, которые согласно заключения комплексной психолого-лингвистического исследования №525 от 27 марта 2019 года носят признаки оправдания поступка 17-летнего парня по имени Михаил, который взорвал самодельное взрывное устройство в здании УФСБ России по Архангельской области 31 октября 2018 года, действия которого квалифицированны как террористического акта» (прим. орфография и пунктуация оригинала сохранены).

Утром 15 октября 2019 года Иван Любшин был задержан оперативниками ФСБ на автобусной остановке и, по его утверждению, вывезен ими в лесополосу, где подвергся избиению и пыткам с использованием электрошокера, после чего доставлен в СК РФ. Адвокат Любщина Иван Титов, посетивший его на следующий день в ИВС УМВД Росси по Калужской области, зафиксировал у своего подзащитного визуально видимые гематомы и ушибы рёбер. Любшин также сообщил, что знает одного из пытавших его сотрудников ФСБ, а именно оперативного сотрудника Волкова Дмитрия Сергеевича. 17 октября 2019 года судья Калужского районного суда Калужской области Винюкова А.И. избрала в отношении Любшина меру пресечения в виде домашнего ареста.

14 ноября 2019 года прокуратура города Калуги отказала защите Любшина в удовлетворении жалобы на неправомерные действия оперативных сотрудников ФСБ и в возбуждении в их отношении уголовного дела о пытках, сославшись на то, что доследственную проверку по этому делу уже ведёт СУ СК РФ по Калужской области, не принявшее на тот момент окончательного решения.

25 декабря 2019 года Любшин был переведён из-под домашнего ареста под подписку о невыезде. В конце января 2020 года стало известно о том, что СК РФ отказался возбуждать уголовное дело о пытках в отношении Любшина.

5 марта 2020 года 2-й Западный окружной военный суд в составе председательствующего Гринева А.Ю., судей Белоусова О.А. и Серазитдинова Э.Т. признал Ивана Любшина виновным и приговорил к 5 годам 2 месяцам колонии общего режима с запретом администрирования сайтов в сети «Интернет» на 2 года. В приговоре помимо двух вышеуказанных эпизодов «оправдания терроризма» упоминалась также реплика ««Татьяна, терроризм как-таковой не оправдываю, конечно, но….», которую Любшин написал в комментариях, закончив отточием.

Основания признания политзаключённым

Известно, что после теракта в Архангельске силовые структуры предприняли значительные усилия по поиску возможных сообщников и сторонников подорвавшегося анархиста. Только по статье об оправдании терроризма было возбуждено не менее 10 уголовных дел. Данное дело является частью этой кампании, в ряде случаев принявшей характер преследования оппозиционеров разных взглядов, журналистов и публицистов.

Возбуждение уголовного дела по ст. 205.2 УК РФ, фактически заменившей частично декриминализированную ст. 282 УК РФ в качестве основного инструмента уголовных репрессий за высказывания в интернете, произошло на фоне начала кампании преследования неудобных для власти лиц за мнимое оправдание терроризма. Выбор Любшина в качестве жертвы уголовного преследования в связи с этим представляется очевидным: он не скрывает оппозиционные взгляды, имеет в друзьях ВК калужских оппозиционных активистов, в частности, сторонников Алексея Навального, ранее имел отношение к альтернативной Московскому патриархату православной церкви. Очевидно, что преследование Любшина также связано и с тем, что он давно уже попал в поле зрения силовых структур, являясь лицом, осуждённым за публикацию материалов в интернете.

Как отмечает по поводу этих предыдущих эпизодов уголовного преследования Любшина адвокат «Агоры» Ильнур Шарапов, «Иван Любшин не признавал вину и настаивал на полном оправдании. В эпизоде с “экстремизмом” даже приглашенные по инициативе следствия эксперты отметили, что во вмененных Любшину видео и фото “не содержатся лингвистические признаки обоснования, оправдания и утверждение необходимости геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии”. В эпизоде с якобы “реабилитацией нацизма” речь идет о недопустимых доказательствах — следователь поставил перед экспертом фактически правовой вопрос, копирующий фабулу обвинения. Эксперты не в праве отвечать на подобные вопросы, и на этот счет есть устоявшиеся позиция экспертного сообщества и практика.» Данные материалы, а именно ролик «Победобесие», рассказывающий о совместном параде Вермахта и РККА в Бресте в 1939 году, клип польского проекта Prawe Skrzydło («Правое крыло») на песню «Вместо листьев», содержащий «положительную оценку враждебных действий» к группам «коммунисты» и «красные упыри», и эпатажные изображения, более подробно описанные в статье «Медузы», при всей их возможной неуместности, безусловно неодобряемой нами, не могут препятствовать признанию Любшина политзаключённым в связи с новым уголовным делом.

Заметим, что в рамках этого нового дела Любшин не обвиняется в призывах к осуществлению террористических актов или иных насильственных действий. Фактически, он преследуется исключительно из-за нескольких неосторожных комментариев к новостным заметкам на своей странице, имеющей незначительную аудиторию, которые не содержат явных призывов к насилию и имеют ничтожную общественную опасность, если имеют её в принципе. Более того, к моменту возбуждения уголовного дела данные комментарии уже были удалены Любшиным.

В заключение специалистов No СЭ-02/28 от 28 февраля 2020 года специалисты отмечают, что «все эти публикации являются репостами. В списке нет ни одного поста за авторством пользователя «Иван Любашин». При этом, автор экспертизы нигде не оговаривает этот факт и не приводит никаких данных на основании которых можно было бы заключить, что «репост» обладает теми же характеристиками, в т.ч. в том что касается целенаправленности, как и «пост», т.е. сообщение за авторством самого пользователя. Так, например, можно предположить, что репост, как форма реакции, часто эмоциональной, на контент опубликованный другим пользователем, является реактивной формой поведения, находящейся в зависимости от эмоциональной валентности и интенсивности оригинального поста вызвавшего реакцию. Таким образом, репост скорее является отражением особеностей реакции (в т.ч. эмоциональной) индивида на внешние воздействия, чем целенаправленной речевой деятельности,» что позволяет говорить об отсутствии у него умысла на оправдание терроризма.

Характеристика террориста как «человека дня, человека недели», как представляется, вовсе не содержит признаков оправдания или одобрения, тогда как фраза «Принес в здание архангельского ФСБ бомбу 17тилетний парень. Он погиб. Он герой!», если и имеет позитивную эмоциональную окраску, то не является публичным заявлением о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании, т.е. не содержит состава уголовно наказуемого оправдания терроризма. Так, Новый словарь русского языка (Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. – М.: Русский язык, 2000) приводит следующее наиболее подходящее к настоящему контексту значение слова «герой»: «тот, кто совершил подвиг, проявив личное мужество, стойкость, готовность к самопожертвованию», а слову «подвиг», в свою очередь, «важное по своему значению деяние» или «действие, совершенное в трудных, опасных условиях».

Большой толковый словарь русского языка (Гл. ред. С. А. Кузнецов. Первое издание: СПб.: Норинт, 1998) объясняет значение слова «герой» как «человек, совершивший подвиг, проявивший личное мужество, самоотверженность, готовность к самопожертвованию», а слова «подвиг» как «героический, самоотверженный поступок, совершённый в опасных условиях, связанный с риском». Приведенные словарные толкования дает все основания считать, что высказывание И.Любшина касается характеристики фактических обстоятельств и, в связи с ними, характеристики личности преступника, осуществившего взрыв в Архангельске, но не содержит утверждений о правильности его деяния или о необходимости его поддержки и подражания ему. Мы выступаем против расширительного толкования понятия «оправдание терроризма» и искусственной криминализации действий обвиняемого, Учитывая положения о презумпции невиновности, зафиксированные в ст. 49 Конституции России и ст. 14 УПК РФ, неустранимые сомнения в виновности обвиняемого должны толковаться в его пользу.

Вышесказанное относится и к реплике «Татьяна, терроризм как-таковой не оправдываю, конечно, но….», которую Любшин написал в комментариях, закончив отточием. В заключении специалистов № 525 (комплексное психолого-лингвистическое исследование) от 27 марта 2019 года, к примеру, при её описании было указано, что «автор использовал в речи стилистическую фигуру умолчания… данная фигура речи всегда используется авторами намеренно, чтобы избежать слов, которые он не желает произносить», из чего, по мнению экспертов, следует, что «читателем, несмотря на умолчание, легко “извлекается” утверждение пользователя “Ивана Любшина”, что он оправдывает конкретный акт терроризма». Это утверждение, практически без изменения перекочевавшее и в более поздние заключения, является примером домысливания хода рассуждений обвиняемого, и абсолютно бессмысленной с точки зрения уголовного права реконструкциеё потенциально запрещённого высказывания, которое Любшин якобы мог написать. Очевидно, что общественная опасность этой реплики также равна нулю.

Отдельно стоит отметить, что экспертиза, на которую ссылался суд при постановлении приговора, вообще не отвечала на вопрос о том, имелись ли в действиях Любшина признаки уголовно-правового оправдания терроризма, а именно «публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании», как указано в Примечании 1 к ст. 205.2 УК РФ, вместо этого отвечая на следующие вопросы:

  1. «Содержатся ли в представленных материалах психологические и лингвистические признаки оправдания каких-либо действий, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы?

  2. Содержатся ли в представленных материалах психологические и лингвистические признаки оправдания каких-либо действий (в том числе насильственных, разрушительных) против какой-либо группы, выделенной по национальному, религиозному, социальному и другим признакам, или против представителей такой группы?»

Это, тем не менее, не помешало суду заявить, что «по заключению экспертов лингвиста и психолога от 9 декабря 2019 г. указанные материалы содержат заявления о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании». С точки зрения уголовного процесса оправдание терроризма, таким образом, вообще не было доказано, а вывод о его наличии противоречит имеющимся в деле доказательствам, что позволяет говорить о существенном нарушении норм УПК РФ судом, произвольно интерпретировавшим экспертное заключение.

Союз солидарности с политзаключенными, выступая против языка вражды и не поддерживая экспрессивный и двусмысленный тон при описании насильственных преступлений, в то же время не может не отметить, что уголовное преследование по тяжким статьям из-за такого рода высказываний не должно быть механическим, не учитывающим степень реальной общественной опасности деяния (крайне малую в данном случае и безусловно не заслуживающую столь сурового наказания) и, тем более, не должно сопровождаться грубыми нарушениями прав человека и пытками.

Существующие формулировки ст. 205.2 УК РФ и основанная на них практика правоприменения, на наш взгляд, имеют явный обвинительный уклон и требуют пересмотра. Как ранее отмечалось в докладе «Протеррористические высказывания» Правозащитного центра «Мемориал», входящего в цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства», «нынешняя практика применения ст. 205.2 УК РФ, в целом, демонстрирует крайне опасные репрессивные тенденции. <…>Ужесточается как уголовное законодательство (минимальный тюремный срок за поддержку терроризма в интернете составляет 5 лет), так и правоприменительная практика (в подавляющем большинстве случаев обвиняемые получают реальный срок). Во многих случаях для таких уголовных дел характерен формальный подход и заметная несоразмерность наказания реальной опасности, а иногда преследование может быть местью за политические взгляды или общественно-политическую активность». Всё вышесказанное, безусловно, относится и к делу Любшина.

Характерным для «террористических» дел, расследуемых ФСБ, при этом является использование пыток в качестве способа ведения «расследования». 16 октября 2019 года судмедэксперт зафиксировала многочисленные гематомы и ушибы «возле ушной раковины, на запястьях, на правом локте, левом плече, грудной клетке, ребрах, пояснице и правой голени» Любшина, якобы не превышающие 6 см и не вызвавшие телесных повреждений. Имеющиеся в нашем распоряжении фотографии Любшина при этом однозначно говорят о том, что гематомы были гораздо больше, что позволяет говорить о том, что он подвергся крайне жестокому обращению со стороны силовиков.

ССП, согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение критики государственной власти и удержание власти субъектом властных полномочий. Лишение свободы, применённое к Ивану Любшину, является явно неадекватным фактическим действиям, в совершении которых он обвиняется, учитывая сочетание сомнительности обвинения, явной неадекватности преследования возможной общественной опасности его действий и серьезного нарушения его прав.

 

Союз солидарности с политзаключенными считает Ивана Любщина политическим заключённым и полагает, что его уголовное дело должно быть закрыто, он немедленно освобождён, а заявления о пытках — объективно расследованы.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ССП с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Титов Иван Николаевич.

Как помочь

Написать письмо:

150036, г. Ярославль, ул. Хлебная, д.12, ФКУ ИК-1 УФСИН России по Ярославской области, Любшину Ивану Викторовичу 1982 г.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

Яндекс-кошелек 410011205892134 и карта «Сбербанка» № 5469 3800 7023 2177 Союза солидарности с политзаключёнными для помощи всем политзекам.

Публикации в СМИ:

ОВД-Инфо. Суд в Калуге отправил под домашний арест подозреваемого в оправдании теракта. Он рассказал о пытках // http://ovdinfo.org/expressnews/2019/10/17/sudvkalugeotpravilpoddomashniyarestpodozrevaemogovopravdanii

Медуза. Кристина Сафонова. «Здесь Калуга, провинция. Привезли в лес, отметелили, шокером массаж сделали». Ивана Любшина обвиняли по трем уголовным делам из-за комментариев в соцсетях, а теперь завели четвертое. Его отец считает, что это месть ФСБ // http://meduza.io/feature/2019/10/17/zdeskalugaprovintsiyaprivezlivlesotmetelilishokerommassazhsdelali

Медуза. Кристина Сафонова. Сотрудники ФСБ вывезли жителя Калуги в лес и избили. Эксперты решили, что побои не причинили вреда здоровью // http://meduza.io/feature/2019/10/29/sotrudniki-fsb-vyvezli-zhitelya-kalugi-obvinyaemogo-iz-za-postov-v-sotssetyah-v-les-i-izbili-eksperty-reshili-chto-poboi-ne-prichinili-vreda-zdorovyu

Meduza. Евгений Берг. Калужского менеджера по продажам обвиняют в экстремизме, реабилитации нацизма и распространении порно. И все из-за его постов во «Вконтакте» // http://meduza.io/feature/2017/11/03/kaluzhskogo-menedzhera-po-prodazham-obvinyayut-v-ekstremizme-reabilitatsii-natsizma-i-rasprostranenii-porno-i-vse-iz-za-ego-postov-vo-vkontakte

ОВД-Инфо. Алексей Полихович. Эхо взрыва: как правоохранительные органы ищут сообщников архангельского анархиста // http://ovdinfo.org/articles/2018/11/13/eho-vzryva-kak-pravoohranitelnye-organy-ishchut-soobshchnikov-arhangelskogo

МБХ медиа. Михаил Шевелёв. Воронка от взрыва: 10 уголовных дел за «оправдание» архангельского теракта // http://mbk-news.appspot.com/suzhet/10-ugolovnyx-del-za-opravdanie

Медиазона. Калужанин получил пять лет колонии за комментарий о взрыве в архангельском УФСБ // http://zona.media/news/2020/03/05/prigovor

Правозащитные и общественные заявления в поддержку:

Агора. Дело Ивана Любшина о реабилитации нацизма // http://agora.legal/cases/show/Delo-Ivana-Lyubshina-o-reabilitacii-nacizma/203

Дата обновления справки: 13.07.2020 г.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений в форуме и авторских публицистических и иных материалов, и может не разделять высказываемые мнения.
Copyright © 2015-2020 Политзеки.ru | Все права защищены